ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют

Для Украины главная угроза - внутренняя !

    19 сентября 2020 суббота
    Аватар пользователя uzhgorod

    Эмигрант Михаил Туряница, один из последователей галицко-русского движения в США, сказал: «Почему это великорусы — русские, а малорусы и белорусы — не русские? Неужели в Малой, Белой, Галицкой и Карпатской (Угорской) Руси жили не русские?.. Существует только один русский народ: от Попрада до Владивостока».

    Странно: нас убеждают, что экономика растет, нам помогают лучшие зарубежные эксперты, страна вот-вот превратится в райские кущи, но этого никак не происходит. Почему? Потому что этот «рост» и эта «помощь» предусматривают только одно: дальнейшее обогащение богатых за счет бедных.

    Наша страна бойко шагает по пути к полной дебилизации населения. Советский подросток прочитывал в год около 40 книжек. Сегодня подростки берут в руки книгу в 4 раза реже. Пребывавшие когда-то на первом месте по образованности и тяге к знаниям, украинцы сегодня же не входят даже в десятку самых читающих стран.

    Валовой национальный продукт растет, даже если прибыль получает только один человек — допустим, владелец электростанции, и при этом большая часть населения отягощена долгом. Богатые богатеют, бедные беднеют. А с точки зрения статистики это регистрируется как экономический прогресс…

    Украина отпраздновала очередную годовщину своего суверенитета. Телеэфир был заполнен победными речами, национально озабоченные политики впадали в слезливый экстаз и маниакальную веселость, вещая о безоблачных успехах независимой Украины. Реальность жестко расходится с телевизионной картинкой. Тем настырнее нам предлагают верить в картинку, а не в реальность. «Хлестаков, по крайней мере, врал-врал… но все же капельку боялся… Современные Хлестаковы ничего не боятся и врут с полным спокойствием», — писал в «Дневнике писателя» Ф. М. Достоевский.

    Чем не описание современной Украины?

    Хлестаковых мы видим каждый день на телеэкранах, слышим о них по радио, читаем об их поступках в прессе. От современных Хлестаковых укрыться невозможно.

    Институт социологии Национальной Академии Наук Украины опубликовал данные, согласно которым за последние 10 лет в нашей стране сократилось число сторонников независимости государства. В 2001 году за независимость (в случае референдума) были готовы голосовать 56 процентов респондентов. В 2011 году — уже 46,6. При этом 47,4 процентов респондентов сознались, что жалеют о распаде СССР. Итак, мы имеем данные о том, что половина населения недовольна плодами «независимости», и почти столько же желали бы вернуть советские времена, когда страна не была проходным двором, а наше правительство не бегало за советами к зарубежным работодателям.

    Цифры достаточно убедительные, особенно если учесть, что годами, денно и нощно, ТВ, РВ и газеты пытаются нас убедить, что иного выбора, кроме независимости, у Киева нет, и никогда не было, а все наши предки только и делали, что грезили об этой самой независимости.

    Можно смело утверждать: если бы власти не тратили таких гигантских средств и ресурсов на пропагандистскую поддержку высосанных из пальца мифов, число недовольных потерянной 20 лет назад независимостью нашей страны было бы куда больше.

    Впрочем, в оценке всего происходящего, имеет место известное психологам т. н. «информационное социальное влияние», когда люди, предполагая, что окружающие лучше знакомы с ситуацией, считают других более информированными и подстраиваются под общий тон. Этим и вызвано то обстоятельство, что половина страны еще склонна верить в миф о независимости. Но стоит сменить телевизионную картинку, и начать говорить правду, как вчерашний поклонник мифа тут же обнаружит собственные заблуждения. Это говорит о том, что прочной, укорененной в самосознании людей идеи украинской «самостийности» нет, и не было. Заметьте, что наше исконное словечко «самостийность» всегда несло и продолжает нести в себе насмешливый смысл. Им обозначают глупое и примитивное стремление в никуда, лишь бы «моя хата» была «с краю». А когда так не получается, в этом виноваты «москали» или кто угодно другой, но не сами украинцы.

    «Самостийность» стоит в одном ассоциативном ряду с польским «гонором» и шведским фразеологизмом «польский сейм» — так шведы говорят о крикливом, кичливом и бестолковом сборище, не способном прийти к единому мнению. Украина — тот же «польский сейм» — искусственный политико-государственный конструкт, который пытаются наполнить таким же искусственным этническим конструктом, в приказном порядке заставляя нашу молодежь забывать все, что реально было «до», и верить в то, чего никогда не было, как и в то, чего нет сейчас, и чего никогда не будет в будущем.

    А что же было «до» реально? Реально было много, очень много того, о чем нашим власть имущим лучше и не вспоминать — иначе рухнет идеологический карточный домик.

    Но мы — попробуем.

    Как ведомо, предками современных украинцев (как и русских, и белорусов) были древние славянские племена, объединенные одним этнонимом «русичи», «русь». Но в течение последних лет определенная часть украинского народа упрямо предпочитает этого не замечать, бредя какими-то мифическими племенами древних укров (не упоминаемых нигде, никогда и никем) и прочей околесицей. Забывать о своих русских корнях им помогают придворные историки, хотя их правильнее было бы назвать псевдоисториками. Именно из их «неподкупных» уст раздаются несусветные теории об украинском суверенитете, как исторической данности с древними корнями.

    «Украинский проект» Польши и Австро-Венгрии

    Во время междоусобиц славянские князья, бесспорно, стремились к определенной доле независимости, в том числе и те, кто правил на территории современной Украины. Но ни о какой украинской державе тогда даже и намека не было, ибо не было знакомо князьям слово «украинцы». Этим этнонимом малороссов наградили позже, не без стараний польских и австрийских агентов. Сам процесс «награждения» был довольно мучительным. Тех, кто не желал считаться украинцами, австрийцы и поляки казнили и предавали суду. Чтобы заставить русских забыть о русскости, нужно их лишить даже намека на нее. Поэтому западных русских (малороссов) массово «производили» в украинцев. Главное — избавиться от ненавистного для австрийцев и поляков корня «рус». Особенно жестоко подавлялось карпато-русское движение на Западной Украине в XVIII-XIX веках, когда прорусские симпатии были еще очень сильны.

    Да, да! На той самой Западной Украине, где большинство населения сегодня брызжет слюной в адрес Москвы и России, это же население некогда долгое время настойчиво боролось за сохранение общерусской идентичности. Немалое число местных интеллектуалов — юристов, политиков, языковедов, этнографов, антропологов, писателей, поэтов — называли себя карпато-русскими деятелями или галицкими русофилами. Они — те, кто помнил этническую историю своего народа, оставался верен общерусским корням, кто не желал вдруг из русского превращаться в совершенно отдельный народ — украинцев.

    Им-то и доставалось больше всех от представителей «просвещенной Европы» в лице властей Польши и Австро-Венгрии.

    В 1882 году — процесс Ольги Грабарь, в 1904 и 1913 годах — первый и второй Марамаш-Сиготские процессы, с 1912 по 1914 годы — Львовский процесс (и это только самые известные судебные разбирательства, а было еще множество других тяжб и приговоров, в том числе смертных, так и не попавших в анналы истории). Австрийцы и поляки умело использовали придуманное ими «украинское» течение против русского. В собственность новых «проводников» этого проекта передавались клубы, библиотеки и другое имущество, конфискованное карательными органами Австро-Венгрии у тех, кто продолжал считать себя русскими.

    В современных учебниках истории о подлой роли предателей вы не прочтете. Напротив, на вас посыплется салют из хвалебных фраз о подвиге «щирих патриотів». О том, что эти «щирі» наперегонки бегали в австрийскую охранку для устранения своих же соседей, вам не скажут, дабы не порочить хрустальный миф по имени «украинство».

    Австро-Венгрия жестоко подавляла любые проявление русского самосознания. В Вене решили, что Русь должна превратиться в Украину, и зорко следили за исполнением этого проекта. Русофильские настроения на западноукраинских землях еще тлели некоторое время, но удар, нанесенный «просвещенной» Европой по западной ветви русского народа, оказался тяжел. Полного возрождения и возвращения к своим историческим корням так и не произошло, потому что самых ярких и сильных представителей этого народа банально уничтожили, а слабых запугали и заставили подчиниться.

    Последним ярким патриотом Руси на Западной Украине называют убитого бандеровцами в 1949 году писателя Ярослава Галана. От бандитов бандеровцев он получил 11 ударов гуцульским топориком. Сталин, ценивший творчество Галана, приказал найти убийц именитого писателя. Их нашли и вздернули на виселице. Пройдет чуть более 40 лет, и Ярослава Галана снова убьют. На этот раз, в независимой Украине. В Львове снесут его памятник, переименуют площадь его имени и закроют мемориальный музей писателя. Еще один памятник будет снесен в Дрогобыче. Вместо патриота-антифашиста Я. Галана улицы по всей Украине примутся называть в честь расистов и убийц (Н. Михновского, С. Бандеры, Р. Шухевича, С. Ленкавского).

    О произведениях Я. Галана в «свободной» Украине предпочитают умалчивать до сего дня. Да и как иначе, если он все время обличал средневековую жестокость и дремучесть псевдогероев украинской независимости — Бандеру, Шухевича и иже с ними. А между тем внушительный спектр украинского политического бомонда строит свою предвыборную риторику как раз на восхвалении вояк ОУН‑УПА.

    В очерке Ярослава Галана «Чему нет названия» читаем: «Четырнадцатилетняя девочка не может спокойно смотреть на мясо. Когда в ее присутствии собираются жарить котлеты, она бледнеет и дрожит, как осиновый лист. Несколько месяцев назад, ночью, к крестьянской хате недалеко от города Сарны пришли вооруженные люди и закололи хозяев. Девочка расширенными от ужаса глазами смотрела на агонию своих родителей. Один из бандитов приложил острие ножа к горлу ребенка, но в последнюю минуту в его мозгу родилась новая идея: «Живи во славу Степана Бандеры! А чтобы чего доброго, не умерла с голоду, мы оставим тебе продукты. А ну, хлопцы, нарубайте ей свинины!..». «Хлопцам» это предложение понравилось. Через несколько минут перед оцепеневшей от ужаса девочкой выросла гора мяса из истекающих кровью отца и матери».

    Русь всегда была Русью, есть даже «американская», созданная, кстати, украинцами

    Украинская историография забыла не только Ярослава Галана. Вредными для подрастающего поколения считаются также труды карпато-русских деятелей. Их культурно-политическая активность идет вразрез с россказнями об извечной «украинскости» западно-русских земель. Ведь галицкие русофилы действовали по всей Западной Украине — на Закарпатье, Буковине, в Галиции. Сегодня отголосками некогда мощного прорусского течения является движение русинов. И репрессивный аппарат Киева набросился всем весом на русинское движение, стараясь подавить, заглушить, уничтожить, искоренить остатки их общерусского сознания, и имплантировать украиноцентричный взгляд на мир.

    На историко-духовное наследие галицких русофилов наложен негласный запрет. Дело доходит до примитивного исторического подлога: фигуры из числа русофилов, все же попавшие в школьные учебники из-за дефицита громких имен (такие, например, как Иван Франко) преподносятся как радетели украинской идеи и формируют у школьников искаженное представление об их деятельности. Даже традиционные названия конкретных регионов проходят на Украине своеобразную цензуру, если в них содержится намек на связь с русскостью (например, термин «Новороссия» заменен на термин «Южная Украина», хотя географические рамки Новороссии гораздо обширней южных областей Украины, которые некогда были лишь малой частью Новороссийской губернии). Сегодняшняя ситуация повторяет алгоритм вековой давности взаимоотношений центральных властей и русофильского течения, только на этот раз угрозу в прорусских настроениях видит для себя не Вена, Будапешт и Варшава, а Киев и Вашингтон. Последний, кстати, определил политику России по консолидации российских соотечественников, проживающих за рубежом, как потенциально опасную для внешнеполитических интересов США. На отстаивание исключительно украинской точки зрения как единственной верной на процесс исторического развития нынешней территории Украины брошены колоссальные ресурсы. Программа дошкольного, школьного и вузовского гуманитарного образования построена на концепции украинства, которая имеет региональную специфику: от дикой русофобии в западной части страны до выхолощенного политического украинства как концепта создания искусственной политической нации в русскоязычных регионах.

    Долгие годы, начиная с первых дней независимости, в высшие учебные заведения нашей страны поступали учебники истории, изданные в США и Канаде представителями эмигрантской среды из числа потомков, сбежавших во время Великой Отечественной войны коллаборационистов. И долгие годы украинское студенчество было избавлено от неудобной информации о стойкой борьбе западноукраинского населения за свою русскую идентичность.

    Украинская националистическая эмиграция по умолчанию рассматривается как эталонный носитель украинской идентичности, которую ей удалось сохранить за многие десятилетия существования вдали от родины. Из зарубежной украинской эмиграции раздается всегда только один голос, и всегда с русофобским окрасом. Но зарубежная диаспора Украины всегда имела дуальный характер и, кроме почитателей сомнительных деяний Ивана Мазепы и Степана Бандеры, знала еще и такое неординарное явление как «Американская Русь». Так называлась кипучая деятельность эмигрировавших в США представителей русофильских организаций Северной Америки в XIX —XX вв. Тогда же издавались карпато-русские газеты, проводились карпато-русские конгрессы. В Нью-Йорке появился Союз освобождения Карпатской Руси. С уходом из жизни старшего поколения русофилов деятельность этих организаций поблекла, однако не сошла полностью на «нет». Продолжали и продолжают выходить карпато-русские издания. На Украине же словосочетание «Американская Русь» никому неведомо, хотя это тоже часть ее истории. Пальму первенства по количеству публикаций держат статьи об украинской националистической эмиграции.

    Эмигрант Михаил Туряница, один из последователей галицко-русского движения в США, сказал: «Почему это великорусы — русские, а малорусы и белорусы — не русские? Неужели в Малой, Белой, Галицкой и Карпатской (Угорской) Руси жили не русские?.. Существует только один русский народ: от Попрада до Владивостока».

    Попробуйте повторить эту фразу где-нибудь на официальном мероприятии, посвященном Дню Независимости, и на вас начнут шикать и злобно шипеть «профессиональные украинцы» из числа чиновников и платных патриотов.

    Выдающийся украинский и русский языковед и мыслитель XIX века Александр Потебня справедливо заметил, что «никто не имеет права влагать в язык народа того, чего сам этот народ в своем языке не находит». Но центральной власти слова мыслителей до лампочки. Наша власть зорко стоит на страже украинства как залога собственной выживаемости.

    Но это — об истории. А что в экономике?

    Ориентация на Запад выгодна олигархии, а не простому люду

    Проведенные Институтом социологии НАНУ опросы свидетельствуют, что 30 процентов населения Украины выступает за возврат к советской плановой экономике, причем 17 процентов — молодежь. За союз России, Белоруссии и Украины выступают 33 процента населения. Гораздо больше, чем тех, кто желает Украине отдельной жизни (таковых 26 процентов). Но прислушиваться к голосу большинства никто не думает, и играть в демократию никто не хочет. А чтобы число сочувствующих общеславянской идее, не дай Бог, не увеличилось, и в неповторимости и исключительности феномена украинской независимости никто не усомнился, в ход идут идеологические диверсии, примитивно высмеивающие советское прошлое и все пророссийские тенденции в украинском обществе. Внуки пинают своих дедов, как собаки, которые норовят куснуть мертвого льва.

    Недавно Киев с горделивым видом отказался от присоединения к Таможенному Союзу РФ, Белоруссии и Казахстана. У нас, видите ли, европейский путь развития. Киеву требовалось утвердить мнение, что нам не к Москве, Минску и Астане надо, а на Запад. За скобками осталось только то, что ориентация на Запад выгодна олигархии, а не простому люду.

    Немецкий экономист XIX века Фридрих Лист — автор теории протекционизма. Путешествуя по Америке и сравнивая экономическую политику США и своей родной Германии, он пришел к выводу, что при переходе к либеральному рынку в выигрыше оказывается только та страна, которая уже долгое время идет по пути либерализма. Призывы встать на либеральные рельсы и придерживаться политики открытости, с которыми выступают западные политики, направлены, на самом деле, на экономическую колонизацию государств с не либеральной экономикой.

