ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют

Новости и события в Закарпатье ! Ужгород окно в Европу !

Мир спасет двухчасовой рабочий день

    09 мая 2021 воскресенье
    Аватар пользователя antuan.net roi

    Новый рецепт экономического гуру: людей и Землю спасут не столько ресурсосберегающие технологии, сколько разумное потребление и новая организация труда*

    Эрнст Ульрих фон Вайцзеккер

    *Книга Эрнста Ульриха фон Вайцзеккера (в соавторстве с Карлсоном Харгроузом и Майклом Смитом) "Фактор 5. Формула устойчивого роста" вышла в серии "Идеи для мира" издательства "АСТ-Пресс".

    Финансовый кризис 2008 года неожиданно вверг миллионы семей в нищету. Они чувствовали себя уверенно, а потом потеряли дом, рабочее место, состояние, некоторым пришлось узнать голод. Конечно, политики приложили усилия, чтобы преодолеть эту ситуацию как можно быстрее, и успехи были заметны, особенно если сравнивать с началом 1930-х годов. Но шанс стабилизировать сокращение потребления энергии и ресурсов был упущен, так как более легким казалось позаботиться о сохранении старых рабочих мест, чем о стратегической экологизации.

    Из-за политической нехватки времени был упущен шанс нового "зеленого" начала. И почти совсем были забыты старинные представления о возможности счастья при небольшом потреблении товаров. Тот, кому в кризис пришлось обходиться малым количеством товаров и услуг, видел в этом в первую очередь наказание и старался вернуться в общество потребления.

    Что нам, собственно, мешает распрощаться с этими навязчивыми материальными мечтами?

    Тут в первую очередь присутствует законное желание безопасности для своей семьи, сегодня и в неопределенном будущем. Домик или, по крайней мере, собственная квартира, автомобиль, а еще лучше два, хорошая еда, красивая одежда, медицинские услуги, а потом еще образование, гигиена, спорт и развлечения — вот явные или тайные мечты большинства. А когда все это уже есть и соседи переживают социальный подъем, люди могут позволить себе дополнительные комнаты для гостей или прислугу, шикарную новую технику и кухню в стиле хай-тек, или если же они становятся членами гольф-клуба — тут потребление и претензии растут как снежный ком. Иметь то же, что имеют другие,— что в этом плохого? Во-вторых, есть реклама, которая каждый день внушает нам, что не надо останавливаться на достигнутом. Экономика как раз за это рекламе и платит. И, в-третьих, политика. Она непременно всегда хочет дальнейшего роста и видит в этом наказ избирателей. Наконец, речь идет о рабочих местах и о пополнении государственного бюджета, а то и другое можно иметь только при постоянном росте.

    Но именно этот рост и есть главный виновник изменения климата, заселения земли, разграбления ресурсов. Этот тип роста однозначно неустойчивый. Мы знаем, что длительный рост в конце концов тоже станет неустойчивым, даже при условии, что эффективность использования энергии и ресурсов вырастет в пять раз. Земного шара не хватит, чтобы удовлетворить все мечты постоянно растущего населения о материальном. Пришло время, когда обществам мира нужно снова открыть для себя достаточность древних культур (под достаточностью авторы понимают "отказ от излишеств и разумный подход к удовлетворению потребностей" — "О").

    Мир без безработных

    Мы считаем устойчивое общество недостижимым в мире, в котором максимизация рендиты (относительный показатель доходности ценных бумаг.— "О") является верховным руководящим принципом экономики и в котором из-за борьбы за инвесторов, "в конкурентной борьбе за место под солнцем" между государствами они друг друга ослабляют, вместо того чтобы усиливать. Эту созданную англосаксонским мышлением модель мира нужно преодолеть. Много хороших частных примеров реализации политики устойчивости, вплоть до возвращения к принципу достаточности дает Вуппертальский институт в своей примечательной книге "Устойчивая Германия". К этим примерам относятся следующие:

    — "Общество участия", с подчеркиванием общественной, неприватизированной заботы о существовании, то есть гарантированных, преимущественно коммунальных услуг и инфраструктур, которые делают семьи более свободными и менее зависимыми от кошелька.

    — Возврат к идее общественных благ и институтов по управлению ими (common trusts). Ведь радикальное рыночное хозяйство предоставило такие общественные блага, как климат, океаны, биологическое разнообразие и многое другое, на откуп конкуренции самых эффективных эксплуататоров и тем самым нанесло существенный вред.

    — Эффективное распределение работы вплоть до идеи "Короткое время полной занятости для всех" (с гибким учетом рабочего времени).

    Этот последний пункт приводит нас к тому, чтобы заняться уже упомянутым выше конфликтом интересов достаточности и занятости. "Короткое время полной занятости для всех" означает, что больше не будет недобровольной безработицы, что можно отказаться от создания — и дотирования — все большего количества бессмысленных занятий, не обращая внимания на убийственный аргумент "рабочие места".

    Полная занятость — относительное понятие. Если для 50 млн работоспособных человек существуют 40 млн рабочих мест с полной занятостью, тогда или имеется 20-процентная безработица, или никакой безработицы вообще нет, если рабочее время в среднем составляет 80 процентов от полного, например при всеобщей четырехдневной рабочей неделе. Реальность находится где-то посредине.

    Самостоятельная работа

    Еще один аспект кажется нам значительным: высокая цена времени. Ведь не зря группы, которые ведут альтернативный образ жизни, имеют другое представление о времени и не очень хотят отдаваться в рабство "нормальному" темпу трудовой деятельности.

    Относительно использования времени существуют также характерные различия между разными культурами. Так, в обзоре Организации экономического сотрудничества и развития Society at a Glance ("Взгляд на общество".— "О") утверждается, что французы и японцы обычно тратят существенно больше времени на еду и сон, чем, например, североамериканцы или мексиканцы. Интересно, что при этом в Японии и Франции встречается меньше тучных людей, чем в США. Французы также тратят меньше энергии, дольше живут и, похоже, по качеству жизни, savoir vivre ("умению жить"), превосходят своих американских друзей. Германия в последнее время следует скорее французскому, чем американскому примеру. Новый обзор по устойчивому потреблению показывает, что опрошенные придают большое значение возможности самостоятельно распределять свое рабочее время.

    Постоянная спешка почти неизбежно ведет к чрезмерному потреблению, тогда как, имея время, можно сделать лучший выбор при покупках, починить вещь, вместо того чтобы ее выбросить, наслаждаться радостями жизни дома и в кругу друзей.

    На таком опыте следовало бы учиться. Он показывает, что достаточность может идти рядом с высшим качеством и с большой продолжительностью жизни и субъективно вообще не должна восприниматься как отказ от всего. Возможно, тогда даже ближе станет экстремальная идея, выдвинутая в 1979 году авторами, которые скрылись под псевдонимом Adret: travailler deux heures par jour — всего два часа трудовой деятельности в день. Идея здесь не в том, чтобы лентяйничать, а в том, чтобы располагать временем для семьи, культуры, цивилизации — и это при добровольном, скорее скромном, потреблении.

    Если экономика в целом более спокойная и часов на трудовую деятельность тратится меньше, то, естественно, средний доход на душу населения сокращается. Но после всего вышесказанного это не должно бы стать несчастьем для тех, кто живет в группе друзей и имеет меньшую потребность в товарах, которые можно купить. И если таким образом приобретаешь стабильность климата и избегаешь экологического и социального мировых кризисов, то можно было бы даже добиться политической поддержки такой стратегии.

    Следом за Ганди

    Махатма Ганди продемонстрировал миру и людям своей собственной страны, что освобождение от колониального владычества может произойти практически без применения оружия. Своим соотечественникам он также показал, что переход к устойчивому обществу достигается не алчностью, хвастовством и копированием стиля жизни колониалистов. Вместо этого он ввел впечатляюще радикальную форму достаточности. Несмотря на быстрый рост экономики в Индии, который практически не затормозил экономический застой в 2008 году, идеи Ганди прочно укоренились в стране. Многие части общества, добровольно или нет, все еще живут очень скромно.

    На особую форму развития ориентирована находящаяся в Нью-Дели, но работающая в основном вне города организация "Альтернативы развития". Основанная Ашоком Хослой в 1983 году, "Альтернативы развития" создала за это время сотни тысяч, даже миллионы скромных и чрезвычайно благоприятных для природы рабочих мест в сельских районах Индии. Локальное генерирование электроэнергии, производство стройматериалов, продуктов питания, текстиля — основные задачи, но есть и предложения по образованию, в основном для женщин. Продукты продаются частично через интернет, что улучшает финансовое положение членов организации. "Альтернативы развития" ежедневно доказывает, что развитие и создание рабочих мест в развивающихся странах может происходить без разрушения природы, которое наблюдается во многих частях света и о котором приходится лишь сожалеть.

    За путь развития с сохранением природы в настоящее время отдают голоса уважаемые юристы, например федеральный судья К.Г. Вирамантри из Шри-Ланки. В своей книге он выдвигает следующие идеи:

    — погребение окружающей среды нельзя оправдывать "развитием";

    — простая жизнь должна пользоваться большим уважением;

    — следует избегать расточительности всех видов.

    С тем, что практика и убеждения людей, стоящих у власти, и руководителей экономики в абсолютном большинстве развитых стран десятилетиями скорее удаляются от таких мудрых мыслей, чем приближаются к ним, мы спорить не можем. Основной идеей развития является подражание Северу. Поэтому мы считаем необходимым, чтобы Север повернулся в сторону ресурсоэффективной и вдохновляемой достаточностью цивилизации.

    Страж миропорядка

    Визитная карточка

    Эрнст Ульрих фон Вайцзеккер — немецкий ученый и политик. Родился 25 июня 1939 года в Цюрихе. После окончания средней школы изучал физику в Гамбургском университете и биологию в Университете Фрайбурга. С 1972 года — доцент кафедры биологии Университета города Эссен, в 1975-1980 годах работал президентом Университета Касселя. С 1981 года — директор Центра ООН по науке и технологиям для развития. В 1984-1991 годах возглавлял Институт европейской политики по защите окружающей среды, с 1991 года — член Римского клуба (с сентября 2012-го — сопрезидент). В 1998-2005 годах — член бундестага, с 2008-го — сопредседатель Международной ресурсной панели ООН.

    В 1995 году вместе с Эймори и Хантер Ловинс стал соавтором нашумевшего доклада "Фактор 4", где обосновывалась концепция, в соответствии с которой человечество могло бы жить в два раза лучше и тратить в два раза меньше. Спустя 17 лет пришло время "Фактора 5" — книги, в основу которой лег свежий доклад. Под "фактором 5" понимается "пятикратное снижение нагрузки на окружающую среду, являющееся разумной и реальной среднесрочной целью, которая одновременно привела бы к чрезвычайно глубоким изменениям во всех отраслях промышленности, в обществе и культуре". В новой книге описывается, какими технологическими и моральными инструментами можно достичь такого снижения.

    Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/2081971

    Рейтинг: