ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют

Запад выбрал прибалтийскую модель управления Украиной и Молдовой

    23 июля 2019 вторник
    Аватар пользователя uzhgorod

    В конце 2013 года высшее руководство постсоветской Украины и Молдовы предприняло активные действия по вступлению в Европейский союз (ЕС). В последний момент, под давлением России, заинтересованной в консолидации постсоветского пространства вокруг себя, Украина отказалась подписать крайне невыгодный для нее договор об ассоциации с ЕС. Молдова аналогичный договор парафировала.

    В ответ на отказ полностью перейти в поле западного политического влияния, ЕС и США запустили на Украине сценарий «оранжевой» революции, направленный на свержение законно избранной власти. В Молдове, несмотря на ее шаги по сближению с ЕС, был запущен сценарий десуверенизации страны с последующим присоединением к Румынии.

    Как уже видно сейчас, и в Украине, и в Молдове для дестабилизации обстановки, ослабления правящих элит и разрушения действующих политических институтов широко используется технология подогревания извне этнические конфликтов между украинцами, молдаванами и русскими. За образец берется тот деструктивный опыт, который Запад наработал в постсоветский период в странах Прибалтики. Не зря, во время встречи 30 августа с.г. в Вашингтоне Б.Обамы с президентами трех прибалтийских республик последние получили от хозяина Белого дома задание «нести свет демократии» во вступающие в ЕС страны.

    Какова природа сложившихся в настоящее время в Прибалтике режимов?

    Запад еще в конце 80-х гг прошлого века поддержал в Латвии, Литве и Эстонии национал-радикальную часть титульных элит в их претензиях на власть. Эти элиты вооружили, неонацистскими по своей природе, идеями национального(разновидность расового) превосходства над народами не титульными, прежде всего над русскими.
    Не титульные народы определили в неполноценные. Этим оправдали их дискриминацию в политическом отношении и эксплуатацию в социально-экономическом плане. В идейной сфере данная политика была облечена в концепции «советской оккупации», отмщения за «советские репрессии русских против титульных народов», борьбы с «русским империализмом» и т.д.

    Активными носителями неонацистских идей выступили лица сотрудничавшие с немцами в годы Великой Отечественной войны, их прямые наследники и идейные последователи. Они установили духовное доминирование над более умеренными группами национальных элит, которые использовали сложившуюся этно-конфликтную ситуацию для своего личного обогащения. Запад стал направлять этот конгломерат реакционных правящих элит с помощью инструментов «мягкой силы»: подогревал неонацистские и националистические настроения, манипулировал погрязшими в коррупции чиновниками титульного происхождения, помогал последним подавлять сопротивление не титульного населения. Инструментарий реализации господства союза неонацистов и коррумпированных титульных элит достаточно многообразен.

    Во-первых, это принудительное выдавливание наиболее активного не титульного населения за границу.

    Во-вторых, это лишение части населения политических прав. Например, в Латвии прав гражданства в начале 90-х годов лишили три четверти не латышей, в Эстонии – девять десятых не эстонцев. До сих пор в Латвии статус неграждан имеют 300 тыс. человек, а в Эстонии -90 тыс. человек. Во всех трех прибалтийских республиках были проведены люстрации против бывшей коммунистической элиты не титульного происхождения, которые не отменены до сих пор. Литовские, латышские и эстонские коммунисты, которые заявили о своей приверженности неонацистским и националистическим идеям люстрациям не подвергались. Коммунистическая партия во всех трех рассматриваемых странах до сих пор находится под запретом, использование коммунистической и советской символики является преступлением.

    В-третьих, языки титульных народов превращены в средства подавления инородного населения. Эти языки объявлены государственными, установлен очень высокий уровень требований к владению ими. Не знающие государственного языка на отлично инородцы изгоняются с государственной службы и с государственных предприятий, а в частных структурах они подвергаются непрерывным проверкам специально созданными языковыми комиссиями, штрафуются, хозяев принуждают к увольнению таких работников. Причем не важно, надо ли знание государственного языка для исполнения производственных обязанностей работнику или нет. Русский язык признан в прибалтийских странах иностранным и на нем нельзя получить высшее и среднее образование, введены квоты на его использование в СМИ, на русском нельзя делать топографические надписи и т.д. Не титульное население лишено возможности поддерживать свою культуру, традиции, вероисповедание, сохранять историческую память. Все вместе это элементы политики принудительной ассимиляции не титульного населения.

    В четвертых, в Прибалтике проводится политика запугивания и дезорганизации русских и национальных меньшинств. Власти поощряют проведение неонацистских празднеств, сами разрушают или не препятствуют унижению символов русского населения, как это было, например, с Бронзовым солдатом в Таллине, памятником Освободителям в Риге, памятником генералу И.Черняховскому в Вильнюсе.

    В целом можно говорить, что в прибалтийских странах сформировались этнократические режимы, ориентирующиеся на перераспределение общественного богатства в пользу правящих титульных элит. Общества в них представляет собой этно-социальную пирамиду на вершине которой находится титульная бюрократия и олигархия, а низшие ступени социальной лестницы занимает не титульное население. Это общество анемично и не способно к развитию. При всей громкой националистической риторике титульные элиты не защищают интересы самого титульного населения, а обеспечивают превращение Латвии, Литвы и Эстонии в рынки сбыта, источники сырья и рабочей силы для крупных западных монополий. Массы же простого титульного населения вымирают ускоренными темпами, уезжают в эмиграцию и отчаянно бедствуют в материальном плане.

    С подачи западных правящих элит, все наработанные в Прибалтике инструменты уже отчасти используются в Украине и Молдове. Однако стоит ожидать, что их применение после сближения с ЕС будет более интенсивным. Русских будут понуждать к эмиграции из обеих стран для того, чтобы Россия не могла реализовывать через них свое влияние. Коммунистов лишат всех политических прав, как «интернационалистов-предателей» национальных интересов. Идейное доминирование полностью перейдет в руки неонацистов и крайних националистов. Людей приехавших в Украину и Молдову после Великой Отечественной войны объявят оккупантами и лишат прав гражданства. В том, что это произойдет в Молдове(бывшей Бессарабии) и Западной Украине(Галиции и Закарпатье) сомневаться даже не приходится. Знание украинского и молдавского языка сделают главным критерием кадровых назначений, а русский будут еще в большей степени принудительно вытеснять из сферы официального обращения. По прибалтийскому образцу начнут создавать языковые комиссии, которые будут штрафовать плохо владеющих государственным языком служащих и увольнять их с работы.

    С помощью всех этих мер от власти будут отстранены политики выражающие интересы национального капитала и появится возможность беспрепятственно превратить Украину и Молдову в территории, которые западные монополии смогут использовать для своих сбыта товаров, для поставки сырья и рабочей силы. Разговоры о защите интересов украинцев и молдаван так и останутся разговорами, которые позволят легко обобрать последних в материальном плане.
    Однако реализация заготовленного Западом сценария перехода на «прибалтийскую» модель управления украинским и молдавским обществом может натолкнуться на большие трудности. В первую очередь из-за того, что Украина и Молдова это порождения Советского цивилизационного проекта, бывшего модификацией Русского цивилизационного проекта. Рассмотрим этот важный тезис подробнее.

    Украина, как самостоятельное государство возникло только в 1917 г. после распада Российской империи, не выдержавшей груза реализуемого ей Русского цивилизационного проекта. Потом она ненадолго попала под европейскую(германскую) оккупацию и была снова восстановлена в 1919 г. Пришедшие к власти в Украинской ССР большевистские элиты поставили своей целью создание отнюдь не украинской, а советской нации. Поэтому в состав новообразованной Украины, для поддержания этнического баланса на период строительства советской нации, наряду с малороссийскими территориями, населенными украинцами, включили земли бывших малороссийских и новороссийских губерний, населенных русскими. Ради построения советской нации Украинская ССР вошла в 1922 г. в состав СССР. Перед Великой Отечественной войной она получила для этого же территорию Галиция, а после войны – Закарпатья. Наконец, в 1954 г. большевики передали Украине с этой же целью Крым.

    Точно так же, Молдавская ССР была создана большевиками в 1940 г. из незадолго до этого образованной на территории Украины Молдавской АССР и присоединенной к ней Бессарабии. Новая союзная республика была всего лишь государственной формой необходимой для советизации молдавского населения в рамках того же Советского цивилизационного проекта, а отнюдь не формой самоопределения молдаван.

    Все земли входящие ныне в состав Украины и Молдовы были свое время отвоеваны Россией у соседей: Польши, Турции, Румынии, Австро-Венгрии и ее наследников. Отказ нынешней украинской и молдавской элит от участия в Русском цивилизационном проекте снимает с России обязательства поддерживать территориальную целостность этих двух постсоветских образований. Это означает, что развитие инициируемых Западом этнических конфликтов неизбежно приведет к распаду сформированных в советское время государств. Нетрудно предугадать по каким границам произойдет этот раскол.

    Украинские националисты уже сейчас заявили о своей независимости от центральных властей в тех областях, которые ранее входили в состав Галиции. К ним готово присоединиться Закарпатье. В ответ на это, о желании создать независимые от галичан и закарпатцев органы власти заявили области входившие ранее в состав Новороссии. Таким образом, уже сейчас появилась тенденция к размежеванию украинских Галиции и Закарпатья, вошедших в состав Советской Украины непосредственно перед или сразу после войны от исконно русской Новороссии. Более сложные процессы проходят в регионе Малороссия, который заселяют как русские, так и украинцы. Скорее всего, Малороссия распадется на Правобережье и Левобережье. Правобережье со временем присоединиться к Галиции и Закарпатью, Левобережье – к Новороссии.

    ЕС и США сейчас активно поддерживают этнический раскол в Украине, надеясь, что смогут управлять им по прибалтийскому образцу. Однако в Украине вряд ли удастся надолго сохранить этнический конфликт в нужном для Запада «холодном» состоянии. Скорее всего, подогревание извне этого конфликта приведет к расколу страны на означенные выше две части и этот раскол не будет мирным по своему характеру.

    Бывшая Молдавская ССР уже два десятилетия расколота по Днестру на Молдову и Приднестровскую молдавскую республику(ПМР). Здесь изначально не удалось в чистом виде реализовать прибалтийскую модель управления этническим конфликтом. Не хватит сил и у Румынии ассимилировать население Молдовы, на что рассчитывает Запад.
    Здесь следует отметить, что ни Украину, ни Молдову ЕС на деле не собирается принять в свой состав – слишком велики эти страны, а население их слишком тесно связано с Русской цивилизацией. Да и нет у ЕС сейчас средств для того, чтобы вкладывать их в поддержание социального мира в новых членах, как это делается в старых членах Сообщества. Скорее всего, что при провале попытки управлять конфликтом по прибалтийскому сценарию в Украине и Молдове в ход будет пущен сценарий «управляемого хаоса». Именно этот сценарий США реализовали в странах Северной Африки, когда поняли, что больше не способны управлять ими.

    Выбор за Россией: захочет ли она принять европейский сценарий «управляемого извне этнического конфликта», американский сценарий «управляемого хаоса» или начнет реализовывать в Украине и Молдове свой собственный сценарий построения Русской цивилизации.

    Автор: Александр Гапоненко - доктор экономических наук, сопредседатель Объединенного конгресса русских общин Латвии (издание BaltExpert).

    Рейтинг: