ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют

Новости и события в Закарпатье ! Ужгород окно в Европу !

В Карпатах варят швейцарские сыры (Фото)

    19 мая 2021 среда
    В сыроварне всегда поддерживается специальный температурный режим и уровень влажности

    В далёком карпатском селе мы обнаружили признаки западноевропейской цивилизации и развитого социализма.
    На входе в сыроварню надеваем халат и смачиваем обувь в дезинфицирующем растворе. В чистом светлом помещении стоит металлический чан – симпатичная сотрудница сыроварни в белой униформе размешивает или, как здесь говорят, «нарезает» сырную массу.

    Затем её разливают в формы и спускают «новорождённые» сыры в подвал. Здесь их кладут в соляную ванну и спустя некоторое время раскладывают на деревянных стеллажах тёмного подвала – дозревать. Воздух в подвале пропитан аппетитным, но очень концентрированным запахом сыра. Правда, не всем он приходится по душе: некоторые посетители, оказавшись в подвале, спешат закрыть нос рукой. Самым стойким предлагают продегустировать созревший сыр и красное закарпатское вино. Сыроварня, расположившаяся в карпатском селе Нижнее Селище, делает сыр по традиционной швейцарской технологии. В отличие от крупных производств, здесь не используют никаких ароматизаторов и консервантов.


    Хорошие соседи

    Бывший учитель математики Пётр Пригара вот уже семь лет директор «Селишской сыроварни». Его сыры знают в каждой закарпатской лавке. Сменить математические формулы на ароматный сыр его вынудила безработица, а организовать бизнес помогли иностранцы из французской коммуны «Лонго Май».

    376_1_0.jpgЕвропейская ассоциация кооперативов «Лонго Май», что означает древнепровансальское пожелание мира и благополучия, – это сеть сельскохозяйственных коммун по всей Европе. Кооперативы есть во Франции, Швейцарии, Австрии и Германии. В европейских кооперативах живут и работают люди со всего мира – кто-то приезжает на лето, кто-то проводит в коммуне всю жизнь. Идеологии в коммуне нет, главная установка коммунаров – вместе делать полезные дела.

    С конца 80-х небольшое хозяйство «Лонго Май» прижилось и в Украине. Коммунары Орест Дель Соль и Юрген Крефтнер уехали из Франции и, попав однажды в Нижнее Селище, решили остаться здесь навсегда – купили землю, построили дом на две семьи. «Они-то, наши необычные соседи, и помогли мне основать свою сыроварню, – рассказывает Пётр Пригара. – Девяностые были трудные времена, я не знал, чем заниматься, как заработать на жизнь. И потом, нужен был бизнес, который позволил бы использовать местное сырьё и привлечь к сотрудничеству как можно больше местных жителей».

    Раньше излишки коровьего молока в семейных хозяйствах домешивали в корм для скота. «Теперь свежему натуральному молоку нашлось более достойное применение – молоко на сыр нам регулярно сдаёт почти 150 семей из нашего села и всей округи. Заработки есть для всех: небольшие, но стабильные. Даже в кризис», – говорит бизнесмен.


    На дровах

    «Помню, как мы работали в альпийских лугах на высоте 1400 метров над уровнем моря. Сами доили коров, на дровах варили сыр. Эта самая старая технология приготовления швейцарского сыра», – вспоминает Пётр Пригара, как стажировался в швейцарских сёлах.

    То, что в селе должна быть сыроварня, математик и коммунары задумали ещё в 90-х. «Десять лет ушло на то, чтобы научиться делать сыр и организовать бизнес», – рассказывает Пётр.

    376_2_0.jpgНа сыроварню понадобилось 100 тыс. евро, но строили её не на свои, а на одолженные в коммуне «Лонго Май» деньги. Условия долговой сделки более чем необычные: мало того что кредит беспроцентный и срок его возврата точно не определён – деньги можно вообще не возвращать. А вместо этого часть прибыли нужно вложить в любой другой социально значимый проект в Украине. «Главное условие – чтобы от этого выигрывала местная община. Заработал – помоги кому-то ещё заработать и организовать экологичный сельскохозяйственный бизнес», – объясняет Фокусу директор сыроварни.

    Для украинских чиновников сыроварня тоже оказалась способом подзаработать. В селе часто вспоминают, как местные начальники тянули с выдачей лицензий и разрешений на работу. «Зато теперь у меня на всё Закарпатье репутация человека, который никогда не даёт взятки», – смеётся Пётр Пригара.

    С рецептурой помогал эксперт из Франции, но ориентируется сыроварня на вкусы украинского потребителя. «Сначала я пробовал делать сыр, похожий на французский Камамбер. Он мягкий и с плесенью, должен слегка потечь во время настаивания. Но вскоре выяснилось, что украинцы к этому не готовы. У нас было полно возвратов – люди жаловались на испорченную продукцию, – говорит сыровар. – Так что от плесени пришлось отказаться. Вкус стал менее ярким, зато жалоб нет».

    Сточные воды сыроварни проходят двухступенчатую биологическую фильтрацию. А вода, которая попадает в почву из сыроварни, такая чистая, что её можно пить. Проект очистных сооружений, к слову, тоже позаимствовали у швейцарских специалистов. «Проектировать помогал знакомый биолог из Швейцарии – все стоки из его дома проходят такую фильтрацию. Только представьте: на первом фильтре у него огороды посажены. А после второго стоит стаканчик с водой – всем гостям в доме он предлагает попробовать эту воду, настолько она чистая», – говорит Пригара.


    Буйволы возвращаются
    Эко-идейность села привлекает множество людей со всего мира. Несколько недель назад в Селище поселился Мишель Джакоби: 27-летний немец из города Фрайбург решил разводить здесь буйволов. Даже ферму нашёл – в знаменитой Долине нарциссов. «Это всё благодаря Карпатскому биосферному заповеднику – они дали нам землю, выделяют часть денег на строительство фермы. Покупать буйволов мы будем за свои деньги», – делится планами Мишель. Для начала он хочет собрать информацию обо всех оставшихся в Закарпатье буйволах и познакомиться с их хозяевами. Главное – не дать резать молодых телят на мясо. «Я уже был во многих сёлах. К примеру, на хуторе Вертеп аж три самца, – говорит Мишель. – А городок Великий Бычкив до войны вообще считался столицей разведения буйволов в Закарпатье. Но советская власть дала городу другую специализацию: разведение горной породы овец». Теперь в городке буйволов можно пересчитать по пальцам. «Хотя буйволы часто доживают и до пятидесяти, а до сорока ещё могут приносить потомство и молоко, самой старшей буйволице в селе – 24 года, – рассказывает Мишель. – Одна из причин, почему их так мало осталось: покупать их взрослыми рискованно, могут никогда не примириться с новыми хозяевами. Иногда после разлуки годами проявляют агрессию или всё время болеют».
    ФОКУС

    Нас уже 25000 в Facebook! Присоединяйтесь!
    Рейтинг: 
    Интернет-издание
    UA-Reporter.com
    Письмо редактору