ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют

Одна из буйволиц давала молоко только под звуки ... гимна Советского Союза

    21 июня 2018 четверг
    Аватар пользователя Іван

    буйволиная ферма в селе Стебливка под Хустом29-летний гражданин Германии с невестой-украинкой организовали в Закарпатье «станцию спасения» исчезающих видов домашних животных. Здесь обитают самое большое стадо буйволов в Украине, несколько потомков карпатских коней тарпанов и полудикие свиньи-мангалицы.

    В списке достопримечательностей Закарпатья появилось еще одно место, где настоятельно рекомендуют побывать туристам, — буйволиная ферма в селе Стебливка под Хустом. Здесь можно увидеть исчезающих животных, испокон веков обитавших в этом регионе.

    Сейчас в Украине живет всего 45 буйволов. Они не занесены ни в Красную книгу, ни в реестр домашнего скота. Впервые побывав в нашей стране три года назад, 29-летний гражданин Германии Мишель Якоби случайно узнал об этой парадоксальной ситуации. Он нашел за границей спонсоров и стал скупать у селян буйволов, чтобы предотвратить их полное исчезновение. Сегодня на ферме Мишеля обитает 26 животных — самое большое стадо в стране.

    «Жирность буйволиного молока составляет 8-10 процентов. По сути, это сливки»
    Найти буйволиную ферму в Стебливке легко: спросите у любого, где живут «немцы» (так в селе называют обитателей фермы). От центра Стебливки до самой фермы — пять минут пешком. На пороге двухэтажного деревянного дома журналиста «ФАКТОВ» встретил хозяин: стройный красавец с голливудской улыбкой в… фуфайке и кирзовых сапогах.

    — Добрий день! Я — Мишко, — отрекомендовался Мишель с типичным закарпатским акцентом и протянул руку. — Я розмовляю русинською мовою. Це мiсцевий дiалект. Але якщо ви його не розумiєте, допоможуть перекладачi.

    В гостиной пила чай целая компания переводчиков: студентка-американка, работающая на ферме в качестве волонтера, двое местных жителей, помогающих Мишелю справляться с буйволами из патриотических соображений, и девушка Оля — невеста Мишеля.

    — Мы только закончили доить буйволов. Свежего молока не желаете? — засуетилась Оля. — Буйволиное молоко очень жирное — 8-10 процентов (для сравнения: жирность коровьего молока составляет 2-4 процента. — Авт. ). По сути, это сливки.

    Действительно, сильно напоминает сливки. Полстакана на завтрак — и, считай, на полдня заморил червячка. В качестве десерта мне предложили… кефир из буйволиного молока. Дело в том, что, скисая, молоко превращается в плотную массу — буквально ложка стоит. По виду напоминает взбитый миксером творог. Вкус нежнейший, с приятной кислинкой.

    — Карпатские буйволы — самая северная популяция в мире, — проводит ликбез Оля, одновременно смешивая ингредиенты для запеканки из буйволиного молока. — Этих животных вообще всего два вида — водный и болотный. В Карпатах водятся водные буйволы, которых, говорят, привезли сюда из Индии много веков назад. Водными их называют потому, что они очень любят лежать в воде. Зайдут всем стадом в озерцо и валяются, как бегемоты, весь день. Только рога торчат. А еще им нравится плавать и нырять.

    — Удивительно, как местным жителям вообще удалось приручить водного буйвола, — поддерживает тему Мишель. — Этот вид животных практически невозможно одомашнить. А доить буйволиц — о-о-очень сложно! Для меня это было самой тяжелой задачей. В отличие от коров буйволица не подпускает к себе незнакомого человека и ведет себя очень агрессивно. На ее приручение уходит минимум два месяца. Но даже если удалось установить контакт, животное может капризничать. Бывает, буйволица вбирает вымя и, как ты ни старайся, не даст ни капли молока.

    Например, нашу четырехлетнюю Фраю может выдоить только парень из соседней деревни. Николай часто заходил к нам в гости, и Фрая почему-то его полюбила. Кроме него, никого не подпускает, облизывает его, как теленка. Вот и приходится теперь Коле приходить на ферму утром и вечером. Прежний владелец другой буйволицы рассказывал, что она давала молоко только под звуки гимна Советского Союза (буйволы живут долго. Средний возраст — 45 лет. — Авт. ). Как только радио замолкало, молоко «заканчивалось». С третьей питомицей было еще смешнее: ее прежний хозяин играл в хлеву на скрипке, а его жена тем временем доила «меломанку». Такие вот прихотливые животные.

    Спасение своенравных карпатских буйволов стало любимым делом Мишеля Якоби. А началось все с того, что в 2008 году парень впервые приехал в Украину. Побывав в Закарпатье, Мишель буквально влюбился в эти края.

    — Я окончил университет во Франкфурте по специальности эколог-лесник, — рассказывает Мишель. — После этого отправился путешествовать, немного задержался в Боливии. Растущие там шоколадные деревья заворожили меня, и я уже думал, что останусь в Южной Америке навсегда. Но потом вместе с друзьями приехал в Украину. Карпаты — это чудо! Здесь удивительная гармония экосистемы. Я полюбил здешний климат, людей, зверей…

    Когда я узнал, что карпатские буйволы находятся на грани исчезновения, был шокирован. Почему никто не пытается спасти этих прекрасных животных?! В другой европейской стране это стало бы делом чести нации. В Германии я нашел спонсоров, заручился поддержкой «Сэйф Фундэйшн» — международной организации, занимающейся спасением исчезающих видов домашних животных, и перебрался в Украину — спасать наших буйволов.

    «Когда родители узнали, что я ушла из столичного офиса на ферму, они пришли в ужас»
    Променяв южно-американскую экзотику на украинский колорит, Мишель первым делом занялся изучением закарпатского диалекта. Парень искренне убежден: нужно знать язык региона, в котором живешь. Параллельно подыскивал место для будущей фермы. Помог фермер из села Стебливка: мужчина предоставил Мишелю во временное пользование территорию своего хозяйства. Здесь немецкий активист организовал «станцию спасения буйволов». Последних сохранившихся животных он скупил у жителей Закарпатья на спонсорские деньги.

    Сейчас в стаде Мишеля Якоби 9 буйволов и 17 буйволиц. Еще несколько животных временно гостят на ферме. Например, если хозяин не может содержать буйвола (нет денег для кормов или сил не хватает), Мишель помещает животное в свое стадо до тех пор, пока не появится возможность забрать его обратно.

    — Многие селяне просто забивают буйволов, — сетует Мишель. — Наша задача — не допустить этого. Я знаю лично каждого хозяина буйволов, постоянно навещаю их. Если человек согласен продать животное, покупаем. А если нет — ищем варианты, как ему помочь содержать буйвола.

    Выглядят животные внушительно: крупные, сильные, с закрученными полумесяцем рогами. Подобно коровам, они лениво щиплют травку, разгуливая по пастбищу. На их мощной грудине болтается мешок — это специальный жировой запас, вроде горба у верблюдов. Обычно буйволы наращивают такой мешок на зиму, а к лету он исчезает.

    Хотя буйволиное молоко превосходит коровье по жирности в несколько раз, надои у буйволиц меньше, чем у буренок. А уход за ними намного сложнее. В этом вся проблема. Люди отказываются содержать этих животных, и с каждым годом их становится все меньше. Мишель говорит: чтобы начать возрождение популяции закарпатских буйволов, необходимо довести численность стада до ста голов.

    Дел на ферме невпроворот: подоить буйволиц, переработать молоко, вывезти навоз, выгнать стадо на выпас. Организация «Сэйф Фундэйшн» постоянно присылает в Стебливку волонтеров со всего мира. Иностранцам на ферме нравится, некоторые задерживаются по полгода.

    — Не помню волонтера, который бы не соблазнился кусочком закарпатского сала, — смеется невеста Мишеля Оля. — Его здесь не солят, а коптят. Почти все вегетарианцы, попробовав здешнее сало, стали мясоедами.

    — Я, например, пока жил в Германии, тоже был вегетарианцем, — добавляет Мишель. — А теперь не представляю жизни без сала, местных голубцов с копченым мясом, борща и домашней колбасы. Кстати, такую колбасу немцы делать не умеют. В этом украинцы мастера!

    Украинская колбаса переменила вкусовые пристрастия Мишеля, а его сердце покорила украинская девушка. С 22-летней студенткой Киевского экономического университета Олей Хоменко Мишель познакомился на музыкальном фестивале. Парень пригласил девушку в Стебливку взглянуть на свое детище. Оля приехала и… осталась.

    — Когда родители узнали, что я ушла из столичного офиса на ферму, они пришли в ужас, — улыбается Оля. — Примчались сюда, папа два дня со мной не разговаривал. В Киеве я чувствовала постоянные ограничения: в квартире, в транспорте, на улице. И вечную нехватку времени. А здесь — полная свобода!

    Кроме того, всегда хотелось работать на себя. Похвастаюсь: я стала стипендиаткой Всеукраинской стипендионной программы имени Ивана Пулюя. Летом еду в Швейцарию учиться делать твердые сыры. Хочу изготовлять сыры из буйволиного молока. В нем белка больше, чем в овечьем молоке. Поэтому сыр из него считается более ценным. Минувшим летом я уже экспериментировала: из буйволиного молока и карпатских трав получился удивительный сыр «фета». К слову, настоящий сыр «моцарелла» изготавливают именно из буйволиного молока. В Европе он стоит очень дорого.

    В Украине постепенно растет спрос на органические продукты, и сыр из буйволиного молока может занять на этом рынке свою нишу. Кто знает, может, однажды Ольга Хоменко станет сырным магнатом?

    — И стану, — серьезно заявляет Оля. — Спросите у любого миллионера, как он заработал свой первый миллион. Ответ: много и тяжело трудился. Я тоже пойду по этому пути. Сейчас большинство хочет иметь такую работу, чтобы ничего не делать и получать большую зарплату. Молодежь бежит из села. А напрасно.

    За год жизни в Стебливке девушка стала настоящей хозяйкой фермы. О своих питомцах рассказывает с любовью — как о детях.

    — В буйволином стаде царит матриархат, — объясняет Оля. — Старших буйволиц, исполняющих роль вожаков, охраняют взрослые самцы. Прошлым летом один из «охранников» — буйвол Юра — повадился пугать рыбаков. Обычно мы выгоняем стадо к реке Тиса. Там есть много маленьких озер, где любят лежать буйволы. Тем временем «охранники» прогуливаются на берегу. Возле этих озер постоянно сидят местные рыбаки: водоемов много, места всем хватает. Так вот наш Юра придумал развлечение: тихонько подкрадывался к рыбаку сзади, а потом резко толкал его носом прямо в воду. Пришлось запереть хулигана в хлеву.

    В просторном хлеву, кроме буйволов, можно увидеть представителей еще двух исчезающих в Закарпатье видов. Мишель Якоби и Оля Хоменко занялись спасением карпатских лошадей с зеброподобными полосами. Это потомки диких горных коней тарпанов (последний в мире тарпан умер в 1929 году) — их осталось всего несколько десятков. Сейчас на ферме живут пять таких лошадок. У них на ногах и шее четко видны черные полоски — как у зебры.

    «В наших краях традиционно вскармливали младенцев грудным и буйволиным молоком»
    А недавно на ферме поселились три гуцульские свинки-мангалицы. Этих полудиких свиней фактически постигла та же участь, что и буйволов. Поскольку мангалицы дают меньше мяса, чем белые свиньи, их просто перестали разводить. Встретить мангалицу в закарпатских селах теперь большая редкость. А хрюшка очень симпатичная: покрытая кудрявой шерстью, с вьющейся челкой и розовым в пятнышках пятачком.

    Все обитатели фермы кормятся за счет буйволиного молока. Благо, постоянных клиентов хватает.

    — Врач из Хуста каждую неделю заказывает у нас по 12 литров, — говорит Оля. — От него я узнала, что буйволиное молоко помогает при бронхите, туберкулезе и лейкозе. Еще одна клиентка из Ужгорода берет по 20 литров, а потом развозит банки всем своим родственникам.

    Жители Стебливки с симпатией относятся к «немцам». Некоторые приходят на ферму, чтобы помочь Мишелю и Оле по хозяйству. Местный сельсовет взял шефство над буйволиной фермой: помогает с заготовкой кормов на зиму, предоставляет земли для выпаса скота.

    — Сколько существует Стебливка, столько здесь жили буйволы, — говорит глава поселкового совета Василий Лукач. — В наших краях традиционно вскармливали младенцев грудным и буйволиным молоком — пятьдесят на пятьдесят. Дети быстро росли и хорошо набирали вес. Я, например, тоже вырос на этой смеси. Хорошо помню вкус детства: мамалыга на кислом буйволином молоке.

    Буйволы обитали в Стебливке до середины семидесятых годов прошлого века. Выпасали их на толоке, в болотистой местности. Но через какое-то время колхоз провел мелиорацию земель. Селяне стали выгонять буйволов на выпас ближе к Тисе. Однако это холодная горная река, буйволы начали болеть и умирать. А потом жители Стебливки занялись массовым разведением коров, и буйволы вообще исчезли.

    И вот благодаря гражданину Германии у нас снова появились эти животные. Лично я доволен, что традиция возрождается. Сейчас разрабатываем герб села: основной фигурой будет, конечно, буйвол. Это давний символ не только Стебливки, но и всего Закарпатья.

    Рейтинг: 
    Загрузка...