ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют

Роман Шницер попал в "зону самого особого внимания" (ФОТО, ВИДЕО)

    17 ноября 2019 воскресенье
    Аватар пользователя corsov
    Закарпатец должен получать медпомощь с момента звонка

    Роман Шницер как-то сказал: "Больной должен получать медицинскую помощь с момента звонка..." Так ли это происходит у нас, на Закарпатье, главный медик области рассказал журналистам на передаче телеканала "Тиса-1" в зоне самого особого внимания.


    Роман Шницер: Больной должен получать медицинскую помощь с момента звонка

    Этапы реформирования. Эти слова не сходит с уст чиновников разного ранга на протяжении уже длительного периода. И хотя от ушей рядового украинский подобные высказывания отскакивают, как известный в пословице горох от стены, к самим реформам он присматривается с вполне оправданным страхом. И все же ситуация с плохими дорогами, не полностью совершенным образованием, не слишком надежной защитой ставит вопрос ребром: менять что-то, а скорее - много, необходимо! В случае же с реформой медицины, к которой причастен каждый гражданин, «отсидеться» дома с краю, по давнему украинскому обычаю, очевидно, не удастся. Тем более сейчас, когда пришло время уже не обсуждение изменений, а их реализацию. К чему же готовиться на этот раз, говорим с начальником управления здравоохранения Романом Ивановичем Шницером

    - Так на каком этапе реформирования мы находимся сейчас?

    - Сразу говорю: у нас начались реальные реформы! Не планирование, заседания комитетов и рабочих групп, а изменение системы, в первую очередь - скорой помощи. Собственно, с 1 января начал работать единый центр экстренной медицинской помощи в Закарпатской области. Создан он на базе территориального центра экстренной медицинской помощи и работает еще с 2001 года. Тогда это стало требованием времени, поскольку мы пережили два наводнения и понимали, что нужно централизовать организацию экстренной и консультативной медицинской помощи. Таким образом с принципом именно такой организации труда мы уже были знакомы. Правда, эта структура не имела тех полномочий, которые получила сейчас, но мы имели юридическое лицо, устав, лицензии, поэтому реформа, введена с 2013 года не застала нас врасплох - мы были в значительной мере подготовлены к ней.

    - Это сняло многие проблемы, как я понимаю ...

    - Скорее, некоторые! Их осталось немало: вопросы автомобильного транспорта, материально-технического состояния станций, подстанций, связи, наконец - дорог, которыми ездят наши «скорые помощи».

    - Если вы называете такой важный период, в течение которого работала станция, то о каких же изменениях идет речь?

    - Сейчас это - отдельная вертикаль, которая находится на областном бюджете, подчиняется непосредственно управлению здравоохранения как и другие областные медицинские учреждения. Она является одной из самых мощных составляющих системы, а по численности - крупнейшая структура: 1314 человек, которые в той или иной мере задействованы в оказании экстренной медицинской помощи населению Закарпатья, 103 бригады. Это, фактически, старая структура, но по-новому организованная и подчиненная.

    - Однако, вряд ли основным принципом изменений можно считать арифметическое сложение «под одной крышей» специалистов, принадлежавших к разным организациям.

    - Конечно! Речь идет об организации единой диспетчерской с надежным контролем - GPRS навигацией. Уже заканчивается монтаж такой системы и, думаю, в марте мы будем ее презентовать. Таким образом в ближайшее время централизовано вызов будет поступать из Ужгорода, Ужгородского, Перечинского и Великоберезнянского районов.

    - Вы называете только часть области ...

    - До конца года система должна охватить все, без исключения, районы.

    - То есть, вызов, например, с Рахова будут фиксировать в Ужгороде? В чем смысл?

    - Несколько мотиваций. Первая. Все машины будут оборудованы навигаторами, которые позволят следить за маршрутом, определяя оптимальный для них путь и направление. Исчезает до сих пор существующее административно-территориальное деление: не имеет значения в каком именно районе находится пациент, который нуждается в екстренной помощи, к нему приедет та бригада, которая находится ближе. Здесь мы получаем не только существенный «бонус» в оперативности, но и серьезный экономический ресурс: экономия топлива и амортизация техники. Второе. На некоторых станциях не предусмотрена должность диспетчера и звонок, при отсутствии фельдшера, принимает в лучшем случае, медсестра, в худшем - санитарочка из соседнего отделения. Вы считаете, что при таких обстоятельствах пациент может получить квалифицированный совет и адекватное определение степени риска, определения стратегии последующих действий? Задача ставится таким образом: медицинская помощь должна поступать с момента звонка! Функция диспетчера перестает заключаться в фиксации проблемы. Для этого в диспетчерской в одной смене дежурит 14 квалифицированных врачей и один старший диспетчер. Например больной живет в Кальнике и квалифицированный специалист, оценив ситуацию, может принять решение, что пациента следует сразу везти в областную кардиологию, минуя вторичный уровень в районе.
    У нас уже 39 машин оборудованы кардиографом, которые оснащены блутузом. Следовательно специалист кардиологического центра может откорректировать тактику оказания экстренной помощи. Следующее. Мы создаем единую базу данных, по каждому вызову и каждому больному. Кроме того, мы вводим новацию, при которой семейный врач будет получать СМС-сообщения о вызовах, которые осуществлялись на его участке: кто, по какому поводу и что именно происходило с пациентом дальше, где он находится сейчас. Так семейный врач будет знать, с чего начинать свой рабочий день!

    - Немало вопросов вызывает разделение помощи на экстренную и неотложную...

    - Разделение на экстренную и неотложную помощь была, и выполнялась в течение не одного десятилетия. Неотложная, когда пациент нуждается визита врача, но это время не измеряется минутами. Например, ОРВИ с температурой 38,5. Пациент может принять парацетамол и дождаться семейного врача, который даст дальнейшие рекомендации. Так, такую помощь нельзя откладывать на следующий день, но речь не идет об экстренной помощи, и оказание неотложной медицинской помощи - функциональные обязанности семейного врача. Кстати, мировая практика заключается в том, что экстренную помощь оказывают парамедики, представители МЧС, пожарные и обучение этих структур - серьезная задача и для нас. Вы, возможно, помните плакат времен СССР «Это должен знать каждый!». Такие знания спасли жизнь не одному человеку, поэтому их приобретения - вопрос жизни не только определенного лица, но и государства, в целом.

    - Каким образом реформирования медицины касаться «семейной» звена? И оправдалась ли практика перевода ее финансирования из полномочий сельских советов до районных, введенное с прошлого года?

    - Однозначно - да! Финансирование сельской медицины отличалось в разных сельсоветах в пределах одного района в десятки раз. Это зависело и от распределения средств, которые могли идти или на премирование аппарата сельского совета, или на формирование медикаментозного запаса. Я далек от того, чтобы утверждать, что проблема решена везде.

    Сейчас мы решили вопрос обеспечения областных учреждений, теперь поставлена задача, чтобы такая система работала на вторичном уровне. С 2014-го года районы полностью финансируют первичный, а мы - вторичный и третичный уровни. Однако, первичная помощь должна стать приоритетной: она является наиболее доступной, своевременной, эффективно и одной из самых дешевых. На сегодня же наибольшее количество людей у нас лечится на вторичном и третичном уровне, что является неправильным. Во всем мире наибольшее внимание – к первичному уровню. И должен Вас уверить, что у наших соседей, за рубежом, найти работу узкого специалиста - не проблема, а вот вакансий на уровне семейного врача - не найдешь!

    - Очевидно, одной агитацией здесь не поможешь ...

    - Конечно! Коренным образом изменить систему может только внедрение страховой медицины. Конечно, это - не панацея, но лучшего варианта до сих пор не изобрели. При таких условиях главным распорядителем средств через посредника - страховую систему - осуществляет именно семейный врач. Поэтому он получает не только серьезный контроль за своей работой, но и мощную мотивацию.

    - Но пока говорить о страховании в медицине не приходится, что же дальше?

    - Что будет дальше? Этот вопрос должен задать себе каждый специалист. Как только он себе его поставит, перестанет быть тормозом, а станет генератором реформы медицинской отрасли. На сегодня у нас есть переизбыток узких специалистов особенно на вторичном уровне. В районных больницах уже есть и лоры, и детские лоры, и хирурги, и детские хирурги. Есть приказ Минздрава № 208, который четко формулирует квалификационные требования к узкому специалисту. Например, пуль монолог должен уметь сделать бронхоскопию, тарокоскопию, и т.д., а это в области способны сделать 1-2 специалиста ... Кардиолог должен не только носить титул и уметь читать кардиограмму…
    Во-вторых, нужно постоянно работать с больными. Хирург, который делает менее 200 операций в год, не развивается, если делает менее 100, он деградирует. Если же разделить количество операций, проводимых у нас в год, на количество хирургов Закарпатья по штатному расписанию, то получится 62! Значит, есть определенное количество врачей, которые не в полной мере выполняют свои функциональные обязанности. Почему? Не хотят? Хотят, но нет столько пациентов. И с этим надо разбираться. Надо чтобы люди работали ежедневно, совершенствовались и росли, создавая конкурентную среду, котороя также стимулирует качество работы. Поэтому, апеллируя классическим выражением, кадры и в дальнейшем решают практически все!

    - Кстати, за тот период, когда в реформировании перешли от слов к делу, Вы уже готовы принимать и кадровые решения?

    - Никто из руководителей подразделений, задействованных в реорганизации не уволен с 1 января. Всем сказано: вы работаете три месяца, если не показываете эффективной работы, мы предлагаем вам писать заявление и ищем работу согласно вашей квалификации. Я способен принимать кадровые решения, но я их боюсь. Прошло, я надеюсь, время, когда приходилось менять, образно говоря, папаху на фуражку и наоборот, в зависимости от ситуации ... Но такая практика привела к тому, что «скамейка запасных» у нас небольшая и разбрасываться теми кадрами, что мы имеем, недопустимо. В некоторых случаях надо идти на риск и назначать молодежь, чтобы ей помогать, а ныне - активно готовить резервы, кадры.

    - И напоследок, возвращаясь к экстренной помощи, традиционно можно обратиться к потенциальным пациентом с просьбой не вызывать без крайней необходимости врача ...

    - Не соглашусь! Когда возникают сомнения по поводу угрозы здоровью, независимо от уровня температуры, необходимо проконсультироваться со специалистом, не запускать болезнь. Я бы отметил другому: элементарные медицинские знания, которые нужно донести до каждого жителя. Ранее вопрос ставился жестко: есть проблемы - ничего не делай, а обращайся к врачу. Однако сейчас я убежден в том, что набор первичной информации должен иметь каждый житель с тем, чтобы адекватно оценить свое состояние, отреагировать на консультацию. Мы уже начинаем воспринимать здоровье как очень существенную экономическую составляющую нашего благосостояния. И когда мы осознаем это до конца, то результаты будут соответствующие!


    Т.Вашаргели «Недиля»



    2_0.JPG
    3_0.JPG
    4_0.JPG



    Интернет-издание
    UA-Reporter.com
    Рейтинг: 
    Письмо редактору