ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют

Зачем Западу с его ПРО понадобились украинские ракетчики?

    23 сентября 2020 среда
    Аватар пользователя uzhgorod

    Неделю назад в Киеве прошло мероприятие, которое не получило никакого особого резонанса, однако на самом деле дает весьма серьезную пищу для размышлений в плане понимания перспектив участия Украины в системе ПРО, элементы которой разворачиваются сейчас в Европе.

    В частности, 21 ноября на видеоконференции в киевском Институте мировой политики ведущие американские эксперты по безопасности заявили, что Украина может присоединиться к системе противоракетной обороны НАТО с выгодой для себя, но потеряет шанс, если будет медлить.

    «Поезд ПРО уже двинулся, и если Украина не поторопится, то может не успеть даже в последний вагон, - заявил Стивен Пайфер, директор программы контроля за вооружениями Brookings Institution и бывший посол США в Украине. - Первый класс уже занят, и если слишком долго думать, можно просто не найти себе место в этой архитектуре безопасности. Ведь со временем будет значительно тяжелее вписаться в уже сформированную конфигурацию».

    По мнению Пайфера, Украина должна сама оценить свои интересы и потенциальные преимущества от участия. «Может, официальный Киев думает, что для него нет угрозы от Ирана. Но такая оценка может быть преждевременной, - считает эксперт. - Украина может получить определенные преимущества вместе с выгодными контрактами для своих компаний. Есть перспективы сотрудничества НАТО с Россией, которые тоже могут дать Украине определенные выгоды. В то же время украинские аэрокосмические технологии могли бы быть интересны для системы ПРО, а украинская система противовоздушной обороны могла бы имитировать иранские ракеты во время учений».

    Обратим внимание на последнюю фразу в словах представителя американской стороны. Итак, «украинская система противовоздушной обороны могла бы имитировать иранские ракеты во время учений». Вообще-то интересное предположение. В Украине три года назад всерьез рассказывали о том, что в ПРО могут принимать участие ветхие станции СПРН в Севастополе и Мукачево, а тут такой неожиданный вариант.

    Понятно, предложение подкупает своей новизной. Но сразу возникает и вопрос: а как это американцы себе, собственно, представляют? Какие именно средства украинских ПВО могут «изображать» иранские ракеты?

    Стоит разобраться.

    На данный момент ПВО в составе Воздушных сил ВС Украины вооружены комплексами и системами ЗРК «Бук-М1», ЗРС С-300В1, ЗРК С-300ПС, ЗРК С-200В, ЗРК С-200В.

    Наиболее «взрослые» из них - зенитно-ракетные комплексы типов С-200 и С-300. Они состоят на вооружении 96-й зенитно-ракетной бригады (Киевская обл), 120-й зенитно-ракетной бригады (Харьковская обл), 301-го зенитно-ракетного полка (Днепропетровская обл), 302-го зенитно-ракетного полка (Харьковская обл), 138-го зенитно-ракетного полка (Днепропетровская обл), 160-я зенитно-ракетной бригады (Одесская обл), 208-й зенитно-ракетной бригады (Херсонская обл), 201-го зенитно-ракетного полка (Николаевская обл), 174-го зенитно-ракетного полка (Крым), 50-го зенитно-ракетного полка (Крым), 137-й зенитно-ракетной бригады (Черкасская обл), 540-го зенитно-ракетного полка (Львовская обл).

    Согласно ТТХ зенитно-ракетных комплексов С-300 в модификациях, которые состоят на вооружении украинских ПВО, они позволяют поражать воздушные цели на дальности от 5 до 75 км. У С-200 максимальная дальность поражения - 150-240 км. Полные ТТХ не являются тайной - их достаточно легко найти в открытых источниках. Для нас главное иное, и мы еще раз это подчеркнем: поскольку комплексы противовоздушные, то их предназначение - уничтожение воздушных целей, движущихся с различной скоростью на различных высотах.

    В частности, С-200 предназначены для обороны важнейших административных, промышленных и военных объектов от ударов всех типов средств воздушного нападения. С-200 обеспечивает поражение современных и перспективных самолетов, в том числе воздушных командных пунктов, самолетов ДРЛОиУ, постановщиков помех и других пилотируемых и беспилотных летательных аппаратов.

    С-300 предназначен для обороны административных и промышленных объектов, стационарных пунктов управления, штабов и военных баз от ударов стратегической и тактической авиации, а также стратегических крылатых и аэробаллистических ракет. Важная деталь: в настоящее время зенитный ракетный комплекс средней дальности С-300П является основой зенитно-ракетных войск ПВО России (входят в состав ВВС как объединенного вида Вооруженных сил).

    Теперь сравним с тем, что, по мнению господ из США, могут «изображать» эти комплексы.

    Итак, ПРО, элементы которой сейчас разворачиваются в Европе, «работает» против иранских ракет. Из открытых источников известно, какие именно иранские ракеты вызывают настороженность Израиля и Запада. В целом известны и характеристики этих ракет.

    Прежде всего, что касается тактических и оперативно-тактических ракет (ОТР) разрабатываемых и производимых Тегераном, то Европе и США до тех пор, пока они не напали непосредственно на Иран, бояться явно нечего. Речь идет о ОТР WS-1 (дальность стрельбы до 80 км), «Назеат» различных модификаций (дальность стрельбы до 150 км), CSS-8 (дальность стрельбы до 180 км), «Зелзал» и других ОТР с дальностью стрельбы до 300 км. Как считают аналитики, эти ракеты не могут быть использованы в качестве носителей ядерного оружия, но они способны поражать морские цели в зоне Персидского и Оманского заливов, что ставит под угрозу транспортировку нефти из этого региона.

    Запад же боится баллистических ракет средней дальности, - в частности, речь идет о реализации программы «Шехаб». Опубликованный в мае 2009 г. Институтом «Восток-Запад» совместный доклад российских и американских ученых: «Иранский ядерный и ракетный потенциал» (Iran's Nuclear and Missile Potential) указывает, что созданная в Советском Союзе баллистическая ракета Р-17 (по классификации НАТО - SCUD-B) и ее модернизированные аналоги (прежде всего северокорейские) послужили базой для технологических разработок в области строительства иранских баллистических ракет. Первоначально Иран закупал ракеты этого типа за границей: частично - в Ливии, но главным образом - в Северной Корее.

    Первая иранская БР «Шехаб-1» имела дальность полета 320 км, полезный груз равнялся 985 кг. Ее производство продолжалось до 1991 г. Практическим одновременно с «Шехаб-1» иранские конструкторы начали разрабатывать ее модификацию - «Шехаб-2». Для этого в течение 1991-1994 гг. Тегеран закупил в Северной Корее от 250 до 370 ракет SCUD-C, а позднее - и значительную часть технологического оборудования, что позволило в 1997 г. развернуть собственное производство ракет этого типа. Согласно некоторым данным, Ирану удалось наладить изготовление ракет «Шехаб-2» в Сирии. На протяжении 2004-2006 гг. иранцы использовали такие ракеты в ходе военных учений.

    Программы «Шехаб-1» и «Шехаб-2» были полностью свернуты в 2007 г, однако, по имеющимся данным, Иран сейчас хранит в своих арсеналах от 250 до 600 ракет «Шехаб-1» (вариант SCUD-B) и 50-150 ракет «Шехаб-2» (вариант SCUD-C).

    Сейчас речь идет о реализации ракетной программы «Шехаб-3», в которой активно использовались конструкторские решения северокорейских баллистических ракет типа «Нодон». К испытаниям ракеты «Шехаб-3» Иран приступил в 1998 г. параллельно с разработкой ракеты «Шехаб-4». Первый успешный запуск «Шехаб-3», на которой был установлен новый северокорейский двигатель, состоялся в июле 2000 г. Производство же ракет «Шехаб-3» иранцы смогли наладить только в конце 2003 г. при активной помощи со стороны ряда китайских компаний. С сентября 2006 г. Иран, по некоторым данным, обладает 30 ракетами «Шехаб-3» и 10 мобильными пусковыми установками для них.

    Модернизированная «Шехаб-3М» имеет возможность размещения на ней контейнеров для доставки химических и биологических веществ. Предполагается, что данный вариант ракеты имеет дальность полета 1,1 тыс. км при весе головной части в 1 т (по другим данным - до 2 тыс. км с 700-килограммовой головной частью).

    Существует и твердотопливный вариант ракеты «Шехаб-3D» (IRIS). Предполагается, что именно эта ракета была использована в качестве второй ступени двухступенчатой ракеты-носителя «Сафир-2» («Посланник-2»), которая 2 февраля 2009 г. вывела на низкую околоземную орбиту первый национальный спутник «Омид». Также 20 мая 2009 г. Тегеран заявил об успешном запуске двухступенчатой твердотопливной ракеты «Саджиль-2» (Sejil-2) с максимальной дальностью полета до 2 тыс. км.

    В перспективе Тегеран планирует разработать баллистические ракеты «Шехаб-5» и «Шехаб-6» с дальностью стрельбы 3 тыс. км и 5-6 тыс. км соответственно (программа создания ракет «Шехаб-4» с дальностью 2,2-3 тыс. км была прекращена или приостановлена в октябре 2003 г. по политическим причинам).

    ...Как видим, между стоящими на вооружении украинских (да и любых других в мире) ПВО комплексами противовоздушной обороны и иранскими ракетами разница просто колоссальна. Это ясно уже из их предназначения - у противовоздушных и баллистических ракет сходство только в названии, тогда как в их применении нет абсолютно ничего общего. Одни созданы для поражения воздушных целей, другие - для поражения наземных объектов.

    Вывод: украинские ПВО своими комплексами могут изображать иранские БР с таким же успехом, как танк может изображать подводную лодку.

    Вопрос, возникающий поневоле: зачем же тогда Западу участие украинских ПВО в его военных инициативах? Ответ видится только в том, что (как мы отмечали выше) украинские ПВО оснащены теми же комплексами, которые составляют костяк ПВО России. Более того: система и методика подготовки личного состава войск ПВО, алгоритмы применения, даже образ мышления командного состава и схемы принятия решений «растут» из одной советской школы.

    Не забудем также, что Украина еще в феврале 1995 года присоединилась к соглашению об Объединенной ПВО СНГ (правда, только в части военно-технического сотрудничества, осуществляя партнерские связи с Россией в этой сфере на двусторонней основе, но в данном случае это сути дела не меняет). Согласно данным Координационного комитета ПВО при Совете МО стран-участниц СНГ, всего с 1998 по 2010 гг были организованы и проведены восемь совместных учений с боевой стрельбой, в ходе которых отрабатывались вопросы приведения войск в высшие степени боевой готовности, организации перебазирования в новые позиционные районы, создания коалиционных группировок войск (сил), подготовки к боевым действиям, организации и ведения совместных боевых действий в регионах коллективной безопасности по отражению воздушного нападения противника, уничтожению террористических групп и бандформирований.

    Начиная с 1998 года, в совместных учениях принимали участие более 60 соединений и воинских частей ВВС (ПВО, ВВС и ПВО, СВО) государств - участников СНГ, в том числе Украины.

    Для украинских экспертов не секрет: для наших военных сотрудничество в рамках СНГ и на двусторонней основе - с РФ, является отличной возможностью поддерживать боеготовность своих частей и подразделений ПВО. Что на фоне перманентного критического недофинансирования Вооруженных сил Украины крайне важно для поддержания обороноспособности страны. Более того: в условиях, когда с сокращением ВС Украины и катастрофическим устареванием их вооружений и военной техники практически целые направления и области в стране становятся не прикрытыми ПВО, это сотрудничество можно расценивать как жизненно необходимое.

    Вместе с тем, происходит активный обмен опытом с российскими коллегами. Учтя это, и получаем вывод: участие украинских «стражей неба» в учениях позволяет НАТО получить довольно точную имитацию действия по подавлению и «обходу» российской ПВО в случае необходимости.

    Подобная версия выглядит единственно правдоподобной. Вопрос только в одном: неужели в США, предлагая подобную роль украинским пэвэошникам, всерьез думают, что в Украине никто не различает ракеты ПВО и БР? Странная, признаем, наивность.

    Дмитрий Тымчук, "Хвиля"

    Рейтинг: