ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют
Єдина Країна! Единая Страна! United Country

Русофилы русины-лемки в Польше

lem-cover.jpg

Трудно сегодня представить, что в Европе ещё совсем недавно существовали этнические группы, которые из-за своей любви к России и русофильства хотели стать обычными русскими, переняв наши традиции, язык и культуру. Было это связано как с грамотной политикой, которую вела Российская империя на мировой арене, так и с взвешенным курсом внутри страны. История развития национального самосознания русинов-лемков представляет большой интерес, так как показывает процесс возвращения (хоть и не до конца завершённый) этого восточнославянского этноса, давно оторванного от общерусского древа, в лоно русской цивилизации. Особенно интересен тот факт, что борьба за любовь к России проходила в соперничестве с навязанным извне украинством.
Национальное возрождение и русофильство
Лемки — самая западная часть русинов, да и вообще всех восточных славян. Они в культурном, лингвистическом и религиозном отношении заметно отличались от соседних народов. Что касается происхождения этой этнической группы, то до сих пор в научной среде ведется ожесточенная полемика между сторонниками местного и пришлого происхождения лемков. Само название «лемки» придумано этнографами лишь в XIX веке, исторически эти люди называли себя русинами, руснаками или просто русскими.
Жизнь Лемковины мало отличалась от истории других русинских земель. Там национальное возрождение началось в середине XIX века. Как и вся русинская интеллигенция того времени, лемки ощущали себя частью единого русского народа «от Карпат до Камчатки», последовательно отстаивая концепцию восточнославянского единства. В отличие от своих географических соседей галичан, которые к началу XX века начали активно воспринимать украинскую идею, русины сохраняли идеологию единства с Россией намного дольше. На волне этих настроений многие униатские приходы переходили в православие, чтобы ещё больше походить на русских.
Первая мировая война несколько притормозила национальное возрождение русинов, которых начали подозревать в симпатиях к Российской империи. За тёплое отношение к ней австрийские власти в самом начале войны вывезли из Лемковины свыше трех тысяч человек, представителей интеллигенции и крестьян. Многие лемки были убиты в своих деревнях как опасные сторонники врага. Эту кровавую расправу на время прекратила русская армия, захватившая в 1914 году почти весь регион. Но нашим войскам пришлось отступить. С ними вглубь России выехали и несколько десятков тысяч лемков и других русинов (в Ростове-на-Дону даже открыли специальную школу для карпаторусов), а многие оставшиеся подверглись той же участи, что и другие русофилы региона. Все это привело к тому, что к концу Первой мировой войны Лемковина заметно опустела. Ответственность за преступления против местного русинского населения лемки возлагали на своих идеологических противников — представителей украинского лагеря, эмигрантов из Галичины, которым удалось заразить своими идеями и некоторых местных. Украинствующие составляли списки неблагонадежных лиц, которых считали ориентированными на Российскую империю — австрийцы арестовывали прорусских активистов прямо по ним.
После распада Австро-Венгрии на некоторое время появилась Русская народная республика лемков во главе с президентом Ярославом Качмариком, государство целиком и полностью русофильское. Руководство республики установило теснейшие контакты с Карпато-русской народной радой в Пряшеве (Словакия). В связи с нежеланием лемковских общественных деятелей жить в одном государстве с поляками и при невозможности лемкам войти в состав России, серьезно рассматривалась идея присоединения этой области к Чехословакии. Однако такому плану не суждено было сбыться: польские круги, сначала нейтрально отреагировавшие на провозглашение республики, не на шутку обеспокоились перспективой потери Лемковины, которую считали своей. Существование Русской народной республики лемков закончилось в 1921 году — поляки ликвидировали её военным путём и арестовали нескольких членов правительства.

В межвоенный период польские власти проводили политику дискриминации лемков и поддерживали как украинизацию (для борьбы с москвофильством), так и полонизацию. Этому лемковская интеллигенция решительно сопротивлялась. В период между двумя мировыми войнами на территории Лемковины было почти 180 сел, населенных исключительно лемками. По переписи 1931 года, численность русинов-лемков, которые проживали на этой территории, составляла 130 тысяч (!) человек. В 30-е годы XX века большинство из них сохраняло греко-католическое вероисповедание, хотя доля православных среди русинов Польши стремительно приближалась к половине. Особенно движение за переход в православие было популярно у эмигрантов в США и Канаде, там практически все православные русины-лемки перешли со временем в русскую идентификацию, пополнив ряды русской эмиграции в этих странах.
Вторая мировая и выселение
Вторая мировая война самым трагическим образом повлияла на национальное самосознание лемков. После оккупации Польши нацистской Германией в области проживания русинского населения устремились бежавшие от преследований с занятых Советским Союзом территорий бандеровцы, которых немцы считали своими союзниками. С их появлением в Польше началась массированная украинофильская пропаганда среди русинского населения, но несмотря на попустительство немцев одними пропагандистскими методами сколько-нибудь ощутимо повлиять на этническую самоидентификацию лемков не удалось. После нападения Германии на Советский Союз против местного русинского населения начался террор. Многих высылали на принудительные работы в Германию.

Победу СССР во Второй мировой лемки восприняли с воодушевлением, они надеялись, Россия, которую они так долго ждали, даст им возможности жить как они хотят, со своей культурой и языком. Разочарование пришло быстро: стало понятно, что от русской России прошлого не осталась и следа. Но среди лемков находились и такие, которые традиционное русофильство трансформировали для себя в симпатию к коммунистической идеологии и советскому строю. К сожалению, советских не интересовала прошлая любовь лемков к России, да и основанное на представлении об общерусском единстве русинское национальное самосознание. Советские с пренебрежением относились к русинской культуре, особенно к русофильству, часто воспринимаемому как остатки белогвардейщины. И советские, и польские власти стали сообща считать это население украинским. На основании этой установки между Польшей и Советским Союзом был заключен договор об обмене населением приграничных территорий, согласно которому этнические поляки переселялись в Польшу, а те, кого стороны считали украинцами, — на Украину. Польская сторона этой операцией «Висла» стремилась минимизировать возможные конфликты между польским и восточнославянским населением края в будущем, для чего планомерно делала этнический состав этих своих территорий почти полностью мононациональным.

Переселение из Польши на Украину начиналось добровольно, но после того, как поток желающих переселенцев иссяк, польские власти попытались надавить на русинов и заставить тех уехать. Всего на территорию западных украинских областей были переселены около 60% лемков, остальные 40% расселили по западным и северным польским регионам, в которых еще недавно проживали немцы. Сначала новоприбывших разрешалось селить на расстоянии не менее 50 километров от сухопутных границ — чтобы они нигде не составляли более 10% от всей численности населения. Чтобы не образовывались компактные группы, лемков обычно селили лишь несколькими семьями среди поляков, что ускоряло процесс их ассимиляции.

Вторая половина XX века
После политических перемен 1956 года лемки надеялись, что польские власти признают операцию «Висла» противоправной, аннулируют декрет, лишавший их домов, земли и леса. Ждали возмещения и нового переселения — возвращения в родные места. Но всего этого так и не произошло. Лишь мизерная часть сумела вернуться домой. Безусловно, возвращение приняло бы более массовые формы, если бы власти не препятствовали ему деятельно.
Вернуть свою землю и дома стало практически невозможным и потому, что их уже заселили переселенцы-поляки из Украины. В итоге большинство лемков решило остаться в западной и северной части страны, в более развитых районах. В конце концов, в 1956–1958 годы на Лемковину вернулось только около 2000 человек. В последующие годы эта цифра выросла до 5000. Польские власти продолжали рассматривать их как украинцев. Советский Союз также не признавал лемков на своей территории, запрещался и сам этот этноним. В паспорта всем лемкам записывали украинскую национальность.
В середине 50-х годов в Польше было основано Украинское общественно-культурное общество, организация для «украинского» нацменьшинства. К нему относили и лемков, считая их «субэтносом» украинского народа, этнографической группой, которая ещё сопротивляется украинизации. С самого начала лемковские активисты решили не упускать единственную возможность развивать, хотя бы под украинской вывеской, собственную национальную жизнь. Им удалось получить некоторую автономию путем создания «Лемковской секции» и издания приложения к газете «Наше слово» на своём диалекте. Однако польских неофитов-украинцев раздражали контакты активистов «Лемковской секции» с продолжавшим старые русофильские традиции эмигрантским Лемко-Союзом США и Канады. Свою особую роль в сохранении лемковской культуры социалистического периода сыграл ансамбль песни и танца «Лемковина». Хотя и этот коллектив из-за запрета польских властей не мог выступать с 1973 по 1980 год. В 1984–1989 годы на лемковском наречии издавалась газета «Голос Ватры». Но как ни старались культурные деятели, огромное количество лемков-русинов ассимилировалось в польской этнической среде и их осталось очень мало.
Массовое русинское национальное возрождение в Польше, как и в других странах, стало возможным только в конце 80-х годов XX столетия, когда русины опять заявили о себе как об отдельном народе. После развала Советского Союза украинские организации и институты на государственном уровне сделали всё, чтобы не дать лемкам развивать их собственную культуру и идеологию, оставить под украинским влиянием. Cегодня огромными тиражами издаётся литература, проводятся фестивали, где лемкам продолжают доказывать, что они украинцы. Политики постсоциалистической Польши поначалу позитивно отнеслись к возрождению русинской идентичности, но после того как активисты заговорили о компенсациях и признании этноцида лемков в ходе операции по переселению, официальная Варшава с настороженностью стала воспринимать русинский вопрос.

В сухом остатке

Лемки — уникальный народ, численность которого значительно уменьшилась из-за преступных действий сначала Австро-Венгрии, а затем Польши и СССР. Ассимиляция, в частности из-за смешанных браков, деятельность украинских организаций, которые продолжают заниматься украинизацией русинов и сегодня, привели к тому, что численность лемков в современной Польше продолжает сокращаться. О былом русофильстве активисты лемковских организаций вспоминают разве что в историческом контексте, объединения людей, которые и сегодня сохраняют русскую идентификацию, полностью прекратили своё существование и не возродились после развала социалистического лагеря.
В отличие от украинских организаций, Россия уделяет мало внимания современным русинам в европейских странах, и, к сожалению, не стремится хоть как-то реанимировать былое русофильство в их среде. Пока нам остаётся только память о людях, которые хотели быть русскими несмотря ни на что — и которых за это лишили этничности.

Автор: Григорий Миронов
Источник: sputnikipogrom.com

Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Ограничение в 550 символов, осталось: 550
  • Доступны HTML теги: <em> <strong> <ul> <ol> <li><img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

CAPTCHA
тест против спам-ботов