ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют

Закарпатский генерал-есаул Станислав Аржевитин

    07 июля 2020 вторник
    Аватар пользователя uzhgorod
    Аржевитин не покинул команды своего кума, Виктора Ющенко

    Служба в десантных войсках научила Станислава Аржевитина требовать от подчиненных строжайшей дисциплины. Это помогло ему создать успешный банк и стать миллионером, но никак не пригодилось в Верховной Раде. Парламентские беспорядки явно навевают на него депрессию. Очевидно, по той же причине генерал-есаул Аржевитин провалил и проект объединения украинских казацких организаций. Непослушных атаманов «построить» не удалось. Тем не менее в команде Виктора Ющенко он продолжает играть одну из ведущих ролей.

    Со школьных лет депутат-миллионер Станислав Аржевитин ведет дневник личных подвигов. В нем он описывает все свои поступки, которые считает геройскими. Вначале в дневник попадали истории, например, о переведенной через дорогу бабушке, затем туда добавились прыжки с парашютом, а сейчас Аржевитин вносит в хронику собственных достижений обнаружение новых фактов из истории родного Закарпатья. К своим 48 годам в дневнике подвигов он сделал уже более восьми сотен записей. Но с депутатскими успехами в этом дневнике негусто. Признается, что в последнее время разочаровался в политике. Верховная Рада нынче — не место для подвигов. К таковым разве что можно было бы отнести пакет разработанных Аржевитиным антикризисных законопроектов, направленных на помощь банкам. Но в итоге большинство его предложений так и остались неучтенными.

    Пожалуй, главным политическим подвигом Станислава Аржевитина за последнее время можно считать то, что он, в отличие от многих коллег по партии «Наша Украина», не покинул команды своего кума, Виктора Ющенко. Рейтинг президента не позволяет всерьез рассчитывать на победу на предстоящих в январе выборах. Тем не менее Аржевитин остается в кругу ближайших советников Ющенко, поддерживая главу государства в трудную минуту. Более того, признается, что сейчас в этой команде ему работать намного комфортнее, чем в период максимальной по­­пулярности нынешнего президента. Былого толкания локтями за «доступ к телу» уже не наблюдается. А когда-то именно на этой почве он поссорился с другим закарпатцем, Виктором Балогой. Их конфликт продолжается по сей день. Аржевитин возглавляет в Закарпатье областную ячейку «Нашей Украины», а Балога через свою партию «Единый Центр» до сих пор остается самым влиятельным политиком этого региона. Борьба за влияние в области во многом определяется близостью к президенту. Если раньше Балога выигрывал, как говорится, в одни ворота, то сейчас Аржевитин наверстывает упущенное. Жаль лишь, что до смены президента осталось совсем немного и это неизбежно приведет к очередному политическому переделу на Закарпатье. Впрочем, в команде Ющенко об этой перспективе вслух принято не говорить.

    Команда Виктора Ющенко всерьез рассчитывает достичь успеха на президентских выборах или работает уже с прицелом на будущие парламентские?
    — Планы на парламентские выборы пока не обсуждались. Сейчас думают над тем, с чем идти к людям, как им сказать правду, где покаяться. Думаю, если общение получится откровенным, люди это воспримут. Мощной команды единомышленников у Ющенко, к сожалению, так и не сложилось. Все время рядом с ним были люди, которые на первое место ставили материальный или карьерный интерес. Сейчас таких людей в команде стало меньше.

    Вы сказали, что в этой избирательной кампании Ющенко нужно покаяться. В чем?

    — На мой взгляд, самой большой его ошибкой стало безграничное доверие к людям, которых он назначал на ответственные посты. Он хотел верить, что эти люди думают так, как и он сам.

    Как вы считаете, насколько сильно по рейтингу Ющенко ударило его странное пристрастие к неразборчивому критиканству в адрес Тимошенко?
    — Команда президента постоянно критиковала не только правительство, но и парламент. Но эта критика, как правило, была крайне слабо аргументирована.

    Многие считали, что негатив в адрес Тимошенко — это работа Виктора Балоги. Но сегодня Балога в отставке, а Ющенко продолжает войну с Тимошенко. Может, дело в банальной ревности?
    — Президент не может молчать, когда правительство пытается решить проблемы дефицита средств в госбюджете за счет прямой денежной эмиссии. Например, Ющенко не дал напечатать 10 млрд грн. для финансирования подготовки к футбольному Евро-2012 — наложил вето на закон. Это непопулярное решение, но денежная эмиссия в таких объемах стала бы страшным ударом по украинской экономике. Кабмин уже эмитировал ценных бумаг более чем на 30 млрд грн. Это утроит темпы инфляции.

    В этой критике правительства Тимошенко президент как-то забывает, что непосредственно эмиссию осуществляет НБУ во главе с его человеком, Владимиром Стель­махом.
    — Стельмах действует в соответствии с законом. Он должен или выполнять решения Кабмина, или уйти.

    Пинзенык ушел, а Стельмах остался. Значит, Ющенко все-таки не до конца искренен в своей критике?
    — Уход Пинзеныка ничего не изменил. Отставка Стельмаха привела бы к тому, что на его место пришел бы другой человек и делал бы то же самое. От смены главы НБУ дефицит иностранной валюты в Украине не исчезнет. На мой взгляд, если распределять вину за сложившуюся ситуацию, то 30% — это Стельмах, 20% — Верховная Рада, 50% — Кабмин. Итоги нынешней денежной эмиссии мы увидим уже после выборов.

    Депозитный рантье
    В 2004 году Станислав Аржевитин стал первым, кто решился продать украинский банк иностранцам. За «Ажио» от шведской группы SEB он получил около $30 млн. Эта сумма на фоне последующих сделок по продаже украинских банков выглядит более чем скромно. Если бы продажа состоялась на два-три года позже, он вполне мог получить раз в десять больше. Но Аржевитину хватило и этого. Он тут же заявил о намерении распродать все активы и сосредоточиться на политической деятельности. С тех пор основой его финансовой независимости является процентный доход от депозитов, размещенных во множестве банков. Отчетность о состоянии финучреждений, которым доверил свои деньги, Аржевитин получает исправно. Ведь он возглавляет Совет Ассоциации украинских банков. Так что финансовый кризис на его доходах сказался лишь в виде повышенных ставок по депозитам.

    А вот его мама, Любовь Дмитриевна, от своих акций банка «Ажио» на 1 тыс. грн. отказываться не собирается. Когда она исправно посещает все собрания акционеров банка, все уверены, что это ее сын пытается выяснить, все ли в порядке с его детищем. Но сам Аржевитин уверяет, что в этом случае речь идет лишь о привязанности его мамы к бывшему банку сына: «Мне иногда бывает за это немного стыдно, но поделать с ней ничего не могу. Она любит «Ажио».

    Время от времени в финансовых кругах появляются слухи о предложениях, которые поступают к Аржевитину относительно возвращения в банковский бизнес. Но официально эта информация пока не получает никакого подтверждения. Единственный бизнес-проект, который сейчас готовит Аржевитин, — туристическая компания. Он создает ее для старшего сына Павла. Название уже подобрано — «Ажио-Тур». Скорее всего, фирма сосредоточится на реализации новых туристических маршрутов по Закарпатью. При различных музеях, созданных Аржевитиным за последние годы, уже действуют небольшие гостиницы, и не исключено, что они будут включены в состав нового бизнес-проекта.

    В начале 1990-х Станислав Аржевитин возглавлял ОПЕРУ Киевского областного управления Промстройбанка СССР.

    Знакомства в республиканском Госснабе помогли ему создать для обслуживания этой конторы Укрпостачбанк. Вышедший вскоре закон о запрете на участие госструктур в капитале коммерческих банков позволил Аржевитину стать главным его акционером. Взнос Госснаба в размере 10 млрд карбованцев он вернул легко, поскольку из-за инфляции эта сумма в пересчете на американскую валюту составила всего лишь несколько тысяч долларов. Так родился банк «Ажио».

    Кстати, это название Аржевитин подобрал сразу по трем причинам. Во-первых, он хотел, чтобы бренд был созвучен фамилии, во-вторых — символизировал позитивную динамику («ажио» — это превышение стоимости над номиналом), в-третьих, ему хотелось, чтобы в названии была буква «о», внутри которой — украинская монета с портретом Ярослава Мудрого. Проданный банк нынче называется SEB-Банк, так что возрождение подзабытого бренда вполне возможно.

    Признайтесь, вы действительно не совмещаете бизнес и политику или просто смогли удачно спрятать свои активы от посторонних взоров?
    — Закон запрещает народному депутату заниматься бизнесом, а я следую букве закона. Для меня это принципиальная позиция. Я просто разместил свои деньги на депозитах в банках. Сегодня весь мой «бизнес» — благотворительные проекты (по данным «ВД», Станислав Аржевитин все-таки имеет долю в ООО «Ажио-Колледж», а через него еще в нес­кольких фирмах — прим. «ВД»).

    Я открыл семь музеев в родном селе Колочава Закарпатской области, написал две книги по истории села, регулярно издаю сельскую газету, финансирую праздник «День села» и многое другое.

    После продажи банка налоговики в гости пожаловали?
    — Все было наоборот. Дело в том, что я покупал акции в разное время и по разной цене. После того как был продан банк, я еще полгода сам ходил в налоговую, чтобы закончить расчеты налога, который должен был заплатить. Речь шла о миллионах гривен. В налоговой говорили, что до меня у них подобных прецедентов не было. Обещали даже грамоту дать, но так и не дали.

    Среди банков, в которые вы вложили деньги, есть те, которые попали на санацию НБУ?
    — Нет. Все-таки я глава Совета Ассоциации украинских банков — и у меня всегда достаточно информации о том, как себя чувствует та или иная финансовая структура. Кстати, все мои деньги в Украине. За рубеж я не вывел ни копейки.

    Когда видели, за какие суммы продавались коммерческие банки в 2007-2008 годах, не было мыслей, что поспешили с продажей «Ажио»?
    — «Ажио» был первым банком, который продан иностранным инвесторам. По тем временам, в 2004 году, цена была достаточно высокой. Нашим главным недостатком была небольшая сеть филиалов. Первые всегда набивают шишки. Потом к нам приходили банкиры за советом, и мы с ними делились опытом. Лично я о той сделке не жалею. Мои соратники по банку «Ажио» — тоже. На мой день рождения и на годовщины банка до сих пор собираемся вместе, и это о многом говорит. Мы продолжаем общение.

    Вы не исключаете возвращения из политики в банковский бизнес?

    — Я себя запрограммировал еще на три года работы в Верховной Раде и не распыляюсь. Хочу добиться принятия многих законов. Хотя иногда скучаю по бизнесу. Честно говоря, в Верховной Раде нагрузка в несколько раз меньшая, чем была в банке. С другой стороны, здесь психологически сложнее. Иногда мне говорят, что за последнее время из-за работы в парламенте я стал более раздражительным. Я цинизма не переношу, он меня морально травмирует. Я устал от нескончаемых политических шоу, складывается впечатление, что это никогда не закончится.

    Над созданием нового банка не задумываетесь?
    — В будущем — возможно, но пока я к этому не готов. Придет время — обязательно подумаю над новыми проектами в бизнесе.

    Генерал-есаул
    Главным провалом Станислава Аржевитина за период его политической карьеры стал проект «Украинское казачество». Еще во время президентства Леонида Кучмы он ведал финансами крупнейшего объединения Украинского казачества. После победы на президентских выборах 2004 года Виктора Ющенко Аржевитин предложил ему стать гетманом Украинского казачества (вместо Кучмы). Переживавший в тот период последствия отравления глава государства согласился без особых представлений относительно того, что должен делать настоящий гетман. Было понятно, что главные полномочия в этой сфере будут делегированы Аржевитину, возглавившему Совет Украинского казачества. В итоге все усилия гетмана по развитию казачества выразились в издании огромного количества президентских указов, которые в этом общественном движении мало что изменили. Нескладные попытки Аржевитина продвинуть Ющенко в качестве казацкого лидера в Юго-Восточном регионе вызывали лишь раздражение местных атаманов. Ведь политический подтекст в таких инициативах был налицо. А популярностью в Приднепровье и на Донбассе, где сосредоточены большинство организаций казаков, Ющенко не мог похвастаться никогда.

    Как результат — сегодня в Украинском ка­­зачестве около десятка гетманов, которые заявляют о своем всеукраинском статусе. Наиболее стабильное финансирование имеют организации, сотрудничающие с российскими коллегами. И, соответственно, разделяющие их политические взгляды. Другие организации выживают за счет самовольных экологических проверок на дорогах и оказания сомнительного качества охранных услуг. При тандеме Ющенко — Аржевитин имидж украинского казачества упал, пожалуй, на низший уровень за всю историю. Об отношении президента к этой теме свидетельствует тот факт, что в День Украинского казачества 14 октября 2009 года Ющенко предпочел поехать… на Волынь, где в одном из сел открыл памятник погибшим во время Второй мировой войны украинским солдатам.

    Тем временем генерал-есаул Аржевитин продолжает координировать около трех десятков организаций, входящих в Совет Украинского казачества. Кто координирует остальные три сотни организаций, не знает даже он. Иначе как провалом государственной политики в сфере развития казачества это не
    назовешь.

    Проект утверждения Виктора Ющенко в качестве лидера казацкого движения в Украине, которым вы занимались последние пять лет, фактически провалился. В чем главные причины?
    — Я не считаю это провалом. На восстановление казацкого движения может понадобиться 50, а может, и 100 лет. У государства пока не дошли руки до казаков — это главная причина нынешних проблем. Благодаря тому, что Ющенко — гетман, удалось сделать немало. Президент подписал 18 указов относительно развития казацкого движения в Украине. У нас более трех лет ушло на разработку и утверждение Концепции развития Украинского казачества, создана Государственная целевая национально-культурная программа развития Украинского казачества на 2009-2011 годы. Она находится на рассмотрении в МКТ уже 11 месяцев. Дважды выносился на рассмотрение парламентом Закон «Об Украинском казачестве». Но этот вопрос всегда откладывается как второстепенный, к сожалению.

    Почему разработка и утверждение простых и даже в чем-то банальных документов занимает такое долгое время?
    — Заметьте, в отличие от России, мы для Украинского казачества никаких льгот не предусмотрели. И все равно дело идет очень туго.

    Образ современных казаков в Украине — это развлекательные шоу и сомнительные экологические инспекции на дорогах. Почему так и не удалось установить контроль над казацкими организациями?
    — Всего в казацком движении в Украине сегодня задействованы около 300 тыс. человек. Так что здесь разных людей хватает — за всеми не уследишь. Согласен, отношение в обществе к казакам сегодня в основном негативное. Раньше казака часто рисовали как пьяницу и гуляку, а теперь наши многочисленные псевдогетманы подливают масла в огонь бесконтрольной раздачей званий и наград. Но ведь сделано и много хорошего. Например, введены уроки казацкой истории и традиций в школах, началась реализация программы национально-патриотического воспитания детей и молодежи, которая создана на основе передовых достижений казацкой педагогики и психологии. Проводятся работы по введению в учебных заведениях детско-юношеской военно-спортивной игры «Сокол-Джура» Украинского казачества. Большой популярностью среди молодежи пользуются виды спорта, основанные на казацких традициях. Налаживается работа казацких организаций с местными органами власти по вопросам участия казаков в охране общественного порядка и государственной границы, и многое другое.

    Возможно, причины нынешнего разброда в казацком движении кроются в отсутствии мощных инвесторов?

    — Казацкому движению нужны люди с имиджем и политическим рейтингом. Чтобы молодежи было не стыдно идти за этими людьми.

    Но Ющенко пришел в казачество на пике рейтинга, и движению это не особо помогло. Не жалеете, что вовлекли его в это дело?
    — Важно отметить, что Ющенко в гетманы не просился. Казацкие организации долго рассматривали вопрос о том, чтобы стать под единый флаг. Именно для этого было необходимо избрать единого для всех гетмана. Ющенко был выбран единогласно. Но у различных организаций, объединяющих казаков, сегодня слишком разные задачи. Необходимо было вовремя принять закон, который навел бы порядок в этой сфере, но этого сделано не было, несмотря на все наши старания. Теперь одни организации находятся под влиянием россиян, другие — сотрудничают с украинскими политиками, третьи — сами по себе.

    Другими словами, казацкие организации окончательно вышли из-под контроля Виктора Ющенко?
    — Ющенко никогда и не ставил такой задачи, чтобы все организации были под его контролем. Другое дело, что у Верховной Рады так и не нашлось времени принять закон, который зафиксировал бы основы развития единого казацкого движения.

    В случае поражения на выборах президента Виктор Ющенко останется гетманом?

    — Эта должность не имеет каких-то ограничений во времени. Его избрали своим лидером общественные организации, объединяющие казаков. Если они решат его переизбрать, то могут это сделать в любое время — демократично, по-казацки.

    Колочава
    Главное увлечение Станислава Аржевитина вне работы — изучение истории родного села Колочава и создание туристической инфраструктуры вокруг него. Это село находится в Межгорском районе Закарпатской области, около знаменитого озера Синевир. Колочаву ежегодно посещают около 10 тысяч туристов, что является неплохим подспорьем для местных восьми тысяч жителей. Аржевитин задумал создать здесь десять различных музеев, а также издать десять книг о родном крае. Денег на музеи он не жалеет. Например, для проекта «Старое село» выкупил 2 га земли, перенес сюда десяток старых домов, которые хозяева планировали сносить из-за ветхости, построил водную кузню и амфитеатр. А неподалеку функционирует единственная в Украине школа овцеводства.

    Одна из главных туристических достопримечательностей Колочавы — могила украинского Робин Гуда Миколы Шугая. В начале ХХ столетия он возглавил карпатское движение против притеснений со стороны чешских властей. Аржевитин профинансировал целый художественный фильм, посвященный «последнему опрышку». В массовке снимались жители села, а главные роли достались работникам банка «Ажио» и… самому Аржевитину, который и сыграл Шугая. Но настоящую популярность украинскому Робин Гуду принес роман чешского писателя Ивана Ольбрахта «Микола Шугай, разбойник». Собственно, благодаря этому произведению Колочаву посещают тысячи туристов из Чехии. Для украинцев это село — не только неплохой вариант расширить познания о закарпатской истории, но и возможность насладиться уникальным диалектом местных жителей. Украинский язык, обогащенный словечками из чешского и венгерского языков, здесь называют «закарпатською говіркою».

    Изучение истории Колочавы Станиславу Аржевитину облегчают не только деньги, но и депутатский статус. Иначе он вряд ли смог бы пробиться в архивы СБУ. Здесь г-н Аржевитин нашел немало любопытных свидетельств относительно деятельности ОУН-УПА. Кроме того, выяснил, что колочаевцы во время Второй мировой войны воевали одновременно в венгерской и советской армиях. То есть фактически друг против друга. Не исключено, что дальнейшие исследования Аржевитина активизируют приток туристов в его село не только из Чехии, но и из Венгрии.

    Открытие белых пятен в истории родного села — это ваше персональное увлечение или уже собрали для этого дела команду?
    — Этим я занимаюсь персонально. Постоянно работаю в архивах. Сейчас в архиве СБУ собираю материалы для новой книги «Карпатская Украина», а также для исследования, связанного с движением ОУН-УПА.

    Какое самое большое открытие в истории своего села вы сделали?

    — Одна из организованных мной экспедиций нашла нуклеус — заготовку для инструмента, которую доисторический человек изготовил предположительно более 20 тыс. лет назад. Это самая старая находка. Нашли довольно много различных вещей II-III столетия н. э.
    В архиве найден оттиск печати села Колочава, датированный 1848 годом.

    А в архивах СБУ что-то любопытное удалось найти?
    — В основном это документы, которые касаются жителей села Колочава. Село было тысячу лет в составе Венгрии, потом 20 лет в составе Чехии и только с 1944-го вошло в состав Украины. Во время Второй мировой войны в нашем селе немцы уничтожили всю еврейскую общину. Много жителей села погибло и в венгерской, и в советской армиях. Их имена я отыскал в архивах. По просьбе односельчан я профинансировал реконструкцию памятника погибшим воинам в центре Колочавы. Теперь там две памятные плиты с фамилиями героев — советским и венгерским солдатам. Только сейчас для них закончилась война. На еврейском кладбище установил памятную стелу с фамилиями погибших.

    Правда, что Виктор Балога очень ревностно относится к вашей активности на Закарпатье?

    — Не думаю, что это лично он. Скорее всего, ревностные люди под «его именем». Но мои проекты на Закарпатье неполитические.

    Тем не менее они приносят политические баллы и вам, и «Нашей Украине», не так ли?

    — Если благодаря моим усилиям о Колочаве узнают в Украине и за рубежом, в село поедут туристы, — хорошо будет всему Закарпатью, независимо от политических предпочтений. Я ведь ни у кого ничего не прошу, трачу на это свои деньги.

    Перспективы
    Поражение Виктора Ющенко на президентских выборах вряд ли станет большим сюрпризом для его политической команды, в том числе и для Станислава Аржевитина. Намного интереснее с точки зрения его политических перспектив, хватит ли полученного результата, чтобы так называемый Блок Ющенко преодолел трехпроцентный барьер на выборах в Верховную Раду, которые, вполне возможно, состоятся вскоре после президентских. Аржевитин никогда не был в кругу идеологов «Нашей Украины» и уж тем более не выделялся объемами финансирования партии, но место с избирательном списке Блока Ющенко ему наверняка найдется. В связи с этим любопытно выглядит закарпатская политическая интрига — Ющенко придется выбирать, на кого сделать ставку в области: на Аржевитина или на Балогу. Не стоит исключать и варианта, при котором президентские выборы в январе 2010 года зафиксируют окончательный провал Виктора Ющенко и его переход на скамью политических пенсионеров рядом с Леонидом Кравчуком и Леонидом Кучмой. В таком случае Аржевитин наверняка задумается о возвращении в банковский бизнес. Наиболее вероятным выглядит создание нового банка в партнерстве с кем-то из западных инвесторов.

    В любом случае в ближайшее время стоит ожидать возрождения бренда «Ажио» в проектах сыновей Станислава Аржевитина. Их у него трое. Старший в прошлом году окончил университет, а средний учится на четвертом курсе. Очевидно, что отец поможет им начать самостоятельный бизнес, но в рамках семейного холдинга. А со временем его вполне может дополнить и воссозданный отцом семейства банк «Ажио». Реализация такого сценария вполне бы заслуживала, чтобы Станислав Аржевитин внес его в личный дневник подвигов.

    Сергей Сыроватка

    Нас уже 25000 в Facebook! Присоединяйтесь!
    Рейтинг: 
    Интернет-издание
    UA-Reporter.com
    Письмо редактору

    Комментарии

    Аватар пользователя Гость

    Вы сказали, что в этой избирательной кампании Ющенко нужно покаяться. В чем?
    — На мой взгляд, самой большой его ошибкой стало безграничное доверие к людям, которых он назначал на ответственные посты. Он хотел верить, что эти люди думают так, как и он сам. Согласен, доверил землю под строительство резиденции для Украинского казачества, а его не правильно поняли. Настало время восстановить справедливость, как думаете Станислав Михайлович???