ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют

Первая мировая война: русские войска в Карпатах

    26 августа 2019 понедельник
    Аватар пользователя uzhgorod

    Предлагаем читателям доклад береговского историка, краеведа и архивиста Валерия Разгулова, с которым он выступил на вторых Чтениях УжОРК.

    Первая мировая война 1914-1918 г. г. не была случайной и неожиданной. О ней говорили задолго до ее возникновения. Войну тщательно готовили в дипломатических канцеляриях и генеральных штабах, в офисах крупнейших банков и монополий.

    Мы не будем давать политической оценки этой войне, выявлять политиков, по вине которых в каждой из воюющих сторон были убиты и покалечены миллионы людей. Расскажем о событиях тех далеких дней в Карпатах.

    В начале августа 1914 года наджупан Ужанской жупы граф Стараи с тревогой докладывал министру внутренних дел Венгрии: "В Русинских селах замечено движение. Кругом проявляются симпатии к русским, надеются на их приход, откровенно радуются по этому поводу. Сельские старосты ненадежны. Жандармерия едва справляется со своими обязанностями. Окружной начальник поднял вопрос о введении военного положения" (ГАЗО ф.4. оп. 3. ед. хр. 691. л. 24-26). 6 августа главный советник жупы по лесным делам доносил в Будапешт, что действия русинского населения направлены против государственной власти. Уже начался процесс захвата пастбищ и лесных угодий, и даже из уст детей можно услышать, что с приходом русских все переменится (там же, л.27-28).

    Тем временем артиллерийская канонада все ближе и ближе доносилась со стороны Галиции. 10 сентября 1914 г. русские войска подошли к Карпатским перевалам. В Австро-Венгрии поднялась паника. Возникла реальная угроза выхода противника в Придунайскую низменность. Панику подогревали страшные слухи о русском кровожадном и жестоком вандализме, в том числе и по отношению к детям. Их распространяли официальные лица и местная пресса. Приведу лишь один пример: на страницах береговской газеты "Береги хирлоп" вполне серьезно утверждалось, что казаки насилуют женщин, а затем вырезают у них груди, людей заживо сжигают или раздирают на части с помощью согнутых деревьев.

    В конце сентября 1914 г. одновременно четыре русские армии: 3-я, под командованием Радко-Дмитриева, 4-я - Эверта, 5-я - Плегве и 8-я - Брусилова перешли Карпатский хребет. Главнокомандующий Юго-Западным фронтом генерал Н. И. Иванов, учитывая успешные действия частей 3-й армии на краковском направлении и частей 4-й армии на левом берегу Вислы, а также выход на Дуклинский перевал и предгорьям Главного Карпатского хребта на ужокском и мукачевском направлениях, дал команду повсеместно начать наступление.

    Части 3-й армии через Торунский перевал вышли в устье реки Рика. Медленно продвигаясь с боями по руслу реки, они заняли населенные пункты Майдан, Воловое (Межгорье), Вучковое, Нижний Быстрый и подошли к небольшому горному селу Бе-резово. Встретив упорное сопротивление, вынуждены были 11 октября отойти в Галицию. Спустя пять дней русские войска снова заняли Воловое и его окрестности. Село стало ареной тяжелых кровопролитных боев, продолжавшихся до весны 1915 г. Тут успешно воевали части 7-го армейского корпуса.

    Жители округа весьма доброжелательно встретили своих братьев, помогали им, чем могли. А когда русские войска отступили под натиском превосходящих сил отборных венгерских дивизий и куреней украинских стрельцов, с ними ушли 238 человек. За симпатии к русским десятки жителей были расстреляны австро-венгерскими военными властями.

    В память о событиях тех дней на Торунском перевале была установлена каменная глыба. На небольшой мраморной плите и сейчас можно прочитать: "На этом месте захоронены жертвы Первой мировой войны 1914-1918 г.г.".

    Войска 5-й армии 24 сентября начали бои за Ужокский перевал и, овладев им, в тот же день заняли село Ужок. Об этом сообщила ужгородская газета "Унг" от 27 сентября 1914 г. В следующем номере опубликовано свидетельство очевидца этих событий. Он сообщал, что в Ужке услышали первые артиллерийские выстрелы в 11 часов дня, а в пятом часу после обеда в селе уже были русские войска. О кровопролитных боях на Ужке напоминает каменная пирамида, увенчанная крестом. Здесь захоронены около 370 русских и австро-венгерских офицеров и солдат. На мемориальной доске сохранилась надпись: "Это военное кладбище было устроено русскими войсками осенью 1914 года".

    Воздвигнут памятник павшим героям в 20-летнююю годовщину войны. Траурное освящение памятника и кладбища состоялось 28 сентября 1938 г. Панихиду совершил отец протоиерей И. Илечко. Инициатор этой акции адвокат из Ужгорода Отакар Бенда, участник боев на Ужке, в трогательной речи указал на примеры редкого героизма как с одной, так и с другой воюющей сторон. Сенатор-русофил И. Цурканович отметил в своей речи, что не один Ужок, а все вершины и склоны Карпат насыщены русской кровью и усеяны русскими костями, и этого не смеем забывать ни мы, ни грядущие поколения.

    Части 5-й армии заняли Волосянку, Ставное, Жорнаву, Кострино, Великий и Малый Березный. Перед их очами предстала безрадостная картина бедственного положения гражданского населения. Это подтверждает и донесение поджупана Ужан-ской жупы административной комиссии, в нем сообщалось, что население голодает, скот из-за отсутствия корма полностью вырезан (ГАЗО ф. 4. оп.1.ед. хр. 748. л.13).

    Главная задача возлагалась на части 8-й армии генерала от кавалерии Алексея Алексеевича Брусилова, которая наносила главный удар в направлении Медзилаборце, Гумен-не. Подготовка русских войск к наступлению через Карпаты стала известна противнику, поэтому с конца 1914 г. группировка австро-германских войск в Карпатах начала усиливаться. На помощь потрепанной в предыдущих боях 3-й австрийской армии из Будапешта были переброшены два корпуса. А тем временем войска 8-й армии, которыми руководил на этом направлении генерал Фесенко, через Верецкий перевал, занимая Нижние и Верхние Ворота, Воловец, Уклин, дошли до Нелипино - предместья Свалявы. На окраинах города завязался жестокий бой, не затихавший несколько суток. Об этом напоминают памятный знак и воинское кладбище в Сваляве.

    Под сильным напором австрийских войск 8-й армии пришлось туго. Не располагая достаточным количеством сил, учитывая, что в тылу его армии оставалась осажденная мощная крепость Перемышль, генерал Брусилов принял решение защищать лишь основные стратегические направления. Однако прославленный генерал и не думал только обороняться, оставаясь верным принципу: лучший способ обороны -нападение. Брусилов решает активно действовать в Карпатах. "Таким образом, - как позже он писал в своих мемуарах, - по всей линии Карпатских гор, нами занятой, неприятель видел бы наши стремления перенести театр военных действий к югу, на Венгерскую равнину, и ему трудно было бы определить, где нами предполагается наносить главный удар: при таких условиях ему бы почти невозможно парировать наносимые нами удары".

    Несмотря на то, что противнику был нанесен значительный урон, к этому времени пал и Перемышль, выход вглубь Венгрии откладывался. Русские войска понесли громадные потери, устали: сражаться приходилось в непривычных условиях горной войны, когда на вершинах гор лютовали морозы и метели, а в долинах царила распутица. Но все невзгоды отступали перед недостатком артиллерийских снарядов, когда отвечали одним выстрелом на десять выстрелов противника.

    Пытаться наступать в сторону Мукачева, Ужгорода и Берегова в этих условиях было безумием: израсходовав остатки боеприпасов армия А.А.Брусилова под натиском противника вынуждена была отступать через Карпатские хребты, располагая только холодным оружием. "Поэтому, - писал Брусилов, я не стал добиваться дальнейших успехов на моем фронте, наблюдая лишь за тем, чтобы держаться на своих местах с возможно меньшими потерями". В этих тяжелых условиях зимней войны в Карпатах в полосе Ужок - Самбор - Мукачево -Стрый была образована Южная армия генерала Линзингена в составе шести германских дивизий.

    Краевед В.Пагиря разыскал и опубликовал любопытные материалы Дмитрия Поповича, рассказывающие о событиях, происходивших в полосе действий 8-й Брусиловской армии:

    "В начале декабря 1914 г. русские подошли в Подполозье (село в 22 километрах от Воловца - Р.В.). В школе, при которой жила семья Поповичей (дети и мать-учительница), поселились офицеры. В одной из комнат разместился штаб армии. Линия фронта тянулась через полонины Ровную, Острую, Щавля, Косяк до перевала Раздел, оттуда через Рожок, Вырлище, Кичеру, Бужору. На этой линии проходили бои три недели. Подполозье австрийские войска обстреливали ежедневно. Жить стало невыносимо. Селяне получили помощь от русских солдат: на полевой кухне раздавали консервы, пищу, хлеб. Войсковой лекарь оказывал помощь больным... В конце января 1915 г. в село вернулись жандармы. Начались поиски сочувствующих русским. Забрали Петровича - подковывал русским коней. Забрали и Петра Доганица - показал брод через Латорицу, Ивана Чубирку-Лебака - в церкви молился за царя. Восемь человек осудил военный трибунал, каждого - на 20-25 лет тюрьмы".

    Всего же в округе власти отдали под суд более 800 жителей за помощь русским войскам. В Нижних Воротах, например, И. Дербаль, А. Демьян и Т. Малильо были брошены в тюрьму, а П. Куштинец - казнен. В память о тех трагических событиях жители села в 1920 году воздвигли памятник погибшим здесь русским воинам. Вблизи Подполозья находится памятный знак и военное кладбище погибших участников Первой мировой войны. В Воловце также был установлен знак памяти на кладбище русских воинов.

    Русские войска под командованием генерала Алексея Ермолаевича Эверта глубже всего проникли за Карпатами в направлении Ясиня - Рахов - Великий Бычков - Сигет. Житель Великого Бычкова М.Чорногорский вспоми-нал: "Крестьяне, бедняки и серед-наки, рабочие завода "Клотильда" с восхищением встречали русские войска, помогали им продуктами питания, подводами, чем могли. Молодежь просилась в армию, помогала налаживать разведку".

    Августин Штефан, которого трудно обвинить в симпатии к русским, писал в своей книге "За правду и волю": "Венгерские газеты сообщали, что россияне 28 сентября ворвались в Ясиня в количестве 2030 тысяч. С боями австро-венгерские войска отступили к Рахову. 4 октября царская армия была уже под Сигетом. Русские на протяжении трех дней оккупации вели себя пристойно. Когда вошли в Сигет, искали доктора А.Иллеша, прокурора в сигетском процессе (суд над Алексеем Кабалюком и его сподвижниками - Р.В.), за голову которого было назначено 50000 рублей. Его не нашли, а других не искали и не трогали. Ни одно здание не было подпалено и никому не была нанесена обида".

    Поведение русских войск может характеризовать такой эпизод: священник в Вышней Ровной о. Коломан Долинай встретился на улице с русским офицером, который остановил его и спросил: "Кто ты такой?" Священник ответил: "Священноиерей"... Офицер спросил: "А где твой крест?" Отец Долинай перекрестился и сказал: "Вот тут!" Офицер усмехнулся и отошел.

    7 октября 1914 г. русские войска вынуждены были оставить Сигет. На следующий день был оставлен

    Великий Бычков. Вернувшись, власти стали выявлять людей, оказавших помощь или выражавших симпатии русским войскам. Боясь наказания, староста с несколькими жителями бежали в горы. Жандармы арестовали за "измену" их близких родственников. Всего же было арестовано около 50 человек. Многие из них оказались за решеткой, а Михаил Братаник и братья Пидмаливские повешены для устрашения.

    20 октября 1914 г. австро-венгерские войска вернулись в Ясиня. Начались массовые преследования местных жителей, тех, кто проявил симпатии к русским. 150 человек было арестовано, 65 - по обвинению в "государственной измене" приговорены к смертной казни.

    Писатель Улас Самчук в своей повести "Горы говорят" писал: "В Ясинях, недалеко от церкви, на площади, селянскими руками сооружена виселица и на ней повешено шестеро людей". Боясь народного гнева, власти заменили остальным смертную казнь длительным тюремным заключением.

    На этом кровавом фоне массовых расправ и казней русинского населения края 10 января 1915 г. противник перешел в наступление, стремясь освободить Перемышль, нанеся два удара: один от Ужгорода на Санок, другой - от Мукачева на Стрый. Наступлением на Стрый, противник стремился отбросить войска из Карпат и создать угрозу флангу и тылу всего Юго-Западного фронта. Именно тут на Карпато-Галицком участке фронта произошло сражение за гору Маковка (Макувка). Русским войскам 78-й пехотной дивизии под командованием генерала М.Матвеева была поставлена стратегическая задача: овладеть господствующей высотой - горой Маковкой, являющейся опорным пунктом австро-венгерской армии. Штурм горы закончился победой русских войск над частями Украинских сечевых стрельцов.

    В начале 1915 г. в Карпатах вновь велись непрекращающиеся боевые действия. Противник непрерывно усиливал свою группировку, стремясь любой ценой прорвать русский фронт и добиться победы. Русские войска, не получая подкреплений и постоянно ощущая недостаток в боеприпасах, геройски отражали натиск врага и порой сами наносили ему чувствительные удары.

    Генерал Брусилов так оценивает действия русских войск в Карпатской операции: "Дух войск в Карпатах был очень высок, хотя по временам я убеждался, что армия уже не та, которая была в начале компании. Нужно помнить, что эти войска в горах зимой, по горло в снегу, при сильных морозах ожесточено дрались беспрерывно день за днем, да еще при условии, что приходилось беречь всемерно ружейные патроны, и, особенно артиллерийские снаряды. Отбиваться приходилось штыками, контратаки производить почти исключительно по ночам без артиллерийской подготовки с наименьшей затратой ружейных патронов".

    С 6 марта на фронте армий Радко-Дмитриева и Брусилова начались упорные бои. Шаг за шагом, день за днем русские войска теснили армии фон дер Морвица, Бороевича и Линзингена, захватывали высоту за высотой, перевал за перевалом, опрокидывали врага неистовыми ночными атаками, втаскивали руками на горные кручи батареи, отбивали яростные контратаки. Такова была Третья Карпатская битва.

    11 марта 1915 г. ночной атакой 24 армейский корпус прорвал фронт 3 Австро-Венгерской армии и овладел главным хребтом Бескид. Через сутки, 12 марта, штаб Юго-Западного фронта предписал 8-й армии прорвать центр неприятельського расположения от Ужка до Турки и выйти в тыл противника. Операция обеспечивалась левофланговыми корпусами 3-й армии - 14, 12 и 19, прочно укрепившимися в Бескидах.

    Наступление 8-й армии началось в ночь на 16 марта. Брусилов нанес удар правым флангом 8, 17 и 28 корпусами, которые наголову разбили в четырехдневных боях на Лубненс-ких высотах 2-ю Австро-Венгерскую армию, в то время как 7 и 22 корпуса отражали контратаки Южной германской армии. За это время в боях были взяты 12500 пленных противника и захвачены 5 орудий.

    20 марта перешел в контрнаступление немецкий Бескидский корпус фон дер Марвица, но русские войска остановили его на исходных позициях. Таким образом, пройдя за 14 дней 20 верст беспрерывным штурмом, геройские корпуса 3-й и 8-й армий спустились победно с Карпат. Они снова стояли на территории Венгрии, на исконно русинской земле - Подкарпатской Руси. Здесь их застал приказ остановиться и перейти к обороне.

    Трофеи Третьей Карпатской битвы - более 900 офицеров, 70000 нижних чинов, 30 орудий и 200 пулеметов. Хочется отметить воинов 4-й стрелковой дивизии (Железные стрелки), которая была всю Первую мировую войну ударным флангом 8-й армии Брусилова. При наступлении она была "дивизией скорой помощи", а при обороне, за первые 14 месяцев войны, выручила 16 различных корпусов. С августа 1914 г. по август 1916 г. "железными" командовал генерал Антон Деникин. Хорошо показала себя в боях и 60-я пехотная дивизия, особенно 240-й пехотный Ваврский полк.

    В апреле 1915 года на помощь австро-венгерским войскам пришла Германская армия генерала Августа Макензена. К этому времени у русских был почти исчерпан запас артиллерийских снарядов, рассчитанный на непродолжительную войну. Перед великолепно вооруженными войсками Макензена русские солдаты оказались почти безоружными. 19 апреля 1915 г. началось "великое отступление русской армии".

    Русские войска были отброшены далеко за Карпаты, но их братание с подкарпатскими русинами на этом не закончилось. Симпатия к русским солдатам с особой силой проявилась, когда в Ужгород и Иршаву в 1915 г. привезли пленных. Сотни людей вышли встречать их на железнодорожные станции. Жен-щины приносили еду и одежду, мужчины угощали табаком. По этому поводу газета "Унг" писала: "Жители окружали пленных русских солдат, брали на память все, что попадало под руки - пуговицы, армейскую символику и даже оружие". Газета признавала, что "в Ужгороде не осталось наверняка ни одного, у кого не было такой памятки".

    Совсем другое отношение было к австро-венгерским войскам. Житель Иршавщины Василий Фущич вспоминал: "У нас рассказывали, как в 1915 году через наше село проходили на восточный фронт венгерские гусары. Наши крестьяне относились к ним враждебно, отказывали им в еде, воде, сене. Гусары расстреляли в Сельце крестьянина Лупака за то, что не дал сена гусарским коням".

    О симпатиях закарпатцев к русским войскам может говорить и то, что они не хотели воевать против своих братьев, бросали оружие и массово переходили на их сторону.

    Краевед Юрий Качий еще в начале 60-х годов ХХ века описал сохранившуюся недалеко от села Анталовцы Ужгородского района "Скалу дружбы", на которой была выбита надпись "1916. Русские". Эту надпись на скале сделали русские пленные, которые работали на прокладке узкоколейки Радванка-Анталовцы. Между русскими и местными жителями завязалась тесная дружба. Совместно готовился побег, об этом сообщала газета "Гатарсели уйшаг" в 35 номере за 1916 г. Недалеко от села находилась братская могила, в которой захоронены пленные русские солдаты. Такая же братская могила "Казак" находилась на крутом берегу горной реки Шипот в районе села Турья Поляна. В память о павших русских и австро-венгерских солдатах и офицерах жители Хуста соорудили у подножья древнего замка в 1915 году памятник-пирамиду.

    Всего несколько месяцев пребывали русские воины за Карпатами, но память о них жители нашей области хранили долго. Ежегодно Общество им. А.Духновича совместно с други-ми русофильскими организациями устраивало Дни памяти, а за братскими могилами ухаживали специально выделенные люди. Казалось, эта традиция будет сохранена...

    Увы, человеческая память оказалась короткой, настали другие времена, поменялись символы и ценности. В канун 100-летней годовщины начала Первой мировой войны появляется реальная возможность навести надлежащий порядок на ниве тленных останков жертв этой кровавой войны.

    Валерий Разгулов, краевед

    Рейтинг: