ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют

Кеннета Рогоффа, евро не выживет без Соединенных штатов Европы, а Китаю не избежать криз

    19 сентября 2020 суббота
    Аватар пользователя antuan.net roi

    Уже совершенно ясно, что только сближение и совместное решение всех вопросов, со списанием долгов и началом нового этапа совместного развития – в объединении всех в одну систему, позволит нам выжить и достичь новой ступени развития. Единственное препятствие – косность нашего мышления и застарелая парадигма, от которой мы не можем отказаться!
    .....
    По мнению Кеннета Рогоффа, профессора экономики Гарвардского университета, евро не выживет без Соединенных штатов Европы, а Китаю не избежать кризиса.
    В юности Кеннет Рогофф страстно увлекался шахматами и даже в 15 лет бросил школу, уехал в Европу, жил в Лондоне и бывшей Югославии, где активно играл. В 14 лет он получил звание мастера по шахматам, а впоследствии стал международным гроссмейстером, занял второе место в чемпионате США и свел вничью партии с Михаилом Талем и Тиграном Петросяном. Хотя Рогофф отказался от карьеры шахматиста, это пристрастие помогло ему в дальнейшей жизни, особенно когда он работал главным экономистом в МВФ. «Шахматы заставляют тебя предполагать, что думает другой человек. А в МВФ было очень много переговоров, обсуждений», — рассказывал он в интервью BBC.
    К тому же шахматы сделали его крайне стрессоустойчивым, в том числе во время финансовых кризисов. Кризисы — одна из специализаций Рогоффа.

    Его последняя и наиболее известная книга — «На этот раз все будет по-другому: восемь веков финансового безрассудства», где он вместе с Кармен Райнхарт анализирует кризисы в 66 странах на пяти континентах, рассказывая о дефолтах правительств и банковских паниках — от развала средневековых денежных систем до кризиса высокорискованных ипотечных облигаций в США. Исследования убедили Рогоффа: каждый раз люди надеются, что им удастся избежать повторения ошибок прошлого, и каждый раз это оказывается заблуждением. При этом финансовый кризис — настолько экстремальное явление, что его последствия остаются в истории, даже если многая другая информация не сохраняется, рассказал Рогофф «Ведомостям» во время интервью, взятого на «Форуме Россия 2012», организованном «Тройкой диалог» и Сбербанком.

    — Грозит ли западным экономикам судьба Японии, которая после кризиса 1989-1990 гг. пережила потерянное десятилетие, а то и два?

    — Есть вероятность, что США в мягкой форме повторят судьбу Японии и рост в течение многих лет будет на 0,5-1% ниже тренда. Слишком большой объем долга замедляет рост экономики. Но в США есть ряд положительных факторов. Например, рост населения, да и пузырь в Японии был гораздо больше, а крах — гораздо более серьезным. С другой стороны, кризис в Японии произошел, когда в остальном мире экономика быстро росла. Сегодня такого нет. К тому же Япония — страна-кредитор, США — должник. То есть для США не все так хорошо.

    В Европе ситуация хуже, там потерянное десятилетие — это, возможно, оптимистичный сценарий. Помимо экономического, в Европе политический, конституционный кризис. Если она не сможет превратиться в Соединенные штаты Европы, не думаю, что еврозона сохранится как устойчивое образование. Ее ждут очень сложные политические преобразования. И у нее тоже очень большие долги. Но, думаю, пример Японии — экстремальный.

    — Похоже, в мире сейчас больше долга, чем может быть выплачено. Как его можно сократить?

    — На этот вопрос нет простого ответа. Что касается высокорискованных ипотечных кредитов в США, то в долгосрочной перспективе прощению части этих долгов нет альтернативы, потому что многие из них никогда не будут погашены. Это политическая проблема, но таким образом можно будет стимулировать восстановление экономики. В Европе необходимо огромное списание госдолга Греции, Португалии, возможно еще 2-3 стран, его реструктуризация. Не думаю, что потребуется списание долга крупнейших стран, таких как США, Германия; не уверен по поводу Японии. Чем раньше будет признано, что часть долга не может быть возвращена, тем лучше. В противном случае будет подорвана экономика не только отдельных стран, но глобальной денежной системы. Для сокращения долга также может быть использована инфляция, и, думаю, в конечном итоге мы это увидим.

    — Могут ли многочисленные программы количественного смягчения, реализуемые ведущими центробанками, привести к скачку инфляции?

    — Думаю, те программы, что уже были проведены, недостаточны, чтобы стимулировать скачок инфляции. Они могли лишь немного снизить вероятность дефляции. Однако в Европе центробанк скупает все больше мусорных облигаций, которые никогда не будут оплачены, в отличие от США, где покупались в значительной степени высококачественные бонды; и, когда экономика начнет расти и ЕЦБ захочет вернуть эти бумаги на рынок, это может быть очень болезненно. Это может привести к ускорению инфляции, потому что ЕЦБ просто не сможет вернуть эти бумаги на рынок и связать ими денежную ликвидность.

    — Федеральная резервная система США заявила, что сохранит процентные ставки на очень низком уровне по крайней мере до конца 2014 г. Не убивает ли это рынок облигаций и кредитов?

    — В какой-то степени это признание руководителями ФРС того факта, что ожидается длительный период очень медленного роста экономики. Лично я не поддерживаю идею обнародования долгосрочного прогноза процентных ставок. Понятно, что ФРС хочет повысить прозрачность, но заходит в этом слишком далеко. Этот прогноз имеет смысл только для очень узких моделей, и, думаю, некоторые руководители центробанка придерживаются их из-за того, что их политика закончилась полным провалом и финансовым кризисом.

    — Как растущая социальная напряженность в мире может повлиять на развитие экономики и действия политиков?

    — Это самый важный вопрос. Экономика растет медленно, безработица высокая, молодые люди во многих странах теряют надежду на трудоустройство, это порождает многочисленные психологические проблемы. По крайней мере в западных странах это ведет, конечно, не к революции, но к значительным политическим изменениям. Есть существенный риск, что мы увидим популистские шаги: например, некоторые страны будут проводить протекционистскую политику или займутся масштабным перераспределением, тем самым замедляя экономический рост. Это тяжелая проблема, и легкого решения тут нет.

    — Если говорить о ваших исторических исследованиях, каковы самые важные и значимые уроки прошлых финансовых кризисов?

    — Самый важный урок — то, что сегодняшние события не так сильно отличаются от прошлых, как мы думаем. Финансовые кризисы прошлого показывают, что сегодня мы будем расти очень медленно, и строить планы нужно исходя из этого. И нет простого решения: ни печатание денег, ни увеличение госрасходов сами по себе не помогут. В США необходимы глубокие реформы, улучшение инфраструктуры, образования.

    — Как вам удалось собрать столько информации о событиях, имевших место столетия назад? И есть ли у вас данные по России?

    — Конечно, есть информация по России. В 1700-х и 1800-х гг., например, была очень яркая история с инфляцией, дефолтами. Думаю, мы бы не смогли написать нашу книгу до того, как интернет стал всемирным явлением. В нем, конечно, не вся информация, но с его помощью мы смогли найти нужных людей, редкие книги, проанализировать библиотечные фонды так, как это было невозможно сделать до появления интернета. Мы начали работу над книгой в 2003 г. и писали ее семь лет. Если бы мы сели за нее в середине 1990-х гг. — в США интернет тогда уже был, но он должен был быть везде. Мы смогли пообщаться с учеными на Филиппинах, в Венесуэле, Индии, с продавцами редких книг. В основном мы собрали данные за последние 200 лет, за предыдущие века их, конечно, меньше. Но интересно то, что финансовый кризис — это настолько экстремальное явление, у него столь специфические характеристики, что он оставляет гигантский отпечаток на всей жизни; все равно как огромный динозавр — он давно умер, а вы видите отпечаток его ноги.

    — Некоторые эксперты считают, что могущество США как мирового лидера сокращается, тогда как новые страны все больше начинают играть роль мировых держав. В прошлом такие глобальные изменения сопровождались конфликтами и даже войнами. Как ситуация может развиваться сейчас?

    Рейтинг: