ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют

Олег Сало: Я другой - чем больше давление, тем больше сопротивление

    23 апреля 2019 вторник
    Аватар пользователя uzhgorod

    Новый губернатор Львовской области Олег Сало в интервью "Украинской правде" сообщил, что его задача - поднять социально-экономический уровень региона, который сейчас является критическим. Львовщина по этим показателям занимает 26-е место в Украине. По словам Сало, президент, отправляя на Львовщину, никаких установок по поводу будущих выборов не давал. Губернатор убежден: галичане и без его вмешательства будут голосовать за Януковича - все благодаря Ассоциации с Евросоюзом. Ведь Янукович - "единственный президент, который действительно пошел в Европу", поэтому "убеждать наших граждан, чтобы за него голосовать, чтобы мы пошли дальше в Европу, уже не потребуется".

    Вы говорили, что назначение для вас было неожиданным. А не рассматривали ли вы возможность отказаться от такого предложения, зная, что на Львовщине вас откровенно недолюбливают еще с "дооранжевых" времен?

    - Нет, об этом не думал. А недолюбливают определенные лица, которые не дружили с законом, имели проблемы с правоохранительной деятельностью . Есть люди, бизнес, который незаконен, и так далее. А я всегда стоял на стороне закона.

    Когда пришел во Львовскую область, здесь были страшные кражи, в частности транспортных средств. Было много убийств, развернули свою деятельность организованные преступные группировки. В конце 2004 -го года стало гораздо спокойнее жить, гораздо спокойнее было ходить по улице, и ОПГ практически в области исчезли. Пришло спокойствие.

    Но когда началась "оранжевая революция", конечно, все пошло вспять. Убийства, Львовщина стала как Чикаго. Все вернулось назад: кто из-за границы, кто из других мест вернулся. Криминальная ситуация ухудшилась, и сама же контрабанда, с ней уже была критическая точка. Конечно, эти люди будут недовольны.

    Но не простой народ, который приходил ко мне, а это были огромные очереди на приеме граждан, я никому не отказывал. Я как депутат много предоставил моему Жовковскому району, и люди там вспоминают до сих пор.

    Но вам выкрикивали "Позор!" на вашем представлении не представители криминала, а в том числе и журналисты, вспоминая негативный шлейф, тянущийся за вами со времен начала 2000- х...

    - Именно поэтому я провел эту первую пресс-конференцию, чтобы снять все моменты, те все вопросы, чтобы мы больше не возвращались к прошлому. Я, кстати, думал, будет больше негативных вопросов. Если честно, я в шоке, что их не было.

    А этот шлейф, вся та ситуация против меня - это просто нужно было найти человека, на котором предстояло пиариться. Но я не падал на колени, я не шел на их требования, хотя другие пошли. А я другой: чем больше давление, тем больше сопротивление.

    А что же все-таки было с "Прогрессом"? Подожжен он был при вашем руководстве милицией. И жгла редакцию милиция, как впоследствии заявляли "оранжевые" руководители в правоохранительных органах.

    - Не было такого. Не было поджога. Были экспертизы, все это проведено. Это просто громкие заявления делали те, кому это было выгодно.

    А что было на самом деле, по вашей версии?

    - Я не могу сказать, что это было, потому что при мне это дело не расследовалось. Когда проводилось служебное расследование, экспертиза, я уже не работал. Это все уже делалось при власти Луценко.

    А подброшенные гранаты в офисе "Поры" были?

    - Гранат не было никаких, и никаких гранат никто не заносил. Они (члены "Поры" - ред.) положили себе гранаты, показали и рассказывали, что их преследуют. Потому что тогда "Пора" была безынициативной (Сало намекает на самопиар - авт.).

    И дачи Белоконя (бывшего главы МВД - авт.) тоже не было, на которую вы, согласно материалам уголовного дела, растратили государственные средства?

    - Не было никаких дач Белоконя. Если бы были действительно использованы деньги из бюджета, я бы здесь не сидел. Потому что если бюджетные деньги использованы не в тех целях, пошли в сторону, то есть статья 364 УК. Но там не было ничего.

    Они мне сделали ксерокопию, а по ксерокопии можно доказать? Дачи нет. И документы были подделаны, согласно которым якобы средства пошли, но этих средств не было! Как их использовать, если их не было?

    Почему вы не перестраховались и не покинули раньше страну? Вот тогдашний руководитель Львовской налоговой, которого, как и вас, "оранжевые " обвиняли в преследованиях и давлении, еще до выборов на всякий случай уехал с семьей за границу.

    - Он себе пусть едет. У меня свой характер. Во-первых, я не чувствую вины. Во-вторых, я - Овен. Я должен идти и доказывать. Я просил Генпрокуратуру, чтобы мое дело перенесли в другую область, потому что идет пресс на правоохранителей, следователей, прокуроров. Им нужна была картинка - Сало сидит, мы боремся с бандитами! Но почему-то те бандиты, которые боролись, сами попали за решетку.

    Когда вас объявили в розыск, вы находились на Львовщине и в Киеве. Вас плохо искали или просто не хотели искать?

    - У каждого есть здравый смысл. Люди, которые со мной работали, они за мной шли, они видели мою работу, как я обеспечивал благополучие и социальные вопросы своих работников.

    Поэтому они меня уважали, знали, что это несправедливо, надуманно.

    Я никуда не убегал, я ходил в прокуратуру, за мной выставляли службы. Потом, когда уже началось не расследование, а политическое преследование, то нужно было уже осторожнее быть. Потому что я знал, чем оно закончится. Если бы меня посадили, задержали, то из карцера меня бы никто не выпустил. Это я точно знаю.

    В 2006 году вы вместе с экс-руководителем Западно-региональной таможни Тарасом Козаком оказались в списках Блока Витренко в Верховную Раду. Очевидно, чтобы решить проблемы с уголовными делами через депутатскую неприкосновенность? Как вам удалось попасть в список?

    - Если бы я зашел в парламент, вы бы увидели мою работу. У меня были планы в парламенте, я бы пришел к каждой области, к каждому региону. То есть мое баллотирование руководствовалось не только целью избавиться от преследований.

    Но вам хоть как-то близка идеология Витренко? Поддерживаете ли вы союз России, Беларуси, Украины?

    - Там было, что славяне - это один народ. Президент белорусский тоже такое говорил: мы, славянские народы, будем работать вместе. Но наше направление, нашего президента сегодня - это евроинтеграция. И мы все будем делать для того, чтобы идти за президентом.

    И все же, как в список попали?

    - Были у меня товарищи, мне предложили. Спросили, даешь ли согласие работать в парламенте...

    Вам пришлось заплатить за место в списке? В медиа звучала цифра в пять миллионов долларов.

    - Не заплатил я ни копейки.

    Тогда правда ли, что ныне покойный господин Курочкин помог тогда вам получить это место в списке (Максим Курочкин, он же Макс Бешеный - российский предприниматель и криминальный деятель - авт.)?

    - Нет. А что меня может связывать с Курочкиным?

    Его называли спонсором блока Витренко в то время.

    - Нет, меня с ним ничего не связывало.

    Вы были с ним знакомы?

    - Я с ним виделся только один раз, еще будучи начальником ГАИ. Я увидел его в Славском на лыжах. И хотя я был на отдыхе, меня заинтересовало, что это за машины, которых так много приехало. С ними был мужчина с охраной, около двенадцати охранников, это меня заинтересовало. Я спросил, кто такой, и все. (В апреле 2007 года Сало в интервью говорил не о "только один раз", а они общались с Курочкиным "от случая к случаю" - авт.).

    Во время своего первого интервью как председателя ЛОГА вы пообещали, что при вашем руководстве выборы в регионе пройдут честно и прозрачно. В то же время вас обвиняют в причастности к фальсификации не только в 2004 году, но и в организации штурма избирательного участка в Первомайске в 2012-м , когда "Беркут" вынес бюллетени, из-за чего не удалось установить результаты выборов. И на тех же выборах, когда вы занимались в МВД общественной безопасностью, на всех проблемных округах мы имели скопления бритоголовых псевдожурналистов. Где гарантия , что за год не будет так же?

    - Мы будем все делать, чтобы у нас было спокойно, тихо, и выборы состоялись. И никаких противозаконных действий никто от власти не будет делать. Все будет чисто, я вам это гарантирую. Мы обеспечим в округах охрану общественного порядка.

    Вмешиваться в избирательный процесс милиция не имеет права. Но когда руководитель избирательного участка или его заместитель обращается в милицию обеспечить порядок, не упустить (посторонних лиц - авт.), это уже другое . Есть участок, мы ответственны за участок. И я не помню тех скоплений (псевдожурналистов - авт.), о которых вы говорите.

    Относительно "Беркута", то он не забирал бюллетени, а только обеспечивал. Руководитель избирательного участка забирал эти бюллетени , а "Беркут" это обеспечивал, потому что не было к ним доступа, чтобы их отвезти на округ.

    Так как же не допустить повторения таких ситуаций?

    - Вы меня спрашиваете как начальника УМВД, но я не являюсь начальником УМВД.

    Спрашиваю, потому что как журналист хочу безопасно выполнять свою работу на выборах, чтобы мне не угрожали разного рода неопознанные бритоголовые лица возле участков, на которых почему-то милиция не реагирует, несмотря на такие просьбы в милицию.

    - Мы все обеспечим, я вам обещаю, что этого здесь не будет. Но если постриженные пришли на выборы - там, борцы, боксеры, или журналист постригся? Так если он постригся, то что, его нельзя пускать?

    А вы планируете меняться внутренне, изменив стиль МВД на государственное управление? Как будет отличаться стиль в руководстве милицией и областью?

    - Многое надо менять. Здесь нужна дипломатичность, а в милиции решения принимаются резко, с минуты на минуту. Здесь же есть моменты, которые можно обсуждать, общаться взвешенно, надо взвешивать все "за" и "против".

    Многие говорят о вашей жесткости ...

    - Характер не изменится, он какой у меня был, такой и останется - жесткий, но справедливый. Я и дальше буду проводить эту политику, буду жестко спрашивать со своих подчиненных за работу, чтобы нашим гражданам жилось комфортнее и по правде.

    Шла ли речь на встрече с президентом, когда он вас отправлял сюда, о работе над подготовкой заявки на проведение на Львовщине Олимпиады 2022?

    - Нет. Но я буду принимать участие в Киеве в 28 Генеральной ассамблее Национального олимпийского комитета Украины. И если будет стоять такой вопрос - то я буду все делать для того, чтобы на Львовщине Олимпиада состоялась.

    А Львовщине это нужно? Известно, что от Евро -2012 Украина экономически больше потеряла, чем заработала . Даже для участия в конкурсе за место проведения соревнований уже надо потратить космические для региона суммы.

    - Олимпиада - это, прежде всего, огромный имидж. Это будет впервые в истории Украины. Потом, это улучшение инфраструктуры нашего края. Это небольшие, канатные дороги, обычные дороги. Откуда взять такие большие деньги? Будем работать, чтобы это произошло. Я думаю, Кабмин, президент рассчитывают на это.

    Вы часто подчеркивали на аппаратном совещании, что Львовщина по социально-экономическим показателям - на 26-м месте. Как так случилось, что регион с таким туристическим и экономическим потенциалом, будучи пограничным, так низко пал? Может, это в Киеве ее обделяют государственными дотациями, финансированием программ и т.п.?

    - Есть Кабмин, есть Львовская область, есть руководители и человеческий фактор. Надо садиться, договариваться. Почему-то другие знают дорогу в Киев, а у нас - не знают. Надо идти, показывать перспективы, свои планы, видение, где и как можно эффективно вложить средства. Но надо ездить доказывать это.

    Вот если к вам придут два человека - один хочет с вами говорить, другой - не очень. С кем вы будете общаться? С тем, кто хочет. Я буду заставлять их работать (подчиненных - авт.), работать с Верховной Радой, с комитетами, с профильными министерствами для того, чтобы у нас были программы, они изучались, доводились до руководства государства, чтобы, в конце концов, они финансировались.

    Себе ставите какие-то внутренние сроки, планы - когда ситуацию в области планируете улучшить, и на какое место планируете вывести?

    - На предыдущей моей работе на Ивано-Франковщине я был на передовых местах (на должности начальника областной милиции - авт.). У меня было первое, второе место, но в основном первое. Не боги горшки лепят. Мы можем делать - не обещаю, что сразу перевернем все с головы на ноги, для этого необходим определенный период времени. Но буду стараться, чтобы мы подняли якорь и пошли дальше.

    Подробности

    Рейтинг: