ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют

Мельница слепого закарпатца мелет зерно уже более 60 лет

    16 октября 2019 среда
    Аватар пользователя Admin 1
    Закарпатье. Слепой мельник Василий Быба

    Более 60 лет на мельницу Василия Быбы возят зерно селяне трех районов Закарпатья. А туристы, которые часто наведываются в этот красивейший уголок Украины посмотреть на диковинку, недоумевают, как довольно сложный механизм жерновов может обслуживать слепой пенсионер.

    — До мельницы более четырех километров, дорога очень плохая, — предупреждает сельский голова Имстичева Петр Энеди. — Пересаживайтесь в мою «ниву», иначе половину пути придется пройти пешком.

    Минуя василианский монастырь, выезжаем на узкую дорогу, петляющую по серым горным склонам. Местами приходится пересекать небольшие ручейки с чистой как слеза водой.

    Петр Энеди рассказал, что скоро село преобразится до неузнаваемости, горные склоны утонут в зелени, а цветущие сады наполнят воздух ароматом. Пригласил нас с коллегой на майские черешни, которые прославили Имстичево чуть не на всю Украину. «Нива» со скрипом тормозит возле небольшой усадьбы.
    Несмотря на почтенный возраст, 87-летнего хозяина Василия Быбы нет дома. Нас встречает невестка мельника Ирина:

    — Дедушка с самого утра работает. Вчера доставили целый воз кукурузы, а через полчаса уже приедут за мукой, — женщина ведет нас к свекру.


    Белая паутина


    Спускаемся к горному потоку и оказываемся у небольшого строения. Это и есть водяная мельница: каменные стены, крыша покрыта красной черепицей, две комнаты. Над внешним колесом вижу небольшой деревянный вал, которым регулируют струю воды. Старый мельник трудится не покладая рук. Ему помогают сын Михаил и внук Иван. Похоже, что и сам водяной у него на службе.

    Мукой тут припорошены все детали, даже паутина на потолке. Как ни старайся, все равно где-нибудь прислонишься, и белый след на одежде гарантирован.

    — Идите сюда, — дед Василий, услышав чужие голоса, приглашает гостей наверх. — Вам интересно узнать, как работает моя мельница? Все гениальное — просто: вот это колесо двигает вал, а второе крутит каменные жернова, которые по моему заказу сделали на карьере в Мужиеве. А наверху находится корзина, в которую засыпается зерно.

    Мельник не только демонстрирует мне свое детище, но даже доверяет кое-какие операции. Наверх ведут четыре скрипучие деревянные ступеньки. Здесь находится огромная воронка, куда мужчина насыпает кукурузу. Затем сквозь крохотное окошко длинным деревянным шестом отодвигает заслонку. Вода с шумом падает на колесо мельницы, приводя его в движение.
    Чудо техники! На моих глазах в считаные секунды сила потока и несложный механизм, изобретенный в незапамятные времена, превращают зерно в муку. Дед Василий выгребает меленую кукурузу в мешок, а горсть пробует на качество помола: растирает узловатыми мозолистыми пальцами.

    — Хорошая работа, из этой муки даже хлеб можно печь, — нахваливает Василий Быба.


    Жернова крутит река


    Дед Василий ведет нас к искусственной плотине на Быстром. Вслед за слепым мельником (который, однако, идет знакомой дорогой намного проворнее нас, зрячих) поднимаемся по тропинке. Поток настолько мощный, что, кроме шума воды, ничего не слышно.

    — Реку перегораживают плотиной, но оставляют небольшое отверстие для струи воды. Она собирается в широком и высоком металлическом желобе и затем падает с высоты на лопасти деревянного колеса. А вон та металлическая ось ведет в самое сердце мельницы, — рассказывает сын Василия Быбы Михаил.

    Смотрю на деревянную конструкцию — и диву даюсь: в ХХI веке древние технологии работают безотказно. Мельник блокирует изнутри колесо.

    — Что толку его попусту гонять, пока нет работы? Пусть мельница-старушка немного отдохнет, — говорит пенсионер.


    16 лет во тьме


    Вернувшись с фронта в 1947 году, Василий Быба на своем небольшом участке земли, через который протекала горная речушка, решил построить водяную мельницу.

    — Моя кормилица по возрасту — под стать мне, — шутит старик, поглаживая деревянный барабан. — Раньше по этому горному потоку проходила граница Венгрии с Румынией. Голодно тогда жили горцы, а на мельнице всегда есть мука, значит, будет и хлеб, и начинка (в Закарпатье так называется местное блюдо), будет и мелай на токан (мелай — кукурузная мука очень мелкого помола, токан — каша из этой муки). Чтобы кормить семью, надо было не лениться. Как работают механизмы, знал хорошо, ведь еще мальчиком помогал отцу на господских мельницах.

    Быба вспоминает, что отстроиться помогли родственники и друзья, управились за два года. С тех пор сам работает тут, даже когда потерял зрение, ни на день не оставил работу.

    — Раньше ухаживал за механизмом и чинил детали своими руками, а сейчас помогают сын и внук, — рассказывает старик. — К нам везут молоть не только пшеницу, а и ячмень, и кукурузу. Мощные жернова все перетрут. Лишь надо немного регулировать механизмы для каждого вида зерна, да еще учитывать, какую именно муку хочет получить клиент.

    Много мешков зерна засыпал в воронку мельник, много пудов муки смолол, никому не отказывал. За то от людей почет и уважение. Раньше приезжали селяне из трех районов. Сейчас больше едут из окрестных сел. А за работу дед Василий берет чисто символическую плату. Судите сами, смолоть 50 килограммов зерна стоит всего три гривни.

    Не успел мельник завязать мешки с мукой, как со двора послышался гул машины.

    — Это за ней приехали, — безошибочно (на слух) определяет Василий Быба. — А ну-ка, ребята, принимайте нашу работу!

    Старик, опершись на деревянную палку, выходит навстречу клиентам. А сын и внук выносят по мешку кукурузной муки. Плотный на вид мужчина развязывает один, перетирает щепотку двумя пальцами, вдыхает аромат помола. Довольный, пожимает руку хозяину.

    — Безупречная работа, вот это я понимаю — высший класс! У меня во дворе есть электрическая мельница, но на ней измельчаю зерно лишь на корм скотине. А муку на мелай современные станки пережигают, — говорит приезжий, назвавшийся Иваном. — Моя жена из кукурузной муки, что привожу от деда Василия, такие коржики печет — пальчики оближешь. А какая ароматная мамалыга получается! Как-то у нас гостили знакомые из столицы, так им настолько понравилась местная кулеша, что даже рецепт записали. Но потом сетовали, что из магазинной так вкусно не получается.

    В последние 20 лет большинство водяных мельниц Закарпатья пришли в негодность.

    — Вот и в Имстичеве раньше их было три, — говорит сельский голова Петр Энеди. — Все расположены тут недалеко, вверх по ручью. Но, к сожалению, в настоящее время работает лишь та, что у деда Василия. Еще одна мельница, которая находится на 150 метров выше, функционировала до недавнего времени, но теперь остановилась, покинутая хозяевами. А третья — и вовсе развалилась, от нее остались только водяное колесо и полуразрушенные стены. Вот подумываем восстанавливать: кризис учит экономить и обращать внимание на альтернативные источники энергии.

    "Вечерние Вести"


    Водяные мельницы известны еще со времен Римской империи. Механизм работы описал во II веке до н.э. Витрувий.

    А самое широкое распространение они получили во времена Средневековья. Тогда мельницы возводили не только предприимчивые владельцы поместий, но даже монахи. Сохранились сведения о том, что святой Бенедикт Нурсийский (жил в V веке нашей эры в Италии) настоятельно рекомендовал каждому монастырю обзавестись водяной мельницей.

    Интернет-издание
    UA-Reporter.com
    Рейтинг: 
    Письмо редактору