ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют

Чижмарь рассказал об отношениях с роковой женщиной Александрой Пап

    20 августа 2018 понедельник
    Аватар пользователя Гость

    ЧижмарьЗамгубернатора Киевской области впервые рассказал об отношениях с роковой женщиной Александрой Пап, официальной женой Екатериной, конфликтах в Тернополе, и как кислота улучшила его зрение.

    ЛЮБОВНАЯ ВЕРСИЯ МИЛИЦИИ

    На Юрия Чижмаря напали 17 февраля в Киеве на ул. Горького, возле его дома. Неизвестный плеснул ему кислотой в лицо и скрылся. Замгубернатора Киевской области и бывшего губернатора Тернопольщины отвезли в реанимацию Ожогового центра. Когда врачи боролись за зрение Юрия Васильевича, милиция заявила, что задержаны исполнитель — Дмитрий Котов и заказчик — капитан милиции Назар Фесун. Официальный мотив, по версии милиции: якобы Юрий Чижмарь отбил у Фесуна любимую девушку, 26-летнюю Александру Пап, которую он и провожал в тот злосчастный вечер и которая вскоре станет матерью. По версии милиции, отец ребенка — милиционер, а Чижмарь в связи с этим уговаривал Александру сделать аборт, что взбесило Фесуна, и тот решился на такой отчаянный шаг.

    Чижмарь в эту версию не верит.

    — Юрий Васильевич, как ваше зрение?

    — Все хорошо. Если раньше, до случая, я ездил за рулем только в очках, то сейчас без очков проезжаю 800 км и лучше вижу! Это чудо могут объяснить только врачи. Повезло, что я был в очках. Хотя по жизни мне все время предлагали поставить линзы. Три раза просто не могли их вставить. Был бы я в них — линзы расплавились в моих глазах... Кислота попала мне в нос и рот. После этого произошел спазм. Я не мог вдохнуть. Упал, терял сознание... Внутренне я очень часто анализирую ту ситуацию. Каждая секунда у меня отложена в голове. Мне кажется, я увидел то, что видит человек только раз в жизни. Откуда-то появился кислород... Как я пробежал эти лестницы (чиновника облили около его дома, — Авт.), как открыл кодовый замок, нашел умывальник, не знаю. Я практически ничего не видел. Лицо консьержки разглядел на расстоянии полуметра... Знаете, сейчас мне намного спокойнее, чем было до этого. И я благодарю Бога, что могу видеть эту весну. А кожа у меня будет новенькой. Ее выпаривают кислотой. Доктора обещают 15 лет без морщин (смеется, — Авт.).

    — Кто вас поддерживал все это время?

    — Семья. Я достаточно сильный человек, и две недели я никого не пускал к себе. Даже маме запретил заходить. Это было неприятное зрелище. Не хотел никому причинять моральной травмы. Только бывшая жена со мной была.

    — Вы считаете, что Фесун и Котов — лишь исполнители, а не заказчики? Почему?

    — Котов (капитан милиции Назар Фесун, у которого Чижмарь отбил возлюбленную Александру Пап, — Авт.), который нападал, почему-то два дня после преступления у себя дома хранил мою фотографию и кислоту. Это дикий абсурд! Что-то тут нечисто!

    — Тот, кто на вас напал и тот, кто следил — один человек?

    — Да. Котов под домом у меня полгода ходил. Он даже не скрывался. Я думал, они просто пытаются меня запугать, но не переступят границу... Человек полгода знает меня в лицо и почему-то хранит мою фотографию... Ощущение, что он целенаправленно почему-то хотел в тюрьму. Фесун (Дмитрий Фесун — товарищ Котова, — Авт.) человек тоже интересный. Зачем ему писать явку с повинной, что это он облил меня, ведь Котов на него не показывал? Закрадывается сомнение: а заказчики ли эти парни или просто исполнители? Я 9 лет работал адвокатом, и для меня очень странно, как они себя ведут. Если бы я был их адвокатом, я бы их за два дня очистил. Но люди сознательно идут, чтоб понести наказание.

    — Вы преподавали в Ужгородском университете, именно там познакомились с Александрой Пап?

    — Да, 9 лет. Я был молодым преподавателем, активистом. С пятого курса уже вел семинары. Некоторые студенты даже старше меня были. Мы могли пойти с ними на баскетбол, а потом пиво попить. Но я давал им понять, где я студент, а где преподаватель. Саша была моей студенткой. Но никаких интимных отношений с ней не было тогда. Мы нормально общались. Более близкими мы стали, когда она и я переехали в Киев. Это было намного позже. Встретились мы с ней в столице просто, как земляки. И тогда наши отношения стали более серьезными.

    — А Фесуна она бросила из-за вас?

    — Я этого человека лично не знаю, поэтому не могу комментировать, кто и что. Когда я имел с ней хорошие отношения, тогда Фесуна не было в Киеве. Откуда он взялся — я не знаю.

    — Но говорили, что она беременна от Фесуна. Чей ребенок тогда?

    — Тут я ничего не буду говорить. Вопрос затрагивает других людей — Александру, будущего ребенка, ее родителей, моих родителей. Я прекрасно понимаю, что Фесун существовал. Понял я это не позавчера, а сегодня. Появился он тогда, когда я уехал работать губернатором в Тернополь. Я слишком отдался работе, просто не успевал смотреть за собственной личной жизнью. Все проблемы из-за этого.

    — Вы настаивали на аборте? Говорят, что Фесуна именно это его и разозлило.

    — Я бы никогда даже рот не открыл. Я человек верующий и в жизни этого не позволил бы. Да и как можно требовать аборт на шестом месяце?

    — А сейчас какие у вас отношения с Сашей?

    — У нас нормальные отношения.

    — Вы высказали версию, что у вас было много врагов в Тернопольской области, где вы были губернатором, вам объявляли недоверие...

    — Это была борьба Юлии Владимировны с Ющенко и местной элиты со мной. Я поставил вопрос о роспуске облсовета через Верховную Раду. А они поставили вопрос о недоверии мне. А большинство на тот момент составлял БЮТ. Это не было недоверием. Это было однопартийное видение моей деятельности. Это политика.

    — Тогдашний начальник МВД области Виталий Максимов выступил с обвинениями в ваш адрес в махинациях с деньгами, которые должны были идти на ликвидацию последствий паводка...

    — Для меня абсурдом было, что он грозился меня посадить. Рассказывал, что миллионы уголовных дел открыли по воровству. Но до суда это так и не дошло. Хотя я знаю, как милиция искусственно делала показатели для области по количеству открытых дел, поднимая рейтинг. И я об этом говорил открыто. А генералам, которые там столько проработали, получать от 30-летнего пацана критические выводы было очень тяжело. Критику они не воспринимали. Он генерал, а я пацан. Вот и все. У меня там изначально ситуация пошла не очень хорошая. Надо понимать, что там были глава суда, руководитель службы безопасности, прокурор, главный милиционер – давними друзьями, работали много лет вместе. Была своя тусовка, которую разбить невозможно было. Когда я их пригласил на чай в связи с назначением, каждый, представляясь, говорил, что за свою деятельность тут видел 8 губернаторов. Второй сказал, что видел 5 губернаторов. И так все. Это был намек, что я пришел и ушел. А они были, есть и будут. Хотя я сказал тогда, что я буду последним губернатором, которому вы так отрекомендовались. Когда я уходил с должности – ни одного из них уже на местах не было.

    — Вы связываете Максимова и инцидент с вами?

    — Я не знаю. В прокуратуре я рассказал об этих конфликтах. Пересчитал всех врагов. Для меня ясно, что Котов и Фесун — исполнители. У меня дважды грабили квартиру, все перевернули, вещи свалили в кучу. Сначала увидел, что украли только компьютер. Когда милиция ушла, я начал разбирать вещи и понял, что они оставили золотые запонки, видеокамеру, фотоаппарат. А украли достаточно странные вещи: поношенную обувь, хотя стояли три новые пары, старый кожаный ремень, который оставляет запах. Взяли национальный паспорт, туалетную воду.

    — Думаете, что готовилось другое преступление?

    — Думаю, что да. Готовилось что-то другое. После рассказа об этом милиции эти вещи стали никому не нужны, поскольку пошла огласка. Если бы я не заметил пропажу, где бы сейчас эти вещи всплыли, которые имеют мой запах? Они хотели их куда-то подбросить.

    — Вам когда-то угрожали кислотой?

    — Да. Дважды. Но из-за тайны следствия я не могу этого рассказать. Мне сказали тогда: «Нет лица - нет политика».

    — Чем занимались в Киевской обладминистрации? Были ли у вас там конфликты?

    — Я занимаюсь координацией деятельности администрации в отношениях с высшими госорганами. Там, где надо было что-то отстаивать, защищать. Тут все спокойно было.

    — По чьей квоте вы прошли в администрацию?

    — Да ни по чьей. Меня, как каждого губернатора, вызвали в администрацию президента. Они проводили везде проверки. Мне сказали, что пересмотрели мою работу, и довольны ею. Я когда пришел на должность, Тернопольская область была на 26 месте по развитию, а мы вывели ее в 5 лучших. Сейчас она опять 26.

    — Вас связывают с Виктором Балогой. В каких вы отношениях?

    — В дружественных. Но мы никакие не родственники. Когда-то я с ним работал в МЧС. Он меня туда пригласил. После покушения мы несколько раз общались.

    — Собираетесь возвращаться в политику?

    — Сейчас я хочу выздороветь. Но работу я могу всегда найти, предложений хватает.

    — Работа повлияла на отношения с вашей женой Екатериной?

    — Мои личные проблемы в жизни связаны с тем, что я трудоголик. Уходил в 7 утра, а возвращался в 11 ночи. Конечно же, человеку было тяжело. И это было главной проблемой. Я строил карьеру.

    — Ваша жена Екатерина занимает высокую должность в Минюсте, могли на нее через вас так надавить?

    — Вряд ли.

    — Вы пойдете в суд?

    — Не хочу. Пошлю, наверное, адвоката. Меня уже это не интересует. Я живу уже другой жизнью. Каждому в жизни воздастся. Единственное, в церкви поставлю за них свечку, чтоб они вернулись и переосознали свою жизнь.

    — Вы переезжаете из своей двухкомнатной квартиры?

    — Да, уже вывез чуть вещей. Мне сложно теперь находиться в этой местности. А квартира служебная.

    — Вижу, замгубренатора Киевской области спит на матрасе?

    — Когда-то в 1997 году, когда я переезжал в Киев, не хватило денег купить кровать. Не рассчитал как-то. Но потом мне очень даже понравилось так спать — основа ровная и стакан с чаем удобно ставить на пол.

    — У вас раньше было столько седины?

    — Да, но не настолько же. У меня была легкая седина, сейчас гораздо больше. Но, думаю, она уйдет.

    — С 14-летним сыном общаетесь?

    — Конечно. Мы лучшие друзья. Но мы не затрагиваем то, что случилось. Я много чего в жизни сделал не так и собираюсь скоро все изменить...

    Рейтинг: 
    Загрузка...