ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют

В пострадавших районах с полок магазинов исчезли свечи, хлеб и питьевая вода

    17 ноября 2018 суббота
    Аватар пользователя Гость

    — Такого еще не было. Максимум уровень воды достигал 7 метров, — говорит эколог, профессор Национально технического университета нефти и газа Олег Адаменко, 72 года.



    Утром 27 июля жители приднестровских сел вывозят имущество из домов. На грузовики ставят бытовую технику, ковры, матрасы. Гонят скот в безопасные места. В селе Стриганцы Тисменицкого района коровы и козы плавают на дворах. Птица и мелкие домашние животные погибли.



    — Ночь не спали, слушали, подходит ли вода. Никто не надеялся на страшное наводнение, до последнего думали: минет. Одета была, сидя задремала, слышу — вода через пол просачивается, — рассказывает жительница пригородного села Вовчинцы Екатерина Худяк, 70 лет. Вспоминает, что в 1969 году, когда было наводнение, вода подошла только на двор. Их дом обошла.



    — Видите, пока вода была — почти под окнами, — показывает на мокрые стены дома. — В жилище под пол заходила, потому что двери у нас герметические.



    — Без света мы не могли сориентироваться, вещи спасали при свечах, — говорит невестка Людмила. — Диваны и подушки ставили на табуретки. Начало светать где-то в пять утра, смотрю — пожарная машина едет. Дорогой три хлопца бредут по пояс в воде.



    Люди жалуются, что не было ни одного извещения о чрезвычайной ситуации.



    Семья Худяков очищает от илу дом, гараж. 14-летний Тарас обтирает тряпкой посуду, банки с огурцами и помидорами. Это все, что осталось из консервирования. Овощи от воды испортились, люди перебирают выкопанную гнилую картошку.



    Потерпевшие ожидают от государства выплаты компенсаций. С полок магазинов за несколько дней исчезли свечи, хлеб и питьевая вода.



    — Нам нужно пол весь менять, — проводит к дому Ярослава Храбатин, 54 годов. В помещении чувствуется запах плесени. — Сейчас найти доску невозможно. А как не сорвем старую, то на зиму останемся без пола.



    — Пусть нам вернут утраченные сбережения. За те деньги, что я имела на книжке, сделаю себе сама ремонт в доме, без помощи государства, — говорит Екатерина Худяк. — А то дали мне собачью пенсию, потому что псы депутатов больше стоят.



    В селе Криворивня Верховинского района Ивано-Франковской области в субботу утром исчезла асфальтированная дорога. Вода в Черном Черемоше поднялась на 3 м и пошла на село. Путь к райцентру превратился в десятки бурных рвов.



    — От приселка Бережница, где я живу, к сельсовету три километра. Пешком идти минут 40. А я жену добрых два часа кучував (проводил. — ”ГПУ”), потому что дороги нет, как будто бульдозером пахали, — рассказывает строитель 23-летний Василий Павлюк. Мужчина вступил в брак в прошлое воскресенье с 20-летней Валентиной Харук. — Я еще так — халявки на штанах закатил и иду. А жена в белом платье перескакивала через рвы. Гости за нами, посбивали туфли. Все ноги замочили. Такую свадьбу на всю жизнь запомню. За полгода день выбирали — и такое выпало. Звали гостей из 80 домов, пришли из 43-х — не могли люди дойти. Мосты через реку еще в субботу снесло.



    От проливных дождей на Закарпатье пострадали Рахивский, Тячивский, Хустский, Свалявский и Межгорный районы. Больше всего пострадали жители Тячивщины — села Калина, Руське Поле, Грушово, Руська Мокра, Тересва.



    В селе Руське Поле за 1 км от автотрассы Мукачеве–Рогатин подтопило тысячу дворов. Здесь живут 5,5 тыс. людей. Центром села протекает река Стара. За селом — Теребля. 26 июля уровень воды в реке поднялся на 3 м. Залило огороды, улицы, подвалы и дома.



    — Вода прибывала слишком быстро, — рассказывает секретарь сельского совета Розалия Бронтерюк, 51 год. — В восемь утра выходила во двор покормить птицу — еще было спокойно, а в 8.15 воды было уже на лестнице дома. Я испугалась, быстро закрыла котов и собак, чтобы те со страху не убежали из дома. До вечера река разливалась и разливалась. Когда стемнело — вода угомонилась.



    Женщина показывает на посеревшие от воды стены своего дома.



    — В последний раз было наводнение два года тому назад — в июне 2006-го, — ведет дальше. — А перед тем — в 1998-м и 2000-м. Когда вода подступала, люди очень испугались. Кто мог, забирал из конюшен скот и отводил к родственникам, которые живут на бережке. Ко мог — брал самое необходимое и тоже перебирался повыше от реки. Кто не имел куда идти — сидел в доме и ожидал, что уже будет дальше.



    — В центре села — воды по колено, — показывает Наталия Роман, 54 года, с ул. Московской. — На нашей улице — до двух метров. У меня муж на заработках был в Чехии. Я ему позвонила, рассказала, что беда. В воскресенье Миша приехал. Боялся, чтобы вода меня не снесла.



    Женщина выносит из летней кухни ковер.



    — Сушу ковры, паласы, диваны, — говорит. — Миша мебель после обеда будет выносить. Най просохнут, пока есть солнце. Боимся, чтоб деревянная мебель не потрескала от воды. У меня холодильник сгорел, насос-безбашенка. Подтопило котел, конвектор. Испортила вода мешок сахара, два мешка муки, консервацию. Замочило огород — не знаю, выберу хоть пару мешков картофеля или вся сгниет? Мужчина подсчитал, что имеем убытков на 5–6 тысяч гривен. Выходим документы, чтобы хоть что-то государство вернуло.



    На ул. Стефаника больше всего пострадала семья Бацай.



    — Десять питят (цыплят. — ”ГПУ”) потопилось, — вздыхает 30-летняя Татьяна Бацай. Женщина выходит из двухэтажного дома. — На первом этаже вода была по колено, а во дворе — до задницы. Вся бытовая техника погорела, в амбаре затопило четыре мешка пшеницы. Вода пришла за полчаса, — вспоминает. — Мы с мужем выбежали на улицу и начали набирать от соседа в мешки песок. Загородили порог дома, чтобы не пустить воду в дом. Но она прорвалась. Дети убежали на второй этаж, а мы выносили мебель на улицу и складывали на повышение. Теперь все посырело, воняет. В нашем доме за 10 лет сие уже третья вода. Раньше нам никакой помощи от государства не было, и теперь ничего.



    Через ненастье семья Ильковив не могла похоронить 56-летнего Николая.



    — Отец умер в четверг, — рассказывает Любовь Марко, 35 лет. — Имел больные легкие. Хоть молодой был — 56. Из больницы отвезли в морг. Думались в субботу хоронить — да где там: в пятницу с утра село залило водой. Не мож было в Руське Поле заехать. Вода стояла по улице, так что должно было тело папы пролежать в морге до субботы. Может, в воскресенье похороним.



    Пять дней подряд жители Львовщины, потерпевшие от ненастья 23–25 июля, выносят воду и намул из своих дворов. Обещанной властью материальной помощи никто не получил.



    — В ночь на пятницу у нашего дома сдвинулась гора. Вода с безумной скоростью хлынула на двор, ульи затопила, — рассказывает 81-летний Евгений Мальговский из села Бусовиско Старосамборского района. — Неподалеку ясени растут — они воду немного остановили.



    В Бусовиске — 250 домов, половина — подтоплены. Вода вышла из берегов Днестра.



    Евгений Мальговский в резиновых сапогах вычерпывает у своего дома заболоченную воду, гной и намул. Его жена, 72-летняя Милия Ивановна, выносит наполненные ведра за ворота.



    — Ни одна картофелинка не родит. Все в гной: дай Бог, чтоб еще какой эпидемии не было, — говорит Евгений Васильевич. — Здесь неподалеку от горы наклонился столб с высоковольтной линией. Говорил энергетикам, от него можно беды ждать. А они ответили, что это не их дело. А чье?



    Во дворе 36-летнего Владимира Поповича сушится мебель.



    — Все в кухне подтопило, по полу пошел грибок, — говорит хозяин. — Нужно делать ремонт. Мы жалобу в сельсовет писали, но еще ничего не получили. Да и за тысячу гривен много не сделаем.



    В селе Спас на Старосамборщине подтопило продуктовые магазины. Крестьяне вынуждены по пищу ездить в райцентр.



    — Пятый день на чае сидим, — устало говорит 62-летняя Мария Мартиняк. — В магазин вчера только минеральную воду привезли. Газ отключили — ничего не свариш. К Старому Самбору трудно заехать — электрички не ходят, а маршрутки переполнены. Наводнение достигло колодца, теперь неоткуда набрать чистой воды.



    Женщина ведет на огород — весь урожай смыло водой. Молодые деревья наводнение свалило с корнем.



    — Здесь были огурчики, капуста, кукуруза, — всхлипывает хозяйка. — Мы с мужем на пенсии. С чего же теперь будем жить? Дом еще в прошлом году в ноябре застраховали. Но никто из страховщиков и не поинтересовался: живы или умерли.



    Ее муж 67-летний Валерий Стрельников обратился в старосамборское отделение страховой компании ”Оранта”.



    — У нас затопило все: циркулярку, бензопилу, — говорит хозяин. — Страховщики требуют справку, что техника испорчена. Такую бумагу могут дать только в мастерской из Самбора или Дрогобыча. Специалисту приборы нужно показать. Для него машину нанимать. А денег-то на бензин нет.



    Александра и Анатолий Паксютовы застраховали имущество на 11 тыс. грн. Выплат пока что не получили.



    — Со дня на день страховых агентов ждем. Нет, — беспокоится Анатолий, 54 года. — Мы остались без корма для скота. Хотел корову продать. Так мне за нее 2,5 тысячи предложили. Понимаю, она похудела, но не наполовину.



    В Старосамборском районе за материальной помощью обратились 1700 потерпевших. Деньги выплатили хозяевам 270 дворов — 317 тыс. грн. Местные чиновники подсчитали, для ликвидации последствий стихии района необходимо в десять раз больше.



    25-летнюю Людмилу Будяну из села Тарасовцы Новоселицкого района Буковины в роддом доправляли на боевой разведывательной дозорной машине. У Людмилы и Ивана родился сын. У супруг Будяну двое дочерей — старшей 5 лет, младшей — нет и года.



    В прошлую пятницу в реке Прут начала стремительно подниматься вода. В Тарасовцах из 1717 дворов затопило 1600. Дом Будяна также. Людмила добралась до Дома молитвы.



    — Где-то три часа просидела там, — вспоминает женщина.



    При себе она имела необходимые лекарства, халат, ночную рубашку, тапочки.



    За Людмилой приехала бронемашина. Женщину укрыли одеялом и сверху на машине повезли в больницу. В субботу Будяну родила мальчика, весом 3,5 кг. Хотят назвать его Моисеем, потому что по библейской легенде того выловили в корзине из реки.



    Затопило и крупнейший на Западной Украине Калиновский рынок в Черновцах, который расположен на 32 га. На нем торгуют почти 10 тыс. человек. Продавцы выбрасывают испорченный товар, кое-что продают за полцены.



    — Так Бог нас под одну мерку уравнял — кто был богат, стал беден, — говорит предприниматель Галина Коханюк, 49 лет. — В момент все остались без куска хлеба.



    ”Калину” планируют открыть 10 августа.



    В Ямполе на Винниччине вода начала спадать.



    — Ни днем, ни ночью не спали. Потому что вода из-под горы ключом била, — рассказывает 51-летняя Людмила Белинская. — Огороды по ту сторону дороги совсем затопило, даже кукурузы не было видно. Больше всего пострадали жители ул. Молодежной. Их дома по окна залило.



    — Все, что по крупинке домой 20 лет сносила, все залило, — идет в свой дом через залитую по пояс улицу 44-летняя Светлана Озаринчук. — Я на заработки в Киев ездила, чтобы холодильник купить, чтобы мебель поставить. Белую стенку недавно купила в спальню. Один только шкаф больше тысячи гривен стоит!



    В доме попахивает плесенью. Вода нанесла ила.



    — Что они не говорили, что вода прибывает? — закрывает лицо и плачет 56-летняя Виктория Вихристюк. — Трендели только, что ситуация под контролем, сохраняйте спокойствие. Если бы же мы знали, то все вынесли к соседям. Через улицу никого не залило! Ждет нас голодная смерть. Разве же картошка после такого выживет? Да она уже сгнила.



    На заборах развешены объявления — пострадавших приглашают на центральную площадь около церкви. В 9.00 будет завтрак, в 14.00 — обед, а в 17.00 — ужин. Работники райгосадминистрации помогают людям правильно оформить документы о возмещении убытков. Всего в Ямполе залило 190 домов. Воду привозят молоковозы и спиртовозы со скважины в селе Дзыговка.



    — Как увижу бочку с водой, звоню своим сразу, чтобы выходили набирать, — рассказывает 49-летняя Анна Голованчук. — Потому что графика у них нет. Но приезжают часто.



    Возле бочки с водой собралось восемь людей. Ребята лет 10–12 берут по ведру, женщины — по два. На емкости надпись ”огнеопасно”.



    — Водитель говорил, что из этой бочки воду можно пить, — говорит 27-летняя Татьяна Пилипко. — В ней до этого спирт возили. А вот у тех, что из-под молока техническую воду возят. Это уже почти неделю так живем. В первые дни еще и света не было. Теперь хоть возобновили. А с водой решат не раньше, чем река отойдет.





    За подтопленный дом выплачивают 50 тысяч долларов страховки



    В страховых компаниях ”Провидна” и ”Оранта” говорят, что смогут дать информацию о своих пострадавших клиентах после пятницы, когда будут иметь полную статистику.

    В настоящее время на Западной Украине люди начинают массово страховать имущество, — говорит директор винницкого филиала страховой компании ”Универсальная” Юрий Краковский. — Звонят, когда уже лужица появляется около порога. В таких случаях отказываем. Мы не страхуем от наводнения жизнь людей и гибель скота и птицы — только дома. За страхование дома человек в среднем платит в год 150 долларов. За разрушенный дом выплачиваем приблизительно 50 тысяч долларов. За поврежденный частично страховки не выдают. В Винницкой области во всех компаниях застраховалось приблизительно 30 людей, преимущественно в Ямпольском и Могилев-Подольском районах. У нас пока что не было клиентов, чей дом снесло полностью.





    Загрузка...