ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют

Призрак бродит по Европе…

    28 сентября 2020 понедельник
    Аватар пользователя antuan.net roi

    Из-за кризиса в общественном устройстве может произойти поворот к авторитаризму либо революционному движению, сказал Пол Кругман, лауреат Нобелевской премии по экономике) Хотя греческому правительству удалось выполнить главное условие кредиторов — провести через парламент масштабный пакет мер по сокращению расходов бюджета, получение 130 млрд евро помощи не спасет Афины от дефолта, а в конечном счете у страны не будет иного выбора, как покинуть зону евро, уверен лауреат Нобелевской премии по экономике Пол Кругман. Настаивая на урезании расходов в странах ЕС, политики не прокладывают дорогу для вывода экономики из кризиса, а ведут еврозону к развалу, предупреждает он. Политики стали заложниками экономического мифа, который может лишь ухудшить состояние мировой экономики, вздыхает Кругман.

    — Большинство экономистов рисуют все более катастрофические сценарии для мировой экономики. А есть что-нибудь хорошее?

    — Есть некоторые надежды в отношении американской экономики, но серьезных опасений больше. Фундаментальные факторы выглядят лучше, существенно сократился уровень долгов домохозяйств, на рынке недвижимости есть большой потенциал для роста: за последние пять лет строилось совсем мало домов, ставки аренды и уровень занятости площадей говорят о том, что сектор способен успешно восстановиться. Но внушает опасения, что нет никаких сильных драйверов для восстановления, госрасходы продолжают сокращаться. И конечно, очень тревожит Европа.

    — Ситуация в Европе может сильно навредить американской экономике?

    — Европа — это главная угроза не только для США, но и для всей мировой экономики. Налицо полный провал европейских политиков в попытке выработать комплексное антикризисное решение, которое может заложить основы для будущего восстановления.

    — Насколько глубокой может оказаться рецессия?

    — Все зависит от финансового сектора.

    — От того, объявит ли Греция дефолт?

    — Греция точно объявит дефолт, здесь уже все ясно.

    — Масштаб ущерба будет зависеть от размера списаний госдолга этой страны?

    — Важен не сам размер списаний, а какую цепочку событий на финансовом рынке это вызовет. После Греции, вероятно, дефолт объявит и Португалия. Но вопрос — произойдет ли дефолт во всех остальных слабых экономиках и заставят ли Грецию выйти из еврозоны. От того, какое число факторов риска реализуется, зависит масштаб потрясений на финансовом рынке. Многое будет зависеть от вмешательства ЕЦБ. В последние несколько месяцев регулятор делает довольно много, что стало даже сюрпризом.

    — Что поможет выйти из кризиса?

    — Более уверенное восстановление европейской экономики поможет. Но главное — политики должны понимать реальность кризиса и не бороться с мифами. Стратегия урезания расходов в кризис не помогает.

    — Насколько вероятно, что в Европе повторится потерянное десятилетие, как это было в Японии?

    — Это возможно. Но Европа не может себе такого позволить: в Японии была стагнация, но в отличие от Европейского союза (ЕС) не было такой серьезной проблемы, как безработица. В Греции она составляет 19%, в Португалии — 23%. Потерянное десятилетие в Европе — это конец истории ЕС, который просто не переживет столь слабого роста. Проект ЕС рухнет. Для спасения еврозоны нужна более благоприятная макроэкономическая среда. Если, например, будет бум в Корее и Германии — сильный рост при 4%-ной инфляции, все будет прекрасно: даже при банкротстве некоторых стран ЕС все вопросы будут решаемы — и через пять лет они снова будут процветать. Но если будет 1%-ная инфляция в еврозоне и Германия продолжит урезать расходы, случится катастрофа. Это приведет к развалу всей европейской системы. Они не понимают этого. Это их заблуждение состоит в том, что они считают, что делают все необходимое. Но на самом деле именно то, что они делают, и приведет к развалу.

    — То есть судьба еврозоны фактически зависит от Германии.

    — Да. Они требуют от стран все больших урезаний. Но посмотрите — португальское правительство делает все, что только возможно, они уже не могут экономить больше. Германия, как страна-кредитор, должна делать что-то другое.

    — Но для Греции экономия явно полезна.

    — Это вообще широко распространенное заблуждение, что время экономии хорошо подходит для структурных реформ. Совсем нет. Когда в стране 20%-ная безработица, очень трудно проводить реформы, тем более что преобразования сделают безработными еще больше людей. Структурные реформы надо проводить как раз в период процветания экономики.

    — Накоплены огромные долги. Как можно от них избавиться?

    — Нужны инфляция и экономический рост. Говорят, что у многих стран долги неподъемные. Да, они высокие, и хотелось бы, чтобы они были ниже, но они не катастрофические. В Великобритании в 30-е дефицит бюджета составлял 170% ВВП — это даже больше, чем у Греции сейчас, но эта страна никогда не объявляла дефолт.

    — Великобритания — более дисциплинированная страна.

    — Да, она более дисциплинированная страна, но это не главное. У Великобритании был инструмент — плавающий обменный курс, и с помощью девальвации страна частично решила долговую проблему.

    — У Греции такого инструмента нет, пока она находится в еврозоне.

    — Ее дефолт не был бы проблемой в другой ситуации — ведь только 3% европейской экономики, и не было бы большого ущерба, если бы Испания и Италия находились в устойчивом состоянии и если бы общая макроэкономическая среда была благоприятная.

    — Греция выйдет из еврозоны?

    — 50%, что выйдет. Было бы еще лучше, если бы эта страна вообще никогда не присоединялась к зоне евро. Но ее выход может иметь очень разрушительные последствия. Я бы не хотел, чтобы реализовался этот сценарий, но, боюсь, другой альтернативы не будет.

    — Ситуация в экономике дает основания для масштабных изменений в политическом истеблишменте.

    — Столь высокой неопределенности исхода президентских выборов в США еще не было в истории. Не ясно даже, кто получит в итоге преимущество — республиканцы или демократы. Другой фактор — кризис: люди настолько недовольны тем, что происходит с экономикой, что могут проголосовать в пользу кандидата, за которого бы никогда не отдали голоса в любой другой ситуации и которого даже бы не рассматривали. Так что сейчас может случиться все что угодно. Есть вероятность, что республиканцы возьмут Белый дом. В результате может произойти резкий поворот американской политики как вправо, так и влево, но предсказать, в какую сторону, сейчас невозможно.

    — Социальная напряженность растет по всему миру. Это результат экономического кризиса?

    — Кризис подогревает общество. По всему миру может прокатиться то, что мы видели на примере арабской весны, или, наоборот, может произойти крен в другую сторону — к авторитарному режиму, как произошло в Венгрии. Пример Венгрии — это возможный сценарий для Европы, и это очень пугает. Сейчас мир находится ровно в той же ситуации, как в 1934 г.: все вроде не так уж плохо, но экономический кризис создает сильную политическую волатильность. Всегда есть факторы риска, но такой высокой неопределенности, куда пойдет общество и политическое устройство, до сих пор не наблюдалось. Я занимаюсь экономикой 35 лет, и такой неопределенности не было никогда. В общественном устройстве может произойти любой разворот.

    — Азиатские рынки и Китай останутся двигателем мировой экономики?

    — Останутся, но там тоже есть проблемы. У Китая тоже есть проблемы — огромный пузырь на рынке недвижимости. Как они будут с этим справляться, пока не ясно. Так что и здесь большая неопределенность.

    Рейтинг: