ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют

Закарпатье : Тропинками опричников и оборонными линиями

    21 января 2021 четверг

    Бородатые дяди в камуфляжной форме, загрузившись ящиками водки, платят безумные деньги, чтобы пострелять где-то на полигоне, бабахнуть из танка — такая ассоциация в большинстве из нас появляется при упоминании о военном туризме. В действительности же это огромный историко-культурный пласт, который, опирается, в первую очередь, на фортификационные сооружения, места славных боевых действий и может принести нашему краю и славу, и хороший заработок.

    На Закарпатье было 6 военных оборонных линий!
    На Закарпатье было 6 военных оборонных линий!

    Недавно было удачно представлено Закарпатский винный туристический путь, в очереди — презентация гастрономического пути края и национальных туристических маршрутов — венгерского, ромского, немецкого, словацкого, еврейского, румынского. А в следующем году, обещает руководитель информационно туристического центра Закарпатья Александр Коваль, будет представлено и военный туристический путь Закарпатья.



    — В Европе военный туризм настолько распространен, — начинает рассказ Александр, — что в настоящее время существуют 14 ассоциаций военного туризма, а еще — Всемирная ассоциация военного туризма, центр которой во Франции. Ежегодно выпускаются буклеты с выдающимися достопримечательностями военного и боевого искусства и разрабатываются новые аттракции, анимативные подходы.



    На одной из последних конференций в Праге кафедре туризма УжНУ, где и я работаю, презентовали справочник по военному туризму. Следовательно, подобралась команда, которая взялась за отработку военного туризма на Закарпатье. Она действует при туристическом информационном центре под руководством доцента ЗакДУ Андрея Головача. Кстати, он уже заключил соглашения с венгерским государственным музеем о предоставлении нам карт, которые вышли из обращения, прежних военных линий, возведенных на территории современного Закарпатья накануне и во время ІІ мировой войны.



    Скажем, многие из нас знают, слышали о линии Арпада. Это многокилометровое фортификационное сооружение, которое имело десятки тоннелей, казарм, где жилы солдаты, сотни дотов, амбразур, бесчисленное количество заграждений в виде трапециевидных и конусовидных противотанковых сооружений и даже в горах несколько военных госпиталей. Например, недалеко от Подполозья находилась военная стоматология. Но, оказывается, на Закарпатье было 6 военных линий! Одна из них – линия Гуняди, которая проходила водораздельным хребтом и включала не только Закарпатье, но и Львовскую и Ивано-Франковскую области. А еще – линия святого Иштвана и святого Ласло – их возводило до и во время ІІ мировой войны венгерское государство для охраны границ. Кроме того, во время поисков мы обнаружили, что на Закарпатье были и фортификационные сооружения времен чехословацкой республики 1919—1938 годов – линия Масарика и линия Бенеша, которая проходила по Ужгородском, Береговском и Виноградовском районах, там, в настоящее время зафиксированы 22 дота и амбразуры, хотя, к сожалению, некоторые уничтожены.



    Наибольший акцент в военном туризме края будет на ІІ мировую войну, ведь она не так далеко во времени – и объекты сохранились, и память о ней свежая. Хотя наш оргкомитет, который стал разрабатывать этот туризм, собирает все, что связано с военными действиями. Например, в 107 году до нашей эры вблизи нынешней Малой Копани состоялась битва между римскими легионерами и даками. Археологи в настоящее время раскапывают там городище, уничтоженное римлянами.



    Не забудем и о восстании под руководством Ракоци, Телеки, военные действия, между Австрией и Трансильванией, переход венгров через Верецкий перевал, где они воевали с Лаборцем, славянами, какие жилы на территории Закарпатья, не забудем об опричниках, начиная от Пинти и до Шугая. Во многих местностях хранятся достопримечательности I мировой войны, например, перевал легионеров, названный так в честь польских воинов, там находится польское кладбище. Захоронение с тех времен есть и на Ужоцком и Воротском перевалах. Конечно, нельзя обойти и военные действия Томаша Есеи около Вилока, Ференца Ракоци около Долгого, Гуцульскую республику, Красное Поле 1939 года. Используем и эпизод из книги Ярослава Гашека, где идет речь, что Швейк должен был ехать через Ужгород и Малый Березный, но пьяный машинист повернул на Гуменное. Правда, жаль, потому что из-за этого мы потеряли определенный аниматизм.



    Элементов, которые нужно объединить в единственный военный путь, много. Их можно даже разделить: на национальных, например, венгерское освободительное движение, повстанческие, движение опричников, I и ІІ мировая война, те, которые объединяют остатки фортификационных сооружений, остатки техники, например, памятники танкам, могилы воинов, места расстрелов, небольших концентрационных лагерей, которые были и в период Карпатской Украины, и в венгерский.



    Много точек было подорвано за время советской власти, залито бетоном, но их еще можно разобрать и эксплуатировать.



    — Целесообразно ли, с вашей точки зрения, включать в туристические маршруты хранилища, укрытия советского времени? Ведь это тоже очень интересные объекты.



    — Да, когда-то каждая школа, предприятие имели свои хранилища. А в настоящее время по большей части они или приходят в упадок, или превращаются в развлекательные заведения, кафе, склады, базы, хранилища банков. Поэтому первый этап – обозначить их. Это не слишком сложно, потому что они еще находятся на учете в МЧС, есть старые карты и для этого не нужно оформлять специальные археологические разрешения.



    — Все-таки у нас военный туризм воспринимается больше как игра со стрельбой для взрослых дядь.



    — Это быстрее екстрим-туризм. А военный туризм — больше изучения историко-культурного пласта, ознакомление с особенностями военных атрибутов определенной эпохи. Он дает, так сказать, исторический адреналин — особенно мужчинам важно для себя отметить: я там был.



    Хотя атрактивные моменты тоже важны и они уже строятся вокруг. Например, можно обеспечить туристам возможность надеть костюмы и воспроизвести исторические события, предложить попробовать еду того периода.



    Мы разрабатываем маршрут и открываем новый пласт в туризме, а остальные будут зависеть от людей на местах, которые с этим будут работать.



    Нужно наполнить этот туристический путь информативной базой. Конечно, больше зависит от гида на месте, но в том числе и наша группа, которая работает вместе с кафедрой туризма УжНУ и информационным центром, соберет и предоставит максимум информации.



    Например, вся военная техника того или другого времени должна быть собрана в справочнике, то же касается военных отличий, формы, символики, флагов, карт. При этом нужно, например, объяснить, где были какие доты, какого размера, для чего и тому подобное. Многие интересуются особенностями фортификационных сооружений, любители собирают целые коллекции их миниатюрных копий.



    Важно и, чтобы максимум информации был в Интернете. Кого-то заинтересует приехать посмотреть, а кто-то наоборот, после путешествия захочет подробнее узнать, где был и что видел. Кстати, уже есть немало сайтов, например, украинской фортификации, где линия Арпада и конкретные объекты из нее уже внесены как показательные.



    — Есть ли интерес людей на местах включиться в развитие военного туризма?



    — Конечно, и очень большой. Несколько дотов и военных сооружений на местном уровне уже активно эксплуатируется, например, в селе Большая Грабовница есть 800-метровый дот, там возобновили ворота, изложили досками проходы, обустроили заведение питания. Дот стал туробъектом и сразу же в селе сделали несколько “зеленых усадеб”, хотя раньше оно было очень депрессивное. Теперь венгры туда часто наведываются. Есть другая проблема — в настоящий момент массово скупают землю, а объекты военных действий обычно нигде не значатся, потому главное задание быстро их обозначить, внести в реестры как достопримечательность местного значения, которая не подлежит продаже. Иначе вскоре там могут начаться раскопки, будут искать оружие, могут наткнуться на мины, снаряды, а это уже элементы государственной безопасности. — Кого больше всего интересует военный туризм? Кто, так сказать, клиенты?



    — Для Закарпатья это в первую очередь венгры и россияне. Кому-то еще хочется посмотреть, где воевали или погибли родители или деды. Но многие мужчины просто любят военную тематику. Есть понятие для альпинистов как побывать на всех вершинах 8-тисячниках. А у России есть клубы, для членов которых важно побывать на всех военных линиях, и, как говорят, поставить себе "галочку". Шесть из них можно сделать на Закарпатье.



    — Разумеется – важно найти, изучить, обозначить, сертифицировать, придумать какие-то аттракции, "фишки". Но как с инфраструктурой, ведь, чтобы что-то увидеть, нужно туда достаться? — По большей части военные объекты располагали рядом с населенными пунктами, потому добраться до них можно и доступ есть. Чтобы понять насколько это легко, то во время одной из последних экспедиций мы за 4 часа посетили 22 объекта линии Арпада.



    — Кладбище Орленков в Львове и история с Верецким перевалом показали, что вокруг военных объектов возникают политические спекуляции и дрязги. Есть ли какой-то предохранитель, чтобы их избежать?



    — Самый весомый фактор уже действует – время. Идет постепенное примирение, переоценка ценностей, выходит много литературы, обнародуют секретные документы.



    Переоценка проходит во всем мире, скажем, какие в настоящий момент отношения Вьетнама из США, хотя был чрезвычайно кровавый конфликт. Многие евреи ездят поклониться в Освенцим и другие концлагеря, потому что это память.



    Например, мы уже знаем, что венгры были причастны к выдаче стрелков на Верецком перевале, но не стреляли в них, это сделали польские жандармы. Венгры не пускали воинов обратно в Венгрию, а поляки стреляли в них как у нарушителей границы.



    На Верецкий перевал венгры ходили и тогда, когда не было памятника, и если бы его не было ходили бы и в будущем. То почему не установить символ и не эксплуатировать его? Конечно, всегда найдутся конъюнктурщики, которые на свою пользу будут эксплуатировать что-нибудь. Но историю не перепишешь — она такая как была и такой ее нужно помнить. В том числе и, чтобы не наделать новых бед.



    Лариса ПОДОЛЯК UA-Reporter.com

    Нас уже 25000 в Facebook! Присоединяйтесь!
    Рейтинг: 
    Интернет-издание
    UA-Reporter.com
    Письмо редактору