ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют

Основные черты русино-украинского этнополитического конфликта

    17 августа 2018 пятница
    Аватар пользователя SHURIK

    Этнополитические конфликты стали одним из глобальных вызовов на планете. Их урегулирование занимает особое место в числе наиболее актуальных вопросов современности. Такие противоречия угрожают стабильности и территориальной целостности государств, их последствия оказывают крайне негативное влияние на развитие государства и на имидж страны конфликта.

    Проблема профилактики и предупреждения этнополитических конфликтов остается одним из важнейших направлений в конфликтологии. События второй половины XX и начала XXI веков опровергли прогнозы политиков и ученых о неизбежности стирания локальных и этнических различий в процессе европейской интеграции. Напротив, началось мощное возрождение этнической идентификации и роста национализма. Многие европейские государства и страны бывшего социалистического лагеря столкнулись с проблемой этнических конфликтов. Сербия, Хорватия, Румыния, Украина, Бельгия, Кипр, Франция, Италия, Великобритания, Испания стали очевидцами возникновения национальных «этнических» движений, выступающих под лозунгами отделения или автономизма. В некоторых странах борьба за эти цели перерастала в вооруженное противостояние.

    В политической науке этнополитические конфликты оцениваются как столкновения субъектов политики в их стремлении реализовать свои интересы, связанные с перераспределением политической власти, определением ее символов, а также группового политического статуса государственной политики, при которых этнические различия становятся принципом политической мобилизации[1]. Под понятием этнополитическая мобилизация понимают процесс, посредством которого группа, принадлежащая к одной этнической категории, в борьбе за политическую власть с членами других этнических групп (или государством) манипулирует этническими символами в политических целях, используя их как главный ресурс во имя обретения общей идентичности и политической организации группы[2].

    Этнополитические конфликты вспыхивают чаще всего между меньшинством и доминирующей этнической группой, которая контролирует власть и ресурсы в государстве[3]. Зачастую этнические меньшинства не обладают на территории стран проживания всей полнотой политических и гражданских прав, являются объектами дискриминации по историческим, культурным, политическим, конфессиональным, экономическим, лингвистическим и некоторым другим признакам. Таким меньшинством в Украине являются подкарпатские русины, по отношению к которым проводится политика дискриминации и планомерной ассимиляции.

    Сложность и острота проблемы русинского национального меньшинства в Украине и потребность ее практического решения уже давно обусловили необходимость разработки теоретических вопросов данного конфликта. Прежде всего, адекватного рассмотрения основных задач русинского движения и причин русино-украинских этнополитических противоречий. Ведь такие конфликты не всегда очевидны. На начальных стадиях, они, как правило, скрыты. Чтобы предотвратить радикализацию масс, необходимо как можно раньше распознать начало возможного конфликта.

    Важнейшей причиной нарастания конфликтного потенциала во взаимодействии Киева и русинов Закарпатья является непризнание второй стороны, а соответственно, и самого конфликта. Следует подчеркнуть, что русины признаны отдельной национальностью всеми государствами, где они проживают как национальное меньшинство, кроме Украины. Там русины до сих пор считаются «этнографической группой украинцев». Этническая русинская идентификация имеет своим основанием общность культуры. Характерными признаками русинского этноса являются также общая территория проживания, наличие общего исторического прошлого, русинского языка, особенностей психологии и менталитета. Общность эта осознаваема самими русинами, что находит отражение в осознании своего единства с русинскими общинами других стран и в осознании отличий от других, в том числе славянских, этнических групп. Следует, однако, отметить, что русинское национальное возрождение в Закарпатской области Украины на современном этапе не коснулось абсолютного большинства населения края.

    Русины - народ центральноевропейского региона. Но из-за того, что в силу исторических обстоятельств украинизация по отношению к нему не была завершена, он продолжает позиционировать себя как часть Русского мира. Именно эта особенность русинской идеологии, которая была выработана русинскими будителями в XIX веке, агрессивно воспринимается современными украинским националистам. Но именно она помогает русинам поддерживать особую этничность и уникальность в центральноевропейском регионе под давлением украинизации и планомерной государственной политики ассимиляции. Что интересно, именно эту русскость во многом не замечает современная российская власть. Эта политика была наследована с коммунистических времен. Советских «русских» не интересовало русофильство в крае и общерусское самосознание. Русофильство тогда было приравнено к Белому движению, его носители отправлялись в ГУЛАГ[4]. Во многом такие процессы коммунисты воспринимали враждебно потому, что любовь ко всему русскому строилась не на коммунистическом, а на общерусском единстве.

    На современном этапе развития русинское национальное движение Украины характеризуется становлением и выработкой четкой идеологии. Это долговременный, но очень важный процесс. Анализ сущности и движущих сил русино-украинских противоречий наталкивает многих исследователей на мысль об именно идеологической природе его развития. Именно идеологический фундамент может дать мотивацию этнической группе для политической активности и пассионарности. В зависимости от того, какая идеология в итоге станет доминирующей, зависит будущее русинского движения. Но уже сейчас следует отметить тот факт, что одним из последствий в русинско-украинском этнополитическом конфликте для русинской стороны является то, что политика Украины провоцирует ускорение процесса русинского самосознания и одновременно создает условия для постепенного ощущения населением Закарпатья единой сплоченной общности.

    Вместе с тем приходится констатировать, что ряд аспектов русино-украинских этнических взаимоотношений, которые способны привести к глубокому этнополитическому конфликту, основаны на нежелании украинской стороны решать данную проблему, хотя бы частично удовлетворить наиболее приемлемые для Украины требования русинской стороны. Одним из таких требований является признание областного референдума, прошедшего 1 декабря 1991 года в Закарпатье, на котором 78 % участников высказались за придание области автономного статуса. Но украинское государство не только не признало результаты этого референдума, но и закрывала глаза на культурное возрождение русинов. В 1996 году был принят «План мероприятий по разрешению проблем украинцев-русинов». По этому плану необходимо было предпринять меры, направленные на укрепление позиций украинизации Закарпатья (язык, культура, подбор кадров и др.), интеграцию его населения в социально-политическое и духовно-культурное пространство Украины, то есть ассимиляцию русинов в украинской этнической среде.

    В определенной степени исторический фактор также сыграл большую роль в развитии конфликта. Причины кризисной ситуации в Закарпатской области были заложены еще при присоединении Подкарпатской Руси к Украинской ССР. В межвоенный период под таким названием она входила на правах автономии в состав Чехословакии. Одним росчерком пера все русины Подкарпатской Руси были записаны украинцами. Ускоренными темпами сфальсифицировали свидетельства о рождении, по которым все жители Закарпатья родились на Украине (а не в Австро-Венгрии или Чехословакии) и поэтому являются украинцами. Все школы были срочным образом переведены на украинский язык. Для усиления украинского влияния в крае государство всячески поддерживало переселение этнических украинцев из Центральной Украины и Галичины.[5]

    Фактором, который увеличивает конфликтный потенциал, можно считать и наличие ряда социально-экономических проблем. По мнению некоторых представителей русинского движения, за годы существования украинского государства было почти полностью разрушено то, что строили в Закарпатской области в советские времена, и то, что было приобретено русинами, когда они входили в состав Чехословакии и Австро-Венгрии. Разрушены многие отрасли народного хозяйства, промышленность, средняя и высшая школа, медицина, социальное обеспечение, наука[6]. Но экономические причины русино-украинских противоречий явно вторичны и по значимости, и по восприятию русинским и украинским народами в сравнении с идеологическими и этнополитическими проблемами.

    В исследованиях этнополитических конфликтов выделяют три стадии развития[7]. На первой стадии формируется база участников, формулируется идеология, отрабатываются приемы и методы будущей борьбы, выдвигаются требования сторон. Средствами сторон конфликта являются обращения в органы государственной власти, средства массовой информации, европейские институты, организовываются многочисленные съезды. Вторая стадия этнополитического конфликта характеризуется значительным обострением ситуации: требования перерастают в статусные притязания: выдвигаются территориальные претензии, ставится вопрос о национальном самоопределении, объявляется независимость. Влиятельные люди противоборствующих этнических групп открыто говорят о несправедливости существующего положения вещей. На третьей стадии конфликт нередко перерастает в вооруженные выступления, при этом локальные столкновения могут перерасти в массовые. Обостряющим фактором является уверенность одной из сторон в том, что она сможет силовыми мерами изменить расстановку сил в свою пользу.

    Таким образом, на современном этапе русино-украинские отношения уже прошли первые две стадии развития этнополитического конфликта. Русинское движение неоднократно подчеркивало именно мирный характер борьбы за свои требования. Но заявления со стороны русинских лидеров[8] и украинских националистов[9] наталкивают на мнение, что современное состояние межнациональных отношений в Карпатском регионе можно охарактеризовать как достаточно напряженное, хотя открытых массовых выступлений на этнической почве не наблюдается. Этническое противостояние носит, в основном, скрытый характер и локализуется на бытовом уровне. Недопущение открытых этнополитических конфликтов, превентивные меры по их урегулированию – вот гораздо более эффективная стратегия, чем попытки сформировать конструктивное взаимодействие сторон в рамках уже открытой фазы этнополитического конфликта[10].

    Сформулируем некоторые выводы. Русины Украины остаются угнетенным в культурно-политическом и социально-экономическом плане народом. Причины русино-украинских противоречий имеют глубокие исторические корни и уходят во времена выработки украинства как идеологии и во времена присоединения Подкарпатской Руси к Украинской ССР. Исторические аспекты межэтнических отношений и несправедливость в прошлом во многом предопределили обоюдное негативное восприятие сторон. Русино-украинский этнополитический конфликт при неблагоприятном стечении обстоятельств может иметь высокую степень напряженности в связи с продолжением политики дискриминации и ассимиляции русинского этнического меньшинства.

    Для урегулирования противоречий необходимо желание сторон решать данный вопрос. На данном этапе большое значение в решении русино-украинских противоречий имеет признание русинов не объектом управления, а субъектом, осознавшим свой групповой интерес, и с которым необходимо вести диалог.

    ________________________________

    Григорий Миронов, редактор сайта rusinistika.com

    ________________________________

    Источники:

    [1] Аклаев А.Р.Этнополитическая конфликтология. М., Дело, 2005.
    [2] Ланцов С. Политическая конфликтология СПб, Питер, 2008.,С. 72-73
    [3] Степанова Е.И. Конфликты в современной России (проблемы анализа и урегулирования) М., 2000. С. 222.
    [4] Поп И. Энциклопедия Подкарпатской Руси, Ужгород, 2006, С.317.
    [5] Годьмаш П., Годьмаш С. «История республики Подкарпатская Русь». Ужгород, 2008.
    [6] Из интервью автора с премьер-министром непризнанной республики Подкарпатская Русь П. Гецком 12.05.2010 (Личный архив).
    [7] Тураев В. А. Этнополитология. М., 2004. С. 111-112.
    [8] Димитрий Сидор заявил, что русины имеют право на вооруженную самооборону.
    http://rusinistika.com/news/d_sidor_spravedlivo_zajavil_chto_rusiny_imejut_pravo_na_vooruzhennoe_soprotivlenie/2011-01-05-104
    [9] Депутат Львовского городского совета от партии "Свобода" заявил, что бандеровская армия выбросит из Украины «***ую банду» и закроет рот «азиатским собакам».
    http://www.regnum.ru/news/polit/1364246.html
    [10] Ланцов С. Политическая конфликтология СПб, Питер, 2008.,С. 82

    Рейтинг: 
    Загрузка...