ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют

О русинском самосознании и сохранении идентичности. Часть 1. Выбор пути

    17 августа 2018 пятница
    Аватар пользователя uzhgorod

    Сегодня русинский народ стоит перед серьёзным выбором. Это судьбоносное решение, некая точка начала пути будущего развития национально-политической и культурной ориентации: с кем быть, с кем дружить и с кого брать пример. Сделать правильный выбор населению современной Закарпатской области очень сложно. УССР и «незалежная» украинская власть в прошлые годы, а также в недавнее ющенковское правление, постарались, чтобы русинское самосознание среди местного населения находилось на весьма низком уровне или его вообще не было.

    Для этого использовались разнообразные методы, например, известный «План мероприятий по разрешению проблем украинцев-русин». Документ предполагал ряд мер, направленных на укрепление позиций украинизации Закарпатья (язык, культура, подбор кадров и др.), интеграцию его населения в социально-политическое и духовно-культурное пространство Украины, то есть ассимиляцию русин в украинской этнической среде. Надо признаться, что «украинской национальной идее» всё-таки удалось часть русин и их потомков превратить в людей, которые приняли украинскую национальную идентичность, забыв свои корни и историю.

    Сам же этноним «украинцы» в Подкарпатской Руси и других территориях, где проживают русины, никогда не употреблялся. Против него, как чуждого русинской среде, выступали русинские подкарпатские будители. Только после Первой мировой войны на землях русин начали появляться небольшое число украинских эмигрантов, в основном, интеллигентов, которые были фанатично преданы «украинской национальной идеи». Именно они и развернули среди русин пропаганду о якобы принадлежности их к «Великой Украине».

    Своего наибольшего распространения украинская агитация достигла в 1938-1939 годах, в период существования так называемой «Карпатской Украины». Когда же Подкарпатская Русь находилась в составе Венгрии, стало понятно, что идеология «украинства» затронула только небольшую часть русинской молодежи. Своеобразное возрождение «украинской идеи» произошло в период присоединения Подкарпатской Руси к УССР. Конечно, «товарищу Сталину-Джугашвили» и его коммунистической идеологии, которая была часто антирусской, это было нужно по чисто прагматическим соображениям – в качестве своеобразного прикрытия аннексии Подкарпатья. Идеологически это выглядело «объединением всех украинских земель в едином государстве – Советской Украине». Как ни прискорбно, коммунистов не интересовало русофильство в крае и, конечно, не волновала судьба русинской культуры, истории и языка. Во многом русофильство коммунисты воспринимали враждебно потому, что любовь ко всему русскому строилась на общерусском, русскокультурном, дореволюционном, святорусском, а не коммунистическом единстве.

    Одним росчерком пера в 1946 году все русины Подкарпатской Руси были записаны украинцами. Ускоренными темпами были сфальсифицированы свидетельства о рождении, по которым все жители Закарпатья родились в Украине (а не в Австро-Венгрии или Чехословакии) и поэтому являются украинцами. Все школы были срочным образом переведены на украинский язык. Для усиления украинского влияния в крае государство всячески поддерживало переселение этнических украинцев из Центральной Украины и Галичины. Русинская самоидентификация стала невозможной, а иногда и просто опасной…

    С обретением Украиной независимости в русинском вопросе почти ничего не изменилось, продолжалось утверждение того, что русины «часть украинского народа». Хотя во всех странах, где живут русины, их признают отдельным национальным меньшинством. Сегодня с понятием «украинцы» продолжает жить чуть ли не большинство населения Закарпатской области, которое не знает ни русинского языка, ни культуры, ни истории. Все это вытеснено для существования единственного государственного этнонима.

    Хотя нет, есть и еще одна стадия самосознания населения Закарпатской области Украины, это так называемые «закарпатцы» – региональный этноним. – «А кто Вы по национальности» – спросил я, разговорившись в поезде с молодой попутчицей из Мукачева. – «Я «дикая закарпатка» – ответила девушка. Хотя почему «дикая» я так и не разобрал… «Закарпатский народ» – это некий промежуточный этап между русинами и украинцами. Они забыли этноним «русин» (в силу многих исторических обстоятельств), но инстинктивно чувствуют свою особенность и ментальную близость к соседним странам Центральной Европы.

    Для более полного рассмотрения формирования и сохранения русинского народа важно рассмотреть пример того, как малочисленная русинская диаспора Воеводины (Сербия) выстояла и сохранила русинское самосознание, культуру, историю и язык в инокультурной и иноконфессиональной среде. В своей статье «Русский Керестур как символ русинства», я привёл несколько факторов, некоторые из которых я представлю для примера здесь:

    1) Быстрая организация образования; 2) Строительство церкви и становление церковной жизни почти сразу после переселения в Воеводину; 3) Организация компактной общности проживания (самой большой общностью и был Русский Керестур, где русины жили «среди своих»); 4) Замкнутость русинской общины; 5) Сравнительно быстрое, в отличие от одноплеменников в Карпатском регионе, формирование русинского языка и его литературной нормы; 6) Признание русинского национального меньшинства Королевством сербов, хорватов и словенцев.

    Именно эти причины сдерживали ассимиляцию и позволили такой малочисленной этнической группе сохранить свою культуру, религиозную принадлежность, язык и самосознание сквозь четверть тысячелетия до наших дней в отрыве от Карпатского региона.

    Какие же сейчас из этих факторов сохранения самоидентификации русин на Балканах есть у русинского населения Закарпатской области? Существует ли должная организация образования на русинском языке? Есть ли признание у русинской общины в Украине как национального меньшинства? Я привёл это для того, чтобы подчеркнуть важность развития самосознания населения Подкарпатской Руси: складывается такое впечатление, что есть лишь русинские организации, а чёткая русинская идентификация как отдельного народа у большинства (или весомой части) населения Закарпатской области отсутствует.

    Сегодня в Закарпатской области некоторые называют себя «закарпатцами», некоторые «и русинами, и украинцами одновременно», а часть и вовсе так перешла в украинскую идентичность, что и не вспоминает о своем «русинском происхождении».

    Хотелось бы таким людям напомнить, что различия между украинцами и русинами проявляются в истории, культуре, языке, фольклоре и многом-многом другом. Лингвистические различия гораздо существеннее, чем например, между сербом и хорватом, македонцем и болгарином, белорусом и русским и т.д.

    Русины – не национальное и не культурное меньшинство украинского народа, не этническая группа, которая принадлежит украинской нации. Русины во всем мире имеют свою этнокультурную самоидентификацию, основанную на славянской традиции, которая отличается от «украинства». Когда русин говорит, что он русин, он не отождествляет себя с украинским народом. Этноним «русин» значительно старше этнонима «украинец» и одинаково принадлежит всем восточным славянам и Святой Руси.

    Украинская национальная идентификация русин не может выводиться из общего происхождения, общее происхождение не может означать национальную принадлежность, даже из-за того, что русины своё происхождение делят со всеми восточнославянскими народами, а не только с украинцами. Историческое наследие связывает русин с Карпатской областью, а не с новой украинской нацией и идеологией, возникшей в начале ХХ столетия.

    В историческом культурном наследии и памяти сегодняшних русин нет чувства принадлежности к истории украинского народа, нет места ни для Богдана Хмельницкого, ни «славному казачьему прошлому», нет воспоминаний о Тарасе Шевченко, Иване Франко и других родоначальников украинского возрождения.

    Помимо этих различий, есть ещё один важный аспект, это вопрос самосознания. Кем человек себя САМ ощущает. Самосознание, в общем смысле этого слова, осознание субъектом самого себя в отличие от иного - других субъектов. Национальное самосознание – осознание своей национальности и особой культуры.

    Если сегодня русинским организациям заняться развитием русинского самосознания у населения Подкарпатской Руси, то целей, которых добиваются эти организации, с всеобщей народной поддержкой и пониманием, будет достичь гораздо легче!!! Таких примеров в истории существует масса. А вот с идеологией, на которой и будет основываться русинское национальное возрождение – сложнее. Это одна из самых тяжёлых тем в современном русинском движении, которая требует времени, тут нужно говорить особенно осторожно…

    В сети Интернет существует масса статей посвящённых проблематики того, чем же является Подкарпатская Русь. Часть ли Русского мира? Часть Центральной Европы? Даже раздаются голоса мадьяронской направленности. (Мадьяроны – русины, перешедшие в процессе мадьяризации на позиции венгерского национализма). Начнём с того, что русины всегда жили в мире с соседними народами и с уважением относились ко всем нациям и культурам. Географическое положение территорий расселения русинского народа связывает их с Центральной Европой, происхождение и историческая память – с Русским миром. Итак, русины – авангард Русского мира!

    Но сегодня, к сожалению, населению Закарпатья не хватает национального патриотизма. Это то, что уберегает народ и его самосознание, так как без него народа просто не может быть. Сохранение народа – первоочередная задача. Это особый труд, требующий усилий, ума, памяти и упорства от каждого представителя. Народ жив пока все его части непрерывно трудятся ради его сохранения. Сохранение народа и его самоидентификации есть процесс обеспечения безопасности систем, связывающих людей в народ. Тут и вопросы языка, культуры, исторической памяти, самосознания – все важно. Если этого не будет, не будет и русин, которые будут и дальше считать себя «частью украинского народа» или «закарпатцами».

    Григорий Миронов

    Продолжение Часть 2. Что делать?

    Рейтинг: 
    Загрузка...