ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют

Энергия Украины в руках олигархов

    23 июля 2018 понедельник
    Аватар пользователя uzhgorod

    В 2011 года отечественная энергоотрасль отметила интересную дату — десятую годовщину начала большой приватизации, конкурсов, проводившихся тогда еще восходящей звездой украинской политики Виктором Ющенко. В апреле 2001-го были торжественно и публично проданы контрольные пакеты шести областных распределительных энергокомпаний.

    Прозрачная продажа была призвана завершить приватизацию образца 1997—1998 годов, проводившуюся под одного участника. Забавно, но поначалу подразумевалось, что оным будет уже почти подзабытый Павел Иванович Лазаренко. Однако как раз к началу приватизации П.Лазаренко потерял сначала власть, потом и влияние. И даже неуклюжая попытка через еще подконтрольный ему облсовет прихватить на память “Днепроблэнерго” (естественно, с благородной целью выплаты зарплаты бюджетникам) была пресечена в зародыше.
    Зато на рынке появился Инвестиционный пул Константина Григоришина и несколько позже примкнувших к нему братьев Суркисов.

    Сейчас Константин Иванович горестно жалуется, что они (Суркисы) ему “навязались” и ограбили его. Но, как смутно помнится, братья-“футболисты” пришли все же не с пустыми руками, а принесли в пул три блокирующих пакета (“Кировоград-”, “Херсон-” и “Тернопольоблэнерго”) в управление процветавшему тогда (и давно обанкротившемуся) Украинскому кредитному банку. С тех пор государство ни дня не управляло названными компаниями.
    Тогда же приватизацией занялся еще мало кому известный Константин Жеваго (группа “Финансы и кредит”). Его компании очень недорого приобрели “Одесса-” и “Луганскоблэнерго”, после чего поставили абсолютный рекорд по неплатежам в Энергорынок. И как раз перед тогдашней мегапродажей К.Жеваго “вышвырнули” из Луганской области. Правда, не за неплатежи, а просто место хорошее и приглянулось другим. А он излишне увлекся скупкой чужих долгов.
    В итоге у контролируемого К.Жеваго “Луганскоблэнерго” тайком скупили сети, создав на их базе новую компанию “Луганское энергетическое объединение” (ЛЭО). Обидчиком г-на Жеваго стал Виктор Пинчук, который провел сделку через контролируемый им тогда Укрсоцбанк.
    Продолжительная война за возврат в “первобытное” состояние эффекта не дала. Тем более что государство к тому времени уже достал околонулевой уровень проплат за электроэнергию “жеваговских” облэнерго, так что госорганы в происходящее почти не вмешивались.
    Тогда же произошло еще одно важное событие — государственную энергогенерирующую компанию “Донбассэнерго” бодро и весело раздели до нитки… Три из ее пяти электростанций (Кураховская и Зуевская в Донецкой области и Луганская ТЭС) были очень скрытно и крайне недорого куплены никому не известной компанией “Техремпоставка”. Причем чуть было не отняли и четвертую ТЭС.
    Сначала было много шума и обещаний все вернуть. Правда, шум был исключительно в столице, а на местах никто ничего возвращать не собирался. Да и в Киеве все скоро утихло, а электростанции через не очень продолжительное время очутились под крылом Рината Ахметова. Сейчас они входят в ООО “Востокэнерго”.
    Фактически рынку показали два сценария приватизации — прозрачный и теневой… На этом фоне апрельские тендеры 2001 года должны были дать старт “светлым временам”.
    За ними через несколько месяцев и уж точно “не позже 2002-го” должны были последовать следующие 12 энергокомпаний, чем приватизация энергодистрибуции должна была торжественно завершиться. Десятилетней паузы не ожидал никто. Судьба в который раз пошутила.
