ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют

Новости и события в Закарпатье ! Ужгород окно в Европу !

Аналитика: В каком состоянии находится украинская армия?

    24 июля 2024 среда
    1250 переглядів

    .У ВСУ сейчас, действительно, катастрофическая ситуация с набором призывников. При этом речь уже идет даже не о мотивированных людях – все они оказались в армии еще в 2022-м, и с этим уже ничего не поделаешь. Но достаточного количества физически подготовленных мужчин «покупатели» – так называют представителей воинских подразделений, которые в учебных центрах пытаются забрать себе лучших бойцов – уже не находят. Об этом сами военные рассказывают на просторах телемарафона и Сети.

    Для понимания, средний возраст мобилизованных в украинской армии – 43 года. В российской – 35 лет. Это очень большая разница. При этом речь идет не о пресловутом опыте, который может быть заметен на уровне генералитета или старших офицеров. Речь идет о людях в полях, передвигающихся в сложнейших погодных и боевых условиях с минимальной выкладкой под 20 кг (это мы взяли самый-самый минимум). В 43 года один раз подтянуться на турнике для многих может уже быть непреодолимым вызовом.

    При этом «43 года» - это именно средний показатель. Значительная часть военнослужащих украинской армии еще старше. Мы, например, знаем свежую историю из личного общения, когда боевую повестку получил 59-летний мужчина. А это определенный индикатор. Этот человек прошел ВЛК, и врачи у него не выявили ничего, что помешало бы ему оказаться в ВСУ.

    Всякое, конечно, бывает. Американский астронавт Джон Гленн совершил свой второй космический полет в возрасте 77 лет. Но все же для США то были больше имиджевые понты. Гленн – первый американец и третий человек в мире после Гагарина и Титова, совершивший полет в космос. И само по себе было очень эпатажно заслать старика еще раз на орбиту в 1998-м, поставив рекорд и по самому продолжительному космическому полету, и по возрастному критерию, который ой как не скоро сумеют перебить россияне или китайцы. Другое дело, что власти Украины, призывая в армию людей в возрасте 59 лет, делают это точно не ради рекорда. И случаи эти далеко не единичны.

    Можно ли что-то улучшить в мобилизационных раскладах для Украины? На короткой дистанции, да. Например, понизив планку мобилизации с текущих 25 до 18 лет. Правда, здесь уже всплывают две проблемы: демографическая и моральная. Во-первых, речь идет о людях, которые рождались в период максимального демографического спада в истории Украины – это был как раз самый конец 90-х и первая половина нулевых. Всего насчитывается приблизительно 800 тысяч мужчин от 18 до 25 лет, при этом сколько их реально сейчас в Украине – сказать вообще невозможно.

    А во-вторых, это всё-таки основа генофонда Украины. Собрать 20-летних пацанов в армию, которых и так запредельно мало, и отправить их, чтобы отбить север Волчанска – это, конечно, хорошо. Может, даже руины города и вернут административно в границы Украины. Ну, а дальше что? Затем надо отбивать Работино, Очеретино, Авдеевку, Бахмут… Пацаны закончатся быстрее, а «бабы новых не нарожают», потому что пенсионеры не размножаются.

    Другой момент, на который мы обращаем внимание, – подготовка мобилизованных проходит в экспресс-режиме. Они теперь обучаются вместо двух месяцев – один (если точнее, 5 недель). Для понимания, курс молодого бойца (КМБ) – то есть, когда человек впервые оказывается в армии и не умеет ровным счетом НИЧЕГО – длится тот же месяц. Это время до присяги, когда «кандидат», пусть и жестко, но знакомится с тем, куда он попал. Но пройдя КМБ, человек только становится солдатом. В украинском случае уже идет речь об отправке на фронт. При этом в Сети полно видео, когда младшие командиры рассказывают о том, что такие солдаты не всегда умеют даже разбирать и собирать оружие, не говоря уже о каких-то более сложных вещах, вроде овладения навыками слаженности в боевой обстановке.

    Проблема с качественным мобилизационным ресурсом предельно острая, иначе бы не затягивали в армию силком полицейских, а теперь и пожарных.

    Ну, и к вопросу, как долго это еще может продолжаться? Думаем, какое-то продолжительное время, возможно, даже до года. Тут есть несколько ключевых факторов, влияющих на устойчивость всего фронта.

    Фактор №1. Украина максимально бережно относится к офицерскому составу.

    Собственно, это костяк всего ВСУ. Офицеры в этой войне тоже погибают, особенно младшего звена, кадровая нехватка которого существенна. Но Украина эту войну ведет по натовским стандартам, где офицерский состав непосредственно на нуле не сидит, в атаки не ходит, а всем на поле боя руководят сержанты. Это позволяет на оперативном уровне ВСУ удерживать ситуацию. Фронт не плывет, явных прорывов (за исключением Очеретино) не случается, если где-то совсем тяжело, туда закидываются резервы из ТРО и свежих мобилизованных. И так, собственно, фронт держится.

    Фактор №2. Мобилизационный потенциал в масштабах Украины пока еще достаточен.

    Тут, правда, нужно понимать, что слово «достаточен» в данном случае чем-то ближе к анекдотической «средней температуре по больнице». Мужиков в Украине всё еще много. Да, ТЦК всё равно не выполняют нормативы мобилизации. Кто-то быстро бегает, другой блатной, третий – идейный отказник… Но в целом, количественно Украина всё еще способна далеко не на короткой дистанции заполнять личным составом выбывающих из ВСУ. Качество при этом объективно падает, о чем мы подробно говорили выше. Но и сказать, что на каком-то участке фронта украинская армия кратно уступает сопернику, тоже нельзя.

    Фактор №3. Поддержка Запада.

    Мы уже неоднократно писали, что эта поддержка недостаточна не только для того, чтобы выйти на границы 1991 года, но и даже отбить у ВС РФ небольшой городок Токмак. Это факт. И тем не менее сама российская армия двумя ногами влипла в вязкую позиционную войну, идущую уже третий год, и все исключительно из-за западной военной помощи Украине. И это тоже факт. «Хаймерсы» сейчас лупят по Белгородской области, возможно, скоро появятся пресловутые F-16, чуть-чуть разрядится проблема со снарядным голодом… Повторим, всего этого вроде бы недостаточно, чтобы кардинально переломить ход войны, но для устойчивости фронта именно эта поддержка играет ключевую роль.

    Фактор №4