ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют

Первый закарпатец в киевском "Динамо"

    23 января 2019 среда
    Аватар пользователя uzhgorod

    Одна из немногих западноукраинских команд, представленных в высшей лиге нашего футбола, ужгородское "Закарпатье", с большим трудом удержалась в ней по итогам последнего первенства. А если вспомнить все те скандалы, которые сопровождали клуб в течение только что закончившегося чемпионата Украины, то 12-е место "Закарпатья" достойно всяческого уважения. Самый известный из них — уголовное дело, возбужденное против президента футбольного клуба "Закарпатье" Владимира Паульо. Он обвиняется по нескольким статьям.

    Георгий ЛАВЕР
    Георгий ЛАВЕР

    Таким образом, "Закарпатье" стало одним из главных ньюсмейкеров украинского футбола. Жаль только, что непосредственно футбола все эти новости мало касаются. А вот на прошлой неделе появилась информация следующего содержания: "Ужгородский футбольный клуб "Закарпатье" из-за финансовых проблем предложил львовским "Карпатам" купить его 12-е место в высшей лиге. Так сообщает "Советский спорт" со ссылкой на ИТАР-ТАСС. Об этом на пресс-конференции рассказал и главный тренер "Карпат" Юрий Дячук-Ставицкий. По его словам, закарпатский футбольный клуб не может выступать в высшем футбольном дивизионе из-за отсутствия средств. Однако руководство львовского клуба не приняло этого предложения соседей, и в следующем, 15-м чемпионате Украины команда будет продолжать выступать в первой лиге, где в прошедшем сезоне заняла 6-е место в турнирной таблице". Не знаю, правда это или нет, но сам факт появления подобных сообщений чести нынешнему закарпатскому футболу в любом случае не делает. А ведь были времена…В свое время древний Мукачево и окружающие его села подарили нам целую плеяду замечательных футболистов, большинство из которых защищали честь главной команды страны — киевского "Динамо". Подчеркиваю, знаковые футболисты происходили и из сельской местности. Василий Турянчик — Чиннадиево, Федор Медвидь — Ново-Давыдково, Стефан Решко — Ключарики. В самом же Мукачево свой путь в большую игру начали Тиберий Попович и Василий Годничак, Иван Мозер и Иосиф Беца. Ну а первым закарпатским, если так можно выразиться, новобранцем киевского "Динамо" был Георгий Лавер из села Зняцево. Когда в первые послевоенные годы началось возрождение столичного клуба, руководство команды обратило взор на футболистов из Закарпатья. Тогда мало кому известный "Спартак" из Ужгорода, словно метеор, ворвался в футбольную жизнь Советского Союза, дойдя в 1946 году до полуфинала Кубка страны. Старейшему из киевских динамовцев "закарпатского происхождения" Георгию Лаверу этой весной стукнуло 82 года. Георгий Михайлович живет в Ужгороде в собственном особняке, построенном еще сорок лет назад на собственные кровные деньги, заработанные футболом и учительским трудом. Поразили энергия и бодрость, легкая походка, живые глаза и великолепная память этого уже далеко не молодого человека. Мало того, Лавер оказался великолепным рассказчиком, так что слушать его воспоминания было одним удовольствием.



    — Родом я из села Зняцево, что в 15 километрах от Мукачево. Там впервые и познакомился с футбольным мячом, — вспоминает Георгий Михайлович. — По разнарядке властей в числе шести сельских детишек был отправлен учиться в Мукачевскую русскую гимназию имени Пушкина и жил при ней в интернате. Было это в буржуазной Чехословакии, где соблюдались демократические институты, жизненный уровень считался довольно высоким и воспитывалось уважение к нацменьшинствам, в частности к таким, как я, украинцам-русинам. Именно в школе я серьезно занялся футболом. Его "бациллой" были заражены все мальчишки. В школьной команде мне определили роль защитника. И так оно осталась до конца моей карьеры. Уже тогда мы тренировались по два часа трижды в неделю. Одна из тренировок проводилась на городском стадионе. Заметьте, без всякой там его аренды — славные были времена.



    — Знаю, что тогда Мукачево слыл футбольным городом и наряду с Ужгородом считался центром области Подкарпатская Русь — теперь Закарпатская область...



    — Верно. В футбол, как говорится, играли "и стар, и млад". Матчи любого ранга всегда собирали солидную аудиторию. Повторяю, что мы, школьники, буквально бредили футболом. Помню, как в 1936 году десять 13-летних мукачевских гимназистов, среди которых был и я, отправились пешком в Ужгород — а это 40 километров — посмотреть принципиальную встречу между местным клубом "СК-Русь" и командой города Злин, принадлежавшей обувному королю Бате. Тогда я впервые узнал, что в футболе практикуются нечестные методы игры: взятки и подкупы. Бата предлагал ужгородцам за проигрыш 100 тысяч крон, для того времени сумма заоблачная. Ужгородцы отказались от чешской взятки и победили со счетом 4:1. Тут, конечно, сыграл свою роль и патриотизм команды "СК-Русь", где выступали украинцы-русины. Патриотизм, чувство национального достоинства помогли нашей команде школы им. Пушкина стать лучшей среди 142 школьных коллективов Венгрии. Напомню, что в 1939 году нашу область оккупировала хортистская Венгрия. Финальный матч проходил в Будапеште, где со счетом 6:0 мы обыграли команду города Дьер.



    — Ну а по-настоящему ваш футбольный талант начал раскрываться в ужгородском "Спартаке"?



    — Не совсем точно — до того был уже упомянутый ужгородский клуб "СК-Русь", в который меня пригласили после окончания с отличием гимназии. Самая именитая команда региона участвовала еще в чемпионатах Чехословакии, а на тот момент выступала в первом дивизионе первенства Венгрии. Команда — любительская, в ней играли учителя, рабочие, служащие, гимназисты-старшеклассники. Я же работал тогда в городской управе. В 1946-м на базе "СК-Русь" и венгерского клуба "УАС" создали "Спартак", где собрался весь цвет закарпатского футбола. В том же году команда дошла до полуфинала Кубка Союза, одолев ряд сильных соперников и остановившись лишь на московском "Спартаке". Мы уже знали москвичей: весной они приезжали в Ужгород и уступили нам в товарищеском матче. Не знаю, как бы сложилась тогда игра в Москве, если бы хозяева перед матчем не имели уже существенной форы: они вышли на замерзшее поле в бутсах с шипами. Мы же играли в легкой обуви, больше смахивающей на тапочки.



    — Запомнились ли другие примечательные встречи того времени?



    — С 1947 года наш "Спартак" стал участвовать в турнире команд первой лиги. Один из календарных матчей, который проходил в День танкиста, мы сыграли с минским ОДО (Окружной Дом офицеров). На стадион пожаловал чуть ли не весь местный военный гарнизон. Ужгород тогда представлял собой довольно-таки милитаризованный город. Первый тайм оказался за гостями — 2:0. В перерыве в раздевалку зашел сам первый секретарь обкома партии Туряница и попросил нас не ударить лицом в грязь. Во втором тайме уже при счете 3:2 в нашу пользу на поле неожиданно выбежал майор и призвал солдат бить… "фашистов", то есть нас. Команду выполнили мгновенно, и на зеленый газон высыпали десятки "гимнастерок". Мне досталось прилично по уху, сильно избили Айхерта, но остальным ребятам, непобитым, все же удалось убежать с поля. Мы забаррикадировались в раздевалке, которую штурмом пытались взять солдаты. У Фабияна сдали нервы — он начал молиться. Ситуацию разрядил военный комендант с усиленным нарядом.



    — Динамовский период вашей футбольной карьеры складывался более спокойно?



    — В июне 1948-го меня пригласили в киевское "Динамо", где я оказался первым закарпатским "легионером". Знаменитая команда переживала период становления, поиска новых игроков и обновления состава. Моими товарищами по клубу стали Зубрицкий, Лерман, Жиган, Принц, Севастьянов, Виньковатов, Жилин, Дашков, Пономарев, Дементьев. Тренировал Щегоцкий. Мне определили место правого защитника. По сравнению с Ужгородом столкнулся здесь с огромными ежедневными нагрузками, включавшими и общефизическую подготовку.



    — Сейчас примерный перечень благ, которые предлагаются новичкам команды, состоит из подъемных, квартиры, автомобиля. А как тогда?



    — Поначалу я жил в общежитии, а через год выделили однокомнатную квартиру в коммуналке возрожденного Пассажа. Первые месяцы числился охранником, потом — на должности капитана внутренних войск. Получал 1600 рублей, набегали также премиальные за победы в матчах. Помню, за один поединок получил аж 1200 рублей (премиальные находились в прямой зависимости от продажи билетов).



    — В команду продолжало приходить пополнение из Закарпатья?



    — Конечно. После меня надели динамовские футболки Михалина, Товт, Юст, Сенгетовский, Коман, Годничак, Попович.



    — Какой из матчей за "Динамо" больше всего запал в душу?



    — В Москве против ЦСКА в 1949 году. Перед игрой в раздевалке неожиданно появился министр госбезопасности генерал Абакумов и начал "петь" о заинтересованности в удачном выступлении всех динамовских команд. Особенно его заботил наш выигрыш у армейцев. Генерал намекнул, что тогда о наших заслугах не забудут. Ларчик просто открывался: победа киевлян давала хорошие шансы на чемпионство московскому "Динамо". Мало того, врач команды дал нам якобы успокоительные таблетки. Но от действия лекарства я словно начал летать и полностью переиграл армейского аса Гринина. Мы победили со счетом 3:2, после чего каждый получил конверт с внушительной суммой рублей. Правда, от "успокоительных" таблеток мы долго не могли заснуть. Так я стал участником первого применения допинга.



    — Сколько сезонов провели в "Динамо"?



    — Почти четыре. Окончив в 1951 году исторический факультет Киевского университета, решил завершить футбольную карьеру и возвратиться в родные края. Кстати, не один, а с киевлянкой Таней, ставшей моей супругой, которой верен по сей день. В школах Ужгорода преподавал историю, работал завучем и директором, а три года назад окончательно ушел на пенсию. Регулярно посещаю игры нашего "Закарпатья", слежу по телевидению за выступлениями родного мне киевского "Динамо", радуюсь его победам и переживаю из-за неудач.



    Беседовал Игорь Петров, "Кіевскій телеграфЪ"

    Рейтинг: 
    Интернет-издание
    UA-Reporter.com
    Письмо редактору
    Загрузка...