    К слову, по итогам десятилетия выбор сценария приватизации далеко не однозначен. Так, из шести проданных облэнерго четыре купили посредники, в итоге на рынок вышли не “купившая” государственная словацкая компания, а российская группа Михаила Воеводина — Александра Бабакова с колоритнейшей фигурой их представителя — ныне уже ушедшего от нас Максима Курочкина.
    Два облэнерго (“Киев-” и “Житомироблэнерго”) тут же едва не перепродали американцам, но чуть позже счастливых покупателей отговаривали от попытки их перепродать на уровне Госдепа США.
    При этом никаких сколько-нибудь ощутимых инвестиций ни одно из шести облэнерго так и не получило… “Ринатовские” ТЭС на фоне почти “убитой” государственной теплоэнергетики выглядят вполне прилично. На отбитой от увода из государевых рук Старобешевской ТЭС до сих пор… жалеют, что тогда так не повезло.
    Впрочем, сказать, что в энергетике было скучно, нельзя. Несостоявшуюся третью волну приватизации в информационном поле с успехом заменили события вокруг приватизированных облэнерго первой волны. Отношения г-на Григоришина и братьев Суркисов быстро перешли в фазу открытого конфликта. И как раз с 2002 года там начались увлекательные процессы с забегами групп энергичных людей в камуфляже, захватами правлений, похищениями реестров и проч. и проч.
    Кстати, на этом жизнеутверждающем фоне произошедший в 2002-м “вылет” г-на Жеваго из “Одессаоблэнерго” хотя и занял несколько месяцев, но прошел почти незаметно. Масштабы не те…
    В итоге Григоришин непрерывно искал варианты сохранения своего бизнеса, бросаясь то к Пинчуку, то к Чубайсу, в конце концов, найдя себе такого умного и замечательного во всех отношениях партнера, как Игорь Валериевич Коломойский. Что точно гарантировало нескучную жизнь. Кстати, их финальную договоренность, гордо именуемую Даламанским соглашением о разделе долей между ними, прописали за четверть часа в баре провинциального турецкого аэропорта. Хорошо, хоть не на салфетке…
    После Майдана г-н Григоришин попробовал было с помощью нового секретаря СНБО Петра Порошенко отыграться. Но не получил особой поддержки своего нового партнера (Игорь Валериевич, по привычке, работал на обе стороны, а точнее, на себя). И после серии безуспешных попыток отступил. Конфликт перешел в вялотекущую стадию. Вскоре Григоришин уже вряд ли мог однозначно ответить, кто из его бизнес-партнеров наиболее опасен.
    В конце концов, пошли на мировую. В феврале 2010 года Игорь Суркис сообщил, что акционеры ОАО “Львов-”, “Прикарпатье-”, “Чернигов-”, “Полтава-” и “Сумыоблэнерго” достигли договоренности об обмене акциями. Суть сделки заключалась в том, что каждая из групп получала возможность самостоятельно контролировать “отвоеванные” энергокомпании. Три облэнерго на севере и в центре отходили структурам Игоря Коломойского (группа “Приват”) и Константина Григоришина (“Энергостандарт”). Суркисы получали “Львов-” и “Прикарпатоблэнерго”. На том и порешили.
    Проведение первых за девять лет собраний акционеров в “Полтава-” и “Львовоблэнерго” подтвердило выполнение сторонами “сухаревской конвенции”. Правда, учитывая “трогательные” отношения Григоришина и Коломойского, трудно сказать, что этот расклад — на века.
    Показательно, что стороны тактично промолчали по поводу “Тернопольоблэнерго”. Там, несмотря на преобладающий пакет Григоришина, с 2002 года успешно управляют компании Суркисов. Судя по происходящему, сейчас там с братьями мирно контактирует Игорь Коломойский. Благо, ранее он уже общался с ними насчет выкупа их акций.
    В рамках прошлогодних договоренностей перераспределили и акции, принадлежащие офшоркам, в еще государственном (60,25%) “Запорожьеоблэнерго”. Теперь у компаний братьев там сформирован очень перспективный блокирующий пакет. Хотя компании, близкие к “Энергостандарту” и “Привату”, тоже сохранили небольшие доли (около 10%).
    К счастью для Григоришина, далеко не все акции у него были на паях с “заклятыми друзьями”. Так, с Пинчуком они вполне мирно разрулили ситуацию с уже упомянутым ЛЭО, и сейчас там руководит Григоришин.
    Неплохо получается и контактировать с чиновниками. В прошлом году Григоришин окончательно легализовал наличие блокирующих пакетов в “Харьков-” и “Черкассыоблэнерго”. Причем в последнем он одновременно и выкупал акции миноритариев и (через свои структуры) пытался обанкротить компанию. Получалась двойная страховка. Одновременно он оформил и чуть более чем 20-процентные пакеты акций “Винница-” и “Волыньоблэнерго”. Но вот с пакетами акций в “Николаевоблэнерго” пришлось распрощаться. Хотя раньше считалось, что там у группы до 28% (включая 4% в управлении).
    После прихода “словаков” в реестре сначала появилась их управляющая компания VS Energy International N.V. (23,7%). А с прошлого года вместо нее мирно числится входящее в ту же группу “Херсоноблэнерго” (15,8%). Группа господ Воеводина и Бабакова застолбила место. Простенько и всем понятно. Николаевцы, расположенные между принадлежащими VS Energy “Кировоград-”, “Херсон-”
    и “Одессаоблэнерго”, и в самом деле уютно ложатся в стратегию группы.
    И сейчас у “старожилов рынка” Суркиса, Григоришина и Бабакова руководимые ими компании размещены компактными группами (см. карту).
    Хотя, как отмечалось, судьба северного “григоришинского” блока еще не определилась. Как, впрочем, и остальных. За прошедшие годы все ключевые игроки (кроме разве что донецких) участвовали в контактах о полной или частичной продаже своего энергобизнеса. Известно минимум о двух таких опционах.
    Ну а пока “словаки” не прочь поработать с другими активами. У них 18,6% в “Хмельницкоблэнерго”, 22% — в “Черновцыоблэнерго” и 10,5% — в самом западном “Закарпатьеоблэнерго”. Но если относительно этих пакетов многое будет зависеть от обстановки, то за последний оставшийся у государства 25-процентный пакет “Одессаоблэнерго” группа поборется. Сейчас у нее суммарно 55,8%, и если добавить к ним 25%, будет как раз достаточно для контроля.
    Однако в “Одессаоблэнерго” есть и другие акционеры. До 15% контролирует группа “Финансы и кредит”. Сложив их с госпакетом, выходим на примерно 40%. За это можно получить как минимум площадку для торга. Пусть не сейчас, а в будущем. Жеваго, к примеру, могут и спихнуть (благо, есть опыт). А вот что произойдет, если акции окажутся, скажем, у Ахметова или у столь отзывчивого к чужому горю Игоря Валериевича? “Словаки” это понимают, так что настойчиво старались размыть госпакет, но потом стали предлагать варианты и с сохранением госдоли.
    Для Жеваго это тоже неплохой шанс. Сейчас его энергоактивы — это небольшая Белоцерковская ТЭЦ, с которой он добивается права на экспорт и поставки электроэнергии через Полтавский ГОК. Впрочем, там весьма неплохие объемы: в прошлом году ГОК купил на Оптовом рынке электроэнергии всего в полтора раза меньше, чем “Полтаваоблэнерго”, и почти столько же, сколько “Чернигов-” или “Сумыоблэнерго”.
    Вообще именно появление “донецкого” фактора стало главным изменением на рынке.
    В 2000 году дончане стартовали достаточно эффектно: тогда за долги у снабжающей энергокомпании “Донбассэнерго” вывели самые “вкусные” линии электропередачи, идущие к крупным промышленным объектам — меткомбинатам, ГОКам. С тех пор Донецкая топливно-энергетическая компания (ДТЭК) непрерывно укрупнялась и модернизировалась, и сейчас по оснащению, несомненно, лучшая в своем классе. По объемам закупок на ОРЭ она уже больше “донорной” “Донбассэнерго”. В середине десятилетия после ожесточенного корпоративного конфликта она поглотила другую донецкую компанию — “ПЭС-Энергоуголь”. Сейчас они вместе входят в ДТЭК и по итогам прошлого года, увеличив закупки на 12,6%, вышли на уровень покупок с Энергорынка в 13,3 млрд. кВт•ч (второе место по объемам в стране).
    Собственно, именно в Донбассе сложился свой “суверенный” путь на основе выведения части госактивов. Именно так создали “Востокэнерго” и “Сервис-Инвест”, да и “ПЭС-Энергоуголь”, в Луганске по этой схеме возникло ЛЭО.
    Впрочем, схему подхватило и государство, создав для угольщиков собственную энергокомпанию из сетей шахт — госпредприятие “Региональные электрические сети” (ОАО “Укрэнергоуголь”), правда, с околокиевской пропиской.
    Так что приватизировать что-либо в регионе, в общем-то, уже поздно. “Донбассэнерго” в нынешнем виде — практически полторы станции с выработкой в 2,3 раза ниже, чем у “Востокэнерго”. И, по большому счету, оно никому, кроме донецких, и не нужно. В “Донецкоблэнерго” ДТЭК и так имеет 30,6% акций. Попадание туда посторонних, мягко говоря, сомнительно.
    А вот сами дончане явно стремятся выйти за пределы региона. За последние три года они взяли под контроль “Днепрэнерго”, имея там более 47,55%, укрепились в “Киевэнерго” (около 40%) и уверенно контролируют его. “Есть внутреннее понимание, какие объекты нам интересны. О некоторых объектах мы объявили публично”, — отметили в ДТЭК.
    В этом году они заявили о наличии околоблокирующего (24,9%) пакета “Западэнерго”. Циники оценивают его чуть больше. Также заявлено о приобретении 12,5% “Крымэнерго”.
    ДТЭК при Тимошенко пыталось было закрепиться на “Днепроблэнерго”, но тогда ее подвинули. Вообще основные события можно ожидать именно там, плюс “Запорожьеоблэнерго” и, возможно, “Харьковоблэнерго”.
    Об интересе к “Днепр-” и “Запорожьеоблэнерго” уже заявил Игорь Коломойский. Кстати, в отношении последнего ему придется договариваться с Суркисами. Причем тут возможен “антидонецкий” фронт.
    Кроме деловых соображений, вполне могут проявиться и другие факторы. Например, и Ринат Леонидович, и Григорий Михайлович самозабвенно любят футбол и заметно меньше — владельцев компаний-конкурентов.
    Тут нужно было бы сказать о государственной политике в сфере приватизации. Но за неимением таковой, наверное, не стоит. Перечислять, что, как и когда одни чиновники собирались продавать, а другие им запрещали, довольно-таки скучно. На выходе многолетних колебаний “линии партии” имеем дивное заявление Фонда госимущества, что он собирается оставить в госсобственности блокирующие пакеты для сохранения управляемости компаний.
    Напомним, это говорят те же люди, которые весь прошлый год носились по рынку с блокирующими пакетами трех облэнерго, оглашая окрестности криками “купите, Христа ради, у нас план горит”. Два объекта таки продали по вдвое меньшей цене, чем изначально планировалось. Один до сих пор висит.
    О каком-то управлении блокирующими пакетами можно говорить только в том случае, если оно частное. Чиновник в стране, где правительство меняется раз в год-полтора, управлять ими не может по определению. На худой конец, снимут его или его начальника…

    Джерело: http://job-sbu.org/energiya-ukrainyi-v-rukah-oligarhov.html

    Рейтинг: 
    Загрузка...