    Ф. Лист видел, как Германия алчно разворовывается англосаксонским капиталом, и призвал к созданию… Таможенного Союза между Австрией, Германией и Пруссией. Население этих страны говорит на одном языке, и суть — один и тот же народ. Аналогия с Россией, Белоруссией и Украиной напрашивается сама собой. Для успешной экономической конкуренцией с другими странами Ф. Лист предлагал ввести покровительственные таможенные пошлины. Благодаря им внутренние производители ставятся в одинаковые условия конкуренции с иностранцами; промышленность начинает развиваться и постепенно достигает такого совершенства, что может выдержать соперничество с заграничной. Так же поступает и Таможенный Союз РФ, Белоруссии и Казахстана. Но Киев традиционно «обижается», потому, как хочет «двух зайцев поймать»: и в Европе и на постсоветском пространстве. Но погнавшись за двумя зайцами, как известно, ни одного не догонишь. И Украина сделала свой выбор — отказалась от использования со своими восточными соседями накопленного за советское время торгово-промышленного потенциала Украины, который Евросоюзу совершенно не нужен. При этом наши граждане так и не узнали, что перспективу присоединения к Таможенному Союзу рассматривают не только в СНГ, но и далеко за его пределами — например, Новая Зеландия и Вьетнам. Такая информация могла бы в невыгодном свете выставить поступки нашего правительства, ради личных выгод побежавшего на Запад.

    Отношения наших патриотов с зарубежными центрами силы вообще «умиляет». Наши доморощенные радетели за благо державы слово в слово повторяют речевки заморских стратегов. Так, канадский премьер Стивен Харпер во время грузино-югоосетинской войны в августе 2008 г. заявил: «Я глубоко встревожен тем, что Россия контролирует происходящее за пределами ее территорий. Российские военные действия на территории Грузии отражают «советский менталитет», что не может не беспокоить». Обратите внимание, холеного господина беспокоит то, что Россия контролирует происходящее вблизи ее же границ. То, что это беспокоит США за семь тысяч миль от их границ — это, конечно же, естественно. Конечно, Оттаве и Вашингтону было бы предпочтительней, чтобы Россия границы свои упразднила. А сколько желчи вложено в понятие «советский менталитет»! Менталитет, благодаря которому СССР — наша общая родина — выстоял не в одной войне, априори воспринимается как отсталый. Это отзвуки расистского прошлого западного человека, привыкшего считать другие народы рабочим скотом.

    Мы за последние 20 лет пережили все театральные жанры, сейчас живем в жанре трагикомедии

    Характерно, что украинские националисты, любители поспекулировать на идее украинской независимости, тоже пытаются высмеять советский менталитет. Ибо знают: скажи людям правду, потускнеет украинская идея, как нечищеный горшок в чулане, перестанет ослеплять склонившихся над «горшком» неофитов.

    Александр Фидель в статье «Правда и мифы о советском менталитете» замечает: «Оскорбительное определение «совок» стало общеупотребительным среди «продвинутой» публики… Вашему покорному слуге довелось прожить несколько лет в Германии (Западной). Одним из главных моих впечатлений стало то, что немцы, которых согласно общепринятым стереотипам можно считать эталоном «антисовка», от бывших советских людей, не столь уж многим в плане менталитета отличаются. В подавляющем большинстве они очень ценят стабильность, отсутствие озабоченности и страха за свое будущее. Несмотря на невысокий по местным меркам уровень зарплат, чрезвычайно «популярны» и престижны места госслужащих (включая учителей), именно благодаря своей надежности. Устроиться на госслужбу очень непросто и... Совершенно правильно, дефицитный «ресурс» (хорошее рабочее место) частенько распределяется точно так же, как это было в СССР, только в Германии это называется «витамин В» (от немецкого Bekannter — «знакомый»)… Стоит ли говорить о том, что «технология» предвыборных обещаний сугубо материального свойства («50 гр. прибавки к пенсии») была «изобретена» (боюсь, вместе с самыми первыми выборами) отнюдь не на постсоветском пространстве и с успехом применяется в самых развитых демократиях по сей день. И ничего, не считают немцы себя «совками».

    «Мы за последние 20 лет на Украине пережили все театральные жанры, сейчас живем в жанре трагикомедии... Были реформы Горбачева, реформы Ющенко, сейчас реформы Януковича. Мне было 21 год, когда они начинались, сейчас мне 46. Конца края реформам не видно. Я могу выделить из этого реформаторского пула только одного президента — Ющенко. Я могу сказать, что ему удалось конкретно реформировать. Он переделывал историю и создавал свою нацию. В какой-то степени реформы увенчались успехом. Его нация состоит из него и его брата Петра, а в результате «правильной» истории Украину грозит разорвать, как капля никотина хомячка», — это мнение президента Центра системного анализа и прогнозирования (Киев) Ростислав Ищенко. Политолог отмечает, что Украина находится в стадии перманентного реформирования. Все реформируется, изменяется, переделывается, а бардак в стране остается прежним. Реформы без конца и края в стабильных государствах не происходят. Скандалы, связанные с ценой на газ, вообще стали хроническим заболеванием Украины. По словам эксперта группы «А-95» Сергея Куюна, топливный рынок Украины погряз в коррупции и может сравниваться с Афганистаном: «Условия работы напоминают специфику афганского рынка, где одним из неотъемлемых элементов деятельности являются договоренности с полевыми командирами талибов».

    Мы опускаемся до уровня «талибов» не только в экономике, но и в культуре

    Перейдем к образованию. Наша страна бойко шагает по пути к полной дебилизации населения. Советский подросток прочитывал в год около 40 книжек. Сегодня подростки берут в руки книгу в 4 раза реже. В 2008 году тягу к чтению испытывали только 52 процента школьников. Да и то, среди этих 52 процентов многие предпочитали примитивное чтиво, а не талантливые произведения. Потуги нашей власти отменить литературу русскую и заменить Достоевского, Крылова и Бунина писательствами украинских «митців» возымели только один «эффект»: русскую литературу забросили, но и к украинской любовью не воспылали. Интересно, что на сегодня самые большие книголюбы — индийцы. Украинцы же не входят даже в десятку самых читающих стран. Вероятно, мы опускаемся до уровня «талибов» не только в экономике, но и в культуре.

    Дестабилизирующим фактором является также влияние на наших сановников мнения западных экспертов во всех областях, особенно в экономике.

    Странно: нас убеждают, что экономика растет, нам помогают лучшие зарубежные эксперты, страна вот-вот превратится в райские кущи, но этого никак не происходит. Почему? Ответ на этот вопрос можно найти в книге американца Джона Перкинса «Исповедь экономического убийцы». Автор проработал много лет в структурах, курирующих экономические проекты США в развивающихся странами и их пропагандистское обеспечение.

    «О чем умалчивалось, — пишет Д. Перкинс, — так это о том, что каждый из этих проектов должен был принести солидные прибыли подрядчикам и осчастливить несколько состоятельных и влиятельных семей в соответствующих странах, тогда как правительства этих стран ставились в долгосрочную финансовую зависимость, которая, соответственно, была залогом их политического послушания. Чем больше будет заем, тем лучше. Тот факт, что долговое бремя страны лишает ее беднейшее население здравоохранения, образования и других социальных услуг на многие десятилетия, не принимается во внимание... Например, валовой национальный продукт растет, даже если прибыль получает только один человек — допустим, владелец электростанции, и при этом большая часть населения отягощена долгом. Богатые богатеют, бедные беднеют. А с точки зрения статистики это регистрируется как экономический прогресс».

    По Д. Перкинсу, смысл «безвозмездной» помощи со стороны Запада другим странам — «подталкивать лидеров разных стран мира к тому, чтобы они становились частью широкой сети по продвижению коммерческих интересов Соединенных Штатов. «В конце концов, эти лидеры оказываются в долговой ловушке, — продолжает Перкинс, — которая и обеспечивает их лояльность. Мы можем использовать их, когда нам будет это необходимо, — для удовлетворения наших политических, экономических или военных нужд. Владельцы же инженерных и строительных компаний США становятся очень богатыми».

    Наша страна все больше напоминает жидкий холодец, который трясет в тарелке от каждого прикосновения извне. Желание большинства молодежи — уехать прочь из страны, перекреститься и забыть. Патриотизм на нуле, и власть это осознает.

    Как отмечали украинские СМИ со ссылкой на официальные источники, одной из самых существенных угроз для независимости Украины является угроза внутренняя — конфликтные отношения политической элиты с народом, неприятие гражданами собственного правительства и проводимого им курса.

    Народ так «накушался» независимости, что больше не хочет ничего слышать ни о ней, ни об «отцах народа», приходящих после каждых выборов. А как же идея суверенного государства? Ведь ею-то и обосновывают наши политиканы необходимость существования отдельного украинского государства и соответствующего административного аппарата. И народ они «любят» тоже в рамках этой идеи. Оказывается, народ к идее глух. Но ему продолжают вдалбливать, что лучше «питаться» украинской идеей, чем украинским хлебом.

    Владислав Гулевич

    Рейтинг: