ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют

Къ языковому вопросу въ Карпатской Руси.

    18 августа 2018 суббота
    Аватар пользователя Нискореный русин

    Въ то время, когда австрійскіе политики и дипломаты были заняты въ галицкой и буковинской Руси созданіемъ новаго украинскаго народа и воспитаніемъ этой новой націй въ ненависти къ родному брату Великороссу и къ общерусскому языку, литературѣ и культурѣ, мадьяры, окруживъ свое королевство со всѣхъ сторонъ китайской стѣной, проводили насильственную мадьяризацію всѣхъ немадьярскихъ народовъ живущихъ на территоріи венгерскаго королевства.
    Особенное вниманіе обратили мадьярскіе феодалы на территорію южнѣе Карпатъ, заселенную русскимъ населеніемъ, называвшимъ себя угро-руссами или русинами.
    Всѣ мѣры были предприняты для того, чтобы провести поскорѣе мадьяризацію этого клочка земли, который называемъ сегодня Карпатской или Подкарпатской Русью. Церковь, школа, администрація этого края, экономическая политика, все работало для того, чтобы превратить полъ милліона угро-россовъ въ коренныхъ мадьяръ.
    Къ чести мадьяръ будь сказано, что они не хитрили, не дѣлали разныхъ языковыхъ и филологическихъ экспериментовъ, не пытались создавать новой націй, а, признавая родство угро-россовъ съ остальнымъ русскимъ міромъ за историческую правду — взялись открыто за истребленіе русско-славянскихъ слѣдовъ за Карпатами.
    Благодаря этой тактикѣ мадьяръ ввиду угро-россовъ, отличающейся отъ практики австрійцевъ по отношенію къ русскому населенію въ Галичинѣ и Буковинѣ, русско-украинскій языковый и культурный споръ, имѣвшій мѣсто въ смежной съ Карпатской Русью Галичинѣ и Буковинѣ, не распространился на территорію нынѣшней Карпатской Руси.
    Карпаторусское населеніе, находясь подъ постояннымъ наступленіемъ со стороны мадьярскихъ имперіалистовъ, или сдавалось имъ (какъ это было съ большинствомъ карпато- русской интеллигенціи), или съ самоотверженіемъ защищало свое племенное происхожденіе. Карпаторусское населеніе, въ особенности крестьянство, осталось до настоящаго момента вѣрнымъ своей исторіи и завѣтамъ своихъ предковъ, работавшихъ при концѣ XVllI и въ началѣ Х1Х-го вѣка на обще-русскомъ культурномъ поприщѣ.
    Угорская Русь давала учителей Галицкой Руси, она посылала своихъ лучшихъ сыновъ и въ великую Русь (Россію).
    Иванъ С. Орлай, рожд. въ 1770-омъ г., директоръ нѣжинской гимназіи, ученный медикъ, сотрудникъ барона Вилье по изданію „Полевой фармакопеи", членъ академій наукъ въ Петроградѣ и дѣйствительный членъ общества исторіи и древностей россійскихъ: Михаилъ Андреевичъ Балудянскій, рожд. въ 1769-омъ г., профессоръ и деканъ педагогическаго института, директоръ и членъ законодатель¬ной комиссіи россійской имперіи, съ 1819—1821-го года, первый ректоръ Петроградскаго университета; Василій Гриорьевичъ Кукольникъ, рожд. въ 1765-омъ г., профессоръ права въ петроградскомъ педагогическомъ институтѣ, авторъ многихъ юридическихъ сочиненій; Петръ Дмитріевичъ Лодій, рожд. въ 1764-омъ г., профессоръ права и философіи въ петроградскомъ университетѣ; Павелъ К. Павловичъ, рожд. въ 1782-омъ г., проф. права въ харьковскомъ университетѣ; Иванъ Андреевичъ Дубровичъ, рожд. въ 1780-омъ г., проф. философіи въ харьковскомъ университетѣ; Михаилъ Васильевичъ Биленичъ, проф. политическихъ наукъ въ харьковскомъ университетѣ— вотъ уроженцы Карпатской (Угорской) Руси, вложившіе свои силы и знанія въ развитіе обще-русской науки и литературы.
    Всѣ карпаторусскіе писанные документы, сочиненія карпаторусскихъ писателей — Духновича, Павловича, Жатковича, Сабовыхъ, Фенцика, Митрака, Сильвая и другихъ, всѣ школьные учебники, изданные обществомъ Василія Великаго въ Ужгородѣ, и употреблявшіеся въ народныхъ и среднихъ школахъ, являются лучшимъ доказательствомъ того, что какихъ бы то ни было сепаратистическихъ идей ни въ національномъ, ни въ языковомъ отношеніи въ Карпатской Руси не было. Всѣ карпаторусскіе писатели стараются писать по русски, всѣ они, развивая свои родные говоры, старались пополнять и совершенствовать ихъ, черпая изъ богатой сокровищницы обще-русскаго языка.
    Въ доказательство существующая среди простонародія сознанія культурнаго и національная единства съ остальнымъ русскимъ міромъ можемъ привести такіе факты, какъ:
    1. карпаторусскій крестьянинъ обращался за духовной пищей и за книгами не въ близкій галицкій Львовъ, а въ Кіевъ, Москву и Петроградъ, 2. галицкій языкъ называлъ онъ и сейчасъ называетъ, не русскимъ, не своимъ, а польскимъ языкомъ, украинофиловъ считаетъ поляками.
    Вся разница между книжнымъ языкомъ карпатороссовъ и обще-русскимъ литературнымъ языкомъ заключалась въ томъ, что не употреблялось слово „какъ", а якъ, что неопредѣленное наклоненіе глаголовъ кончается на „ти" вмѣсто „ть", и что не употреблялись въ Карпатской Руси иностранныя слова, принявшіяся въ русскомъ литературномъ языкѣ, а также слова взятыя въ русскую литературу отъ инородцевъ живущихъ въ Россіи.
    Въ 80-тыхъ годахъ прошлаго вѣка, посредствомъ Чопея. и во время войны въ 1914—18 г. посредствомъ Волошина, пробовало венгерское правительство смадьярщить карпато¬русскій языкъ.
    Чопей пытался ввести множество чисто мадьярскихъ словъ, — Волошинъ былъ приверженцемъ введенія мадьярскаго правописанія и латинской азбуки, но ихъ попытки не увѣнчались ожидаемымъ успѣхомъ.
    До осени 1919 г. были въ Карпатской Руси въ языковомъ отношеніи двѣ группы: одна преклонилась по разнымъ соображеніямъ передъ мадьярской культурой, приняла маьярскій языкъ за свой родной языкъ и причисляла себя къ кореннымъ мадьярамъ, прямымъ потомкамъ Арпада; вторая группа осталась вѣрной своему историческому прош¬лому и считалась въ культурномъ и національномъ отноше¬ніи за одно съ прочимъ русскимъ міромъ. Въ 1919 году повернулъ въ сторону послѣдней группы и А. Волошинъ, написавъ „Методическую грамматику карпаторусскаго языка для народныхъ школъ" (часть вторая), въ которой авторъ стоитъ въ языковомъ, культурномъ и національномъ вопросахъ на „обще-русской" (опредѣленіе Волошина) точкѣ зрѣнія.
    Настоящій культурный и языковый споръ начался только съ ноября 1919 г., когда былъ опубликованъ такъ называе¬мый „Первый Генеральный Статутъ" для Подкарпатской Руси. Чехословацкое правительство ввело тогда первый разъ терминъ „русинскій" языкъ, „русинскій" народъ, „Русинія" и поставилось противъ употребленія въ школахъ и урядахъ
    автономной Карпатской Руси русскаго литературная языка и правописанія.
    Для созданія „русинскаго" языка, были призваны въ Ужгородъ галицкіе украинофилы, д-ръ Панкевичъ изъ Вѣны и д-ръ Бирчакъ изъ Львова, которые вмѣсто работать надъ созданіемъ ново-проектируемаго „русинскаго" языка, стали вводить въ школы и въ уряды созданный галицкими украинофилами „литературный языкъ", со всѣми его полонизмами и „спеціальностями", чуждыми не только подкарпатскому населенію, но даже живымъ галицко-русскимъ и буковинскимъ народнымъ говорамъ.
    Выступивъ противъ русскаго этимологическаго правописанія, искони употреблявшагося въ Карпатской Руси, эти филологи ужгородскаго „Школьнаго реферата" установили новыя правила „этимологическаго" правописанія. Характернымъ для этого правописанія является повсемѣстное употребленіе буквъ „Ъ" и „Ы" въ окончаніяхъ словъ, но какъ разъ тамъ, гдѣ это въ русскомъ языкѣ не допускается. Напр.: отъ „польскоѣ границѣ, вмѣсто единственно правильнаго отъ польской границы, — „шыло" вмѣсто шило, — „риба" вмѣсто рыба и т. д.
    И школьный рефератъ и пражское правительство, упустивъ изъ виду то обстоятельство, что языковый и школьный вопросы подлежатъ исключительно вѣдѣнію имѣющаго быть созваннымъ автономнаго сейма, поставили карпаторусское населеніе передъ готовымъ фактомъ, — предписали и ввели новый языкъ и правописаніе въ школы и уряды, пренебрегая все прошлое культурное достояніе карпаторусскаго населенія.
    Русскій литературный языкъ съ помощью галицкихъ украинофиловъ постепенно вытѣсняется изъ употребленія; споръ изъ-за языка углубляется и принимаетъ политическій характеръ, ибо карпаторусское населеніе видитъ въ этомъ посягательство на его права, гарантированныя ему мирнымъ договоромъ.
    Противъ языковыхъ экспериментовъ, принимающихъ иногда формы очевиднаго издѣвательства надъ всѣмъ тѣмъ, что дорого каждому народу, русское населеніе протестовало и протестуетъ на многочисленныхъ съѣздахъ и собраніяхъ, противъ нихъ высказывались: 1) языковая анкета, состояв¬шаяся въ Ужгородѣ 15 марта 1920 г., 2) конгрессы всеучительской организаціи въ Ужгородѣ (апрѣль 1920 г.), въ Густѣ (1921 г.) и въ Мукачевѣ (14 февраля 1922 г.), 3) Грекокатолическая Капитула въ Ужгородѣ въ запискѣ отъ 1921 г. т 4) Организація карпаторусскаго студенчества „Возрожденіе" въ Прагѣ (декабрь 1921 г.).
    Устраненія украинскихъ языковѣдовъ изъ школьнаго реферата и изъ карпаторусскихъ школъ требуетъ настой¬чиво простонародіе посредствомъ многочисленныхъ депутацій,, также какъ и мѣстное учительство.
    Однако, школьный рефератъ въ Ужгородѣ, не считаясь ни съ историческими традиціями, ни съ протестами населенія, покровительствуетъ украинизаціи школъ въ Подкарпатской Руси на галицкій ладъ и помогаетъ прививать въ сердцахъ карпаторусской молодежи ненависть ко всему родному русскому.
    Благодаря вмѣшательству правительства, получается въ культурно-языковомъ спорѣ точь — въ — точь та же картина, которую создало мѣстное польское и центральное австрійское правительство въ Галичинѣ и Буковинѣ, съ той только раз¬ницей, что отпоръ со стороны карпаторусскаго населенія противъ украинизаціи гораздо сильнѣе сопротивленія русскаго населенія Галичины и Буковины.
    Это объясняется условіями, въ которыхъ приходилось жить и развиваться карпатороссамъ.
    Карпатороссы остаются вѣрными своимъ предкамъ, стоявшимъ всегда за „одинъ литературный языкъ для всей Руси" — (слова Бережанина-Лучкая). Они знаютъ хорошо что „правописаніе принятое русской литературой принадлежить не одной сѣверной, но и южной Pycи поэтому оно общерусское, „а такъ какъ правописанію предстоить сцѣплять отдѣльныя нарічія и племена въ одно цѣлое, оно и должно быть постоянно и повсеместно. Это поняли разные народы которые, хотя по несчастью разбиты на нарѣчія, стремятся обобщить, сплавить однимъ нарѣчіемъ свои разросшіеся члены и вѣтви. Это стремленіе происходить изъ чувства самосохраненія, усиленія себя, упроченія своей независимости, своего счастья" (слова Ю. И. Венелина въ ,,Матеріалахъ" 111).
    Точку зрѣнія Ю. И. Венелина на языковый вопросъ отстаиваетъ все карпаторусское населеніе, свои нарѣчія- говоры оно считаетъ русскими, принимаетъ правописаніе общее всѣмъ русскимъ говорамъ, хочетъ двигать развитіе своихъ говоровъ съ помощью богатаго обще-русскаго лите- ратурнаго языка и обогащать тотже языкъ своими мѣстными особенностями.
    Русскій литературный языкъ оно считаетъ своимъ богаты мъ кладомъ, залогомъ скораго своего культурнаго и на¬ціональнаго возрожденія. Кто воспрещаетъ ему пользоваться этимъ кладомъ, того считаетъ оно своимъ врагомъ, врагомъ культуры и прогресса, врагомъ своей свободы.
    Здоровый народный инстинктъ предохранилъ нашъ народъ отъ мадьяризаціи въ лихолѣтія его неволи, подсказывая ему необходимость цѣпко держаться всего родного, русскаго, и отвергать всѣ тѣ новшества, которыя навязывали ему его враги въ цѣляхъ его національнаго обезличенія. Тотъ здоровый инстинктъ сохранился въ гущѣ народной и по днесь, и онъ подсказываетъ карпаторусскому народу неизмѣнно держаться тѣхъ путей національнаго его развитія, которыми онъ шелъ до сихъ поръ и которые предуказали ему великіе сыны его и будители — Добрянскій, Духновичъ, Фенцикъ, Beнелинъ; тоесть пути единенія и тѣснаго національнаго и культурнаго общенія съ великимъ русскимъ народомъ.
    Дръ А. М. Гагашко.
    http://rusinmaromorosh.livejournal.com/120929.html

    Рейтинг: 
    Загрузка...