ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют

«Если Бог решил, что ребенок должен умереть, он умер бы и в больнице… »

    15 августа 2018 среда
    Аватар пользователя Ярослав Михайлович

    В Закарпатской области на глазах матери и медиков от крайнего истощения погибла четырехмесячная девочка. Уголовное дело против женщины уже передано в суд. В случае если вина будет доказана, ей грозит до пяти лет лишения свободы.

    Любочка Ардилан родилась 28 сентября прошлого года весом два килограмма 650 граммов. Через три дня ее вместе с матерью выписали из роддома домой, через три недели окрестили. А 29 января этого года, через четыре месяца и один день после рождения, девочка умерла. Ее вес составлял всего два килограмма 350 граммов. В приведенных цифрах уместилась вся жизнь ребенка… Самое дикое в этой истории то, что дитя медленно угасало на глазах многих людей — матери, бабушки с дедушкой и даже медиков, но так и не дождалось помощи…

    Маленькая Люба — третий ребенок, умерший в этой семье
    39-летняя Любовь Ардилан, родившая позднего ребенка, хоть и мать-одиночка, но имеет большой опыт ухода за детьми. У нее это были уже седьмые роды. Соседи отзываются о Любе хорошо: не пьет, работает, дети ухожены. Когда женщиной занялась прокуратура, сельсовет дал ей положительную характеристику. Тем не менее в биографии Любы есть момент, который не может не настораживать: в 2000 году у нее умерли двое маленьких сыновей. Один утонул, у другого был порок сердца. Маленькая Люба стала третьим ребенком, умершим в этой семье.

    Последние несколько лет Любовь Ардилан работала в Чехии. Ее старший сын — уже взрослый молодой человек, имеет собственную семью и живет на Прикарпатье. Еще один сын учится в Тернопольской области. Дома вместе с бабушкой и дедушкой (оба они перенесли инфаркт) оставались 19-летняя дочь и младший, 13-летний, сын. Любовь забеременела в Чехии и вернулась домой за несколько недель до родов. Анализы и ультразвуковое исследование каких-либо отклонений не показали, роды прошли нормально. Дочь появилась на свет хоть и маленькой, но в пределах нормы.

    После выписки мать с ребенком приехала в родное село Выдрички Раховского района. Здесь есть амбулатория с главным врачом и медсестрами. Регулярный присмотр за новорожденными — их прямая обязанность. Медики в один голос утверждают, что добросовестно выполняли свою работу, мать это категорически отрицает.

    — Я с первого взгляда, уже через несколько дней после выписки из роддома, сделала Любе замечание: «У тебя ребенок худой, обязательно принеси его в амбулаторию», — говорит семейная медсестра Выдричанской амбулатории Анна Карбан. — Было видно, что младенец плохо развивался. К тому же, по словам матери, он плохо ел и часто плакал. Но принести дочку к нам Люба отказывалась. «У нее ничего не болит, — говорила она. — Что, разве моя дочь самая худенькая в селе?» Люба почему-то не доверяла врачам. Девочка принадлежала к группе риска, и я посещала ее по плану: до двух недель — через день, затем до двух месяцев — раз в неделю, а потом раз в месяц. В карточке сделано одиннадцать записей, хотя на самом деле я была больше, иногда приходила и дважды в день. Последний раз была у Любы в четверг, за два дня до смерти ребенка. И снова просила прийти в амбулаторию, ведь как раз должен был появиться главный врач. Правда, приехать в тот день он не смог. А через два дня девочка умерла…

    Когда Люба проснулась в субботу утром, дочка, лежавшая в кровати рядом, была уже холодная. Женщина позвонила в сельсовет, оттуда связались с райотделом милиции, после чего в Выдрички выехала оперативная группа. Прибывшие на место милиционеры сделали фотоснимки, на которых умершая девочка выглядит, словно замученный голодом узник концлагеря,- обтянутые кожей тоненькие ручки и ножки, крохотные пальчики… Позже, когда маленькое тельце взвесили в морге, оказалось, что его вес меньше, чем при рождении. Хотя недостатка в продуктах семья не испытывала, на столе рядом с кроватью стояли упаковки с детским питанием. Во время разговора с матерью милиционеры обратили внимание на одну деталь: Люба вела себя уж как-то очень спокойно. Позже на это обратил внимание и следователь прокуратуры, расследовавший уголовное дело.

    (На снимке) «Дочка слабо набирала вес, но развивалась, — говорит Любовь Ардилан. — Улыбалась, держала головку, хватала ручками предметы. А в два месяца все изменилось — она ела, но организм не принимал пищу… »
    «Дочка слабо набирала вес, но развивалась, — говорит Любовь Ардилан
    — На третьем допросе подследственная, говоря о своей дочери, заплакала, — рассказывает следователь прокуратуры Раховского района Виктор Ластовичак. — Но в целом ее поведение мало напоминало состояние матери, потерявшей ребенка. Она была слишком спокойна. По словам женщины, дочка регулярно ела, но сразу после этого у нее начинался понос. То есть организм почему-то не принимал продукты, хотя их разнообразили. В самом конце младенца кормили отваром из дробленого риса, только и это не помогло. На вопрос, почему мать ни разу не обратилась к врачам, ответ был такой: «Я не думала, что все так кончится. Младший сын до четырех месяцев тоже плохо ел, был очень худеньким, но вырос здоровым. А в больнице ребенку давали бы какие-то препараты, которые могли ему навредить… » Странная позиция. Как установили эксперты, недобор веса у девочки составил более пятидесяти процентов. Причиной смерти стало крайнее истощение организма.

    Небольшой деревянный дом с летней кухней, в котором живет Любовь с семьей, стоит на берегу Белой Тисы.

    — Проходите в дом, — приглашает Елена Семеновна, мать Любы, после того, как я представился. — Дочь поехала в райцентр, но скоро вернется. Так получилось, что девочка умерла. Она вроде и ела, но организм не принимал пищу. Мы меняли коровье молоко на козье, давали то одни смеси, то другие — вроде кушала, но, видно, пища не усваивалась. Дочь ее и к знахаркам возила. Те делали массаж, думали, что, может, желудочек сдвинулся с места. Не помогло. Видно, не судьба ребенку была жить. И кто такое мог предвидеть? Будто напасть какая-то. Мне, признаться, девочка с самого начала не нравилась — рост есть, а тела — нет…

    Через несколько минут приходит Люба.

    — У меня четверо детей, и все здоровые, словно дубки, — спокойно говорит она, сев за стол. — Младший Сергей, которому тринадцать, первые месяцы тоже худенький был, и ничего — вырос без докторов. Воспитывала еще двух мальчиков. Они умерли в 2000 году, но не в грудном же возрасте. Одному было три, другому четыре с половиной года. Младший утонул, хотя я до сих пор не верю… Ребенка нашли в восьми километрах ниже по течению с двумя сосками-пустышками в кармане. Он всегда с ними ходил. За двадцать минут до того я видела сыночка, еще сказала ему: «Сейчас, Васька, умоем тебя и пойдем кушать». А он в ответ: «Нет, не пойдем, потому что я ухожу далеко-далеко… » Второй мальчик умер через полгода от порока сердца, хотя в селе до сих пор говорят, что его убило током. Неправда это, вот документы, где четко сказано: причина смерти — врожденный порок сердца. Никто не знал об этой болезни, врачи раньше ее не диагностировали. Как же им можно доверять? После последних родов я лежала в палате с высокой температурой, и никто даже не пытался мне помочь. Сама звонила дочери, просила купить в аптеке таблетки и принести в больницу. Такие у нас врачи…

    - Как проходила беременность? Вы состояли на учете?

    — Последние шесть лет я была на заработках в Чехии, — говорит Люба. — Работала официально, есть все документы. Но на учет не становилась, потому что знала — рожать буду дома. Не хотела волокиты с документами, это мешало работе. Беременность проходила нетипично. Раньше я каждый раз набирала вес аж до 92 килограммов, а теперь, наоборот, очень сильно похудела. На седьмом месяце носила платье, которое купила дочке на выпускной. А она у меня совсем худенькая.

    - Вы не обращались к врачам, чтобы выяснить, в чем дело? Ведь у вас были все документы, в том числе медицинская страховка.

    — Каких-либо осложнений не было. Почки не болели, хотя во время предыдущих беременностей боли чувствовала каждый раз. Правда, на пятом-шестом месяце часто возникала горячка, вплоть до 40 градусов.

    - И вы все равно не обратились к врачам?

    — Нет, на работе каждый день дорог. Я знала, что буду рожать дома. Надеялась на Бога, и все… Вернулась домой на девятом месяце, стала на учет, прошла ультразвуковое исследование. Результаты мне не сказали. Но родила нормально, без осложнений. Правда, один врач произнес после родов: «Почему ребенок такой маленький, он что, недоношенный?» Мне сказали, что дочка при рождении весила 2 500. Откуда теперь взялись 2 650, которые фигурируют во всех документах, не знаю. По идее, врачи должны были предложить мне остаться в роддоме дольше, да и я сама не очень хотела — холодно там, и ремонт как раз делали, краской сильно воняло. Так и выписали на третий день. Сначала планировала окрестить дочку после того, как получу первые детские деньги, а затем передумала. Не нравилось мне что-то в ребенке, он выглядел болезненным, поэтому я поменяла заработанные в Чехии доллары и покрестила его раньше. Сразу после этого дочке стало лучше. Думаю, девочке могли наворожить…

    - Как дочка развивалась в первые месяцы?

    — Слабо набирала вес, но развивалась. Улыбалась, держала головку, хватала ручками предметы, водила глазами за игрушками. А в два месяца все изменилось — после каждого приема пищи начинался понос. Мы меняли смеси, молоко — не помогало. Странно это было, много странного… Странно то, что я решилась на беременность в таком возрасте, что оставила Чехию, что родила ребенка. У меня было пятеро мальчиков и одна девочка. Думала: может, наконец, опять родится дочка. Даже решила, что назову Любой. Если бы родился мальчик, все равно назвала бы Любомиром. То есть это не был нежеланный ребенок, я ждала его. Положилась на Бога и ждала…

    Врачи теперь говорят, что ходили сюда и едва ли не силой забирали ребенка в больницу, чтобы спасти. Абсурд! Медсестра за четыре месяца была здесь всего три раза. Впервые пришла, когда ребенку исполнился месяц, посмотрела издалека: «Ой, что-то маленькая девочка!» Но дочка родилась маленькой, поэтому и вес медленно набирала. Никаких замечаний от медсестры не было. В роддоме дочке плохо завязали пупок, так медсестра сказала: мол, надо приклеить лейкопластырем пять копеек. Такая аллергия после этого появилась, что ужас! Так как можно доверять таким врачам, давать им ребенка в руки?

    - Вы не считаете, что в смерти дочки есть и ваша вина? Ведь она умирала фактически у вас на глазах.

    — Что я могу сказать… Я не считаю себя виновной. Если Бог так дал, что ребенок должен умереть, он умер бы и в больнице. Просто не было бы приездов журналистов и всего этого, — опускает Люба голову…

    Районная прокуратура возбудила против Любви Ардилан уголовное дело по статье 166 Уголовного кодекса Украины «Злостное невыполнение обязанностей по уходу за ребенком». Следствие уже закончено, материалы переданы в суд. Если вина женщины будет доказана, ей грозит до пяти лет лишения свободы.

    Районный отдел здравоохранения провел внутреннюю проверку по факту смерти ребенка. В результате главврач сельской амбулатории, семейная медсестра и акушер-гинеколог были привлечены к дисциплинарной ответственности за ненадлежащее выполнение своих обязанностей. Главный врач амбулатории, работавший в селе на полставки, после инцидента рассчитался и перешел на работу в районную больницу. Сейчас действия медиков изучает управление здравоохранения областной госадминистрации. После окончания проверки правоохранители примут решение о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела по факту ненадлежащего выполнения врачами обязанностей по охране жизни и здоровья детей.

    Ярослав ГАЛАС, «ФАКТЫ» (Ужгород)

    Рейтинг: 
    Загрузка...