ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют
Єдина Країна! Единая Страна! United Country

Порошенко оказался зажат в прокрустово ложе Минских соглашений

«Петр, достаточно», — примерно такими словами неделю назад наставила украинского президента германский канцлер. Как рассказал мне источник в российской делегации на переговорах в «нормандском формате» в Париже, в этот раз общение Ангелы Меркель с Петром Порошенко закончилось на повышенных тонах.

Довольно резко одернутый на полуслове о «территориальной целостности Украины, включая Крым», Порошенко был вынужден прекратить жаловаться европейским заступникам на ужасного Владимира Путина и уныло согласиться начать проводить заново конституционную реформу в своей стране. Это стало его «домашним заданием» после обещания российского президента поговорить с руководством народных республик о переносе даты местных выборов.

Как мы узнали уже во вторник, разговор состоялся, и ДНР-ЛНР согласились передвинуть местные выборы на февраль следующего года. Тем самым автоматически продлив действие Минских соглашений за рамками прописанного в договоре 2015-го.

Классическая комсомолка-отличница, Меркель и раньше не сильно жаловала украинских президентов. Помните, знаменитую сценку в Вильнюсе перед открытием саммита «Восточное партнерство» в ноябре 2013-го, когда огромный Янукович, беспомощно разводя руками, рассказывал двум до степени смешения похожим друг на друга дамам — Меркель и Грибаускайте — как душит его Россия, не пуская несчастного в ЕС? Конечно, тогда это была другая Украина, но принцип действия украинских политиков с тех пор не изменился. Обещать одно, делать другое и говорить о «ценностных приоритетах», рассчитывая обмануть, — таков был принцип взаимодействия руководства Украины с Европой до последнего времени. И, надо сказать честно, европейцы его давно усвоили.

В октябре 2015-го впервые за полтора года украинского кризиса Киев стал ощущать себя в континентальном геополитическом одиночестве. В то время, как Москва в одно мгновение из «международной изоляции» оказалась по одну сторону стола с Берлином и Парижем. Шутка ли!

Разумеется, есть США с их загорелыми парнями, обещающими поставки «летальной помощи», как уже успел похвастаться украинский посол в Вашингтоне, видимо не понимающий значения некоторых слов.

Но эти парни сидят далеко и последнее время все реже вспоминают Украину. А Европа-Европушка — вот она, протяни руку, и там, за семиметровым забором с колючей проволокой и двумя линиями высокого напряжения, благословенный Европейский Союз — детище поствоенного поколения французских политиков, всегда помнящих о необходимости сдерживания Берлина.

Однако вот незадача — ЕС, разросшись до размеров 28-головой гидры, таки став экономическим телом объединенной Германии, не желает впускать в себя Украину. Не только в перспективе членства — об этом вообще речи не идет — но даже в части открытия безвизовых границ. Куда там — в сравнении с тоталитарными временами «диктатора Януковича» визовый режим абсолютного большинства стран ЕС для украинских граждан значительно усилился.

На фоне всего перечисленного Порошенко оказывается зажат в прокрустово ложе им же самим подписанного в Минске в ночь на 12 февраля соглашения, которым ему тычут в нос строгая, с недобрыми глазами Меркель и подвижный Олланд.

Согласно Минскому протоколу, Порошенко должен пойти на изменение, считайте, всей законодательной системы страны, дабы прописать в ней права и интересы одного региона — Донбасса.

Он сам предложил такой вариант в ту ночь в надежде заболтать изменения, хотя мог бы обойтись отдельным законом, и прогадал. Рассчитывал всех, как обычно, кинуть, но в этот раз почему-то это не получилось.

Олланд и Меркель как педагоги в интернате не дают заиграть украинскому президенту подписанное соглашение. Где-то глубоко за их спинами просматривается умиротворенный лик российского лидера.

Украинскому президенту некомфортно, он ерзает на стуле, отвечает невпопад на нелюбимом нормандским дуэтом английском и все больше думает, как бы поскорее закончить неприятный разговор. Его можно пожалеть, как жалеют не подготовившего урок школяра, но с той лишь разницей, что ценой его неготовности является судьба 40-миллионной страны.

А украинцы тем временем все быстрее начинают чувствовать что-то неладное и, уже натренированные «цветными революциями», не станут задумываться, выходить ли на «третий Майдан». Потому и растет рейтинг Тимошенко, и более не рвутся на досрочные выборы депутаты президентского блока.

Диабетику Порошенко категорически нельзя злоупотреблять алкоголем. Но что значат советы врачей на фоне рассыпающейся в руках страны? Оттого украинского гаранта часто видят изрядно подшофе — практически всегда в подконтрольной части Донбасса и изредка в Киеве (по крайней мере в Интернете количество роликов с не очень трезвым президентом зашкаливает). Таким образом, он спасается от одиночества. Без команды (ведь нельзя же назвать президентской командой бывший топ-менеджмент украинского медиахолдинга?) он понимает скоротечность своей власти. И уже задумывается о том, что будет после.

Недаром не так давно он проговорился, что «после президентской каденции хотел бы стать депутатом Европейского парламента», намекая на Украину в ЕС. Как, может быть, ни покажется странным, Украина действительно имеет возможность евроинтегрироваться.

Правда, лучше всего этот процесс у нее пройдет по частям. Буковина — в составе Румынии, Закарпатье — в составе Венгрии, Галичина — в составе ассоциированной с Польшей территории. Историческая справедливость скорее раньше, чем позже, должна возобладать не только на Донбассе и в Крыму, но и на западе Украины. Тогда и Порошенко сможет стать депутатом Европейского парламента. Например, по польской квоте. Если поляки согласятся.

А пока ему остается продолжать жить двойной жизнью — с разными, до противопоставления, тезисами для внутренней и внешней аудитории. Особенно ярко характеризующейся наличием двух отдельных команд президентских спичрайтеров — ведь тексты на украинском и английском в его исполнении иногда диаметрально отличны. Следствием чего является непреодолимая тяга к стакану. Пить и лечиться, спасаясь от одиночества. И, скрепя сердце, начинать исполнять Минский договор под пристальным взором неутомимой Ангелы. Пока без вариантов.

Олег Бондаренко