ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют

Новости и события в Закарпатье ! Ужгород окно в Европу !

Подкарпатская Русь жертва русского панславизма.

    03 марта 2024 воскресенье
    Аватар пользователя Палінкаш Іван Іванович
    Ближе к окончанию войны все острее вставал вопрос о будущем переустройстве мира и распределении сфер влияния. Эта тема не раз обсуждалась в официальных переговорах представителей союзных держав в Тегеране (1943), Ялте (1944). Перевод идеи славянского единства в практическую плоскость решения внешнеполитических задач Советского Союза был осуществлен после встречи руководителей СССР и Великобритании 9 октября 1944 г. В Москву прилетел премьер-министр Великобритании У. Черчилль с министром иностранных дел А. Иденом. С советской стороны в переговорах участвовали И.В. Сталин и министр иностранных дел В.М. Молотов. Главный вопрос: разделение Восточной и Центральной Европы на английскую и советскую зоны влияния. Черчилль предлагал разделить Болгарию: СССР — 90%, Англии — 10%, Румынию и Югославию — по 50%. В Греции английские войска должны были оккупировать 90% территории, а советские — 10%. Сталин возражал против механического подхода к определению зон оккупации. Болгарию уже освободили советские войска, и она объявила войну Германии. В результате Белградской наступательной операции Красная Армия, болгарские части и партизанские соединения Югославии освободили ее столицу. Споры были жаркими, и, в конце концов, Черчилль попросил: «Только ради Бога хоть в Грецию не вмешивайтесь. Там наши войска потеряли 70 тысяч». 10 октября переговоры продолжили Молотов и Иден. Никаких документов по итогам встречи не составляли. Черчилль предложил сжечь даже бумаги, на которых велись расчеты, но Сталин великодушно разрешил ему оставить их себе на память и неукоснительно выполнял просьбу Черчилля в отношении Греции[26]. В сохранившейся записке М.М. Литвинова говорилось, что "полюбовное разграничение сфер безопасности" между СССР и Великобританией должно осуществляться по принципу ближайшего соседства, поэтому в сферу интересов Советского Союза должны попасть кроме Финляндии, Швеции, Венгрии, Румынии, Турции, также и славянские страны Балканского полуострова, Польша и Чехословакия»[27]. Предпринятые советским руководством шаги дали повод западным публицистам обвинять СССР в возрождении «русского панславизма». Статьи подобного рода появились в газетах "Нью-Йорк Таймс", "Экономист", "Трибюн" и др. 10 января 1945 г. газета "Ню тид" (Гётеборг) писала: «Москва вывесила флаг панславизма. Всеславянский комитет является полным и совершенным представителем славянского мира. Советский Союз с большим успехом, чем царская Россия, играет лозунгом панславизма. Советский Союз выступает как настоящий освободитель славянских народов от пангерманского ига. Этот факт облегчает победное шествие панславизма по всем славянским странам» [28]. Примечания [1] Марьина В.В. Славянская идея в годы Второй мировой войны (К вопросу о политической функции). Славянский вопрос: вехи истории. М., 1997. [2] Досталь М.Ю. Славистика: между пролетарским интернационализмом и славянской идеей (1941–1948) // Славяноведение. 2007. № 2. С. 17–31. [3] Досталь М.Ю. Новое славянское движение в СССР и Всеславянский комитет в Москве в годы войны // Славянский альманах. М., 1999. С. 175–187. [4] Славянские съезды XIХ–ХХ вв. М., 1994. С. 128–142. [5] Досталь М.Ю. Новое славянское движение в СССР и Всеславянский комитет в Москве в годы войны // Славянский альманах. М., 1999. С. 175. [6] Вековая борьба западных и южных славян против германской агрессии. М., 1944. С. 4. [7] Досталь М.Ю. Славистика между пролетарским интернационализмом и славянской идеей // Славянский альманах. 2006. С. 123. [8] РГАСПИ. Ф – 77. Оп. 1. Д. 895. Л. 2. [9] РГАСПИ. Ф – 77. Оп. 1. Д. 895. Л. 7. [10] Там же. Л. 8. [11] Там же. Л. 11. [12] Там же. Л. 12. [13] РГАСПИ. Ф – 77. Оп. 1. Д. 895. Л. 13. [14] Там же. Л. 14. [15] Куманев Г.А. Тяжелый выбор (Советско-германский пакт о ненападении) // Этот противоречивый ХХ век. М., 2001. С. 158. [16] Куманев Г.А. Тяжелый выбор (Советско-германский пакт о ненападении) // Этот противоречивый ХХ век. М., 2001. С. 157. [17] Николаевский Б.И. Тайные страницы истории. М., 1995. С. 204. Так же см. Досталь М.Ю. Славистика: между пролетарским интернационализмом и славянской идеей (1941-1948). // Славяноведение № 2. 2007. С. 18. [18] Дубровский А.М. Весь славянский мир должен объединиться: идея славянского единства в идеологии ВКП(б) в 1930-1940 годах// Проблемы славяноведения. Сборник научных статей и материалов. Брянск, 2000. С. 200. [19] Марьина В.В. Славянская идея в годы Второй мировой войны (К вопросу о политической функции) // Славянский вопрос: вехи истории. М., 1997. С. 176. [20] РГАСПИ. Ф-17. Оп. 128. Д. 1082. Л. 15. [21] Марьина В.В. Славянская идея в годы Второй мировой войны (К вопросу о политической функции) // Славянский вопрос: вехи истории. М., 1997. С. 178. [22] Марьина В.В. Славянская идея в годы Второй мировой войны (К вопросу о политической функции) // Славянский вопрос: вехи истории. М., 1997. С. 178. [23]Там же. [24] Переговоры Э. Бенеша в Москве (декабрь 1943 г.) // Вопросы истории. 2001. № 3; Славянские народы и Вторая мировая война. Круглый стол // Славяноведение. 1996. № 3. [25] Кикешев Н.И. Славяне против фашизма. Приложение I. А.С. Гундоров. Воспоминания. М. 2005. С. 271. 26] Мировые войны ХХ века. М., 2002. С. 291-305. [27] Марьина В.В. Славянская идея в годы Второй мировой войны (К вопросу о политической функции) // Славянский вопрос: вехи истории. М., 1997. С. 178. [28] Центральный московский архив – Музей личных собраний. Ф. 43. Oп. 1. Д. 165. Л. 19-20. http://www.hrono.ru/libris/lib_k/kik31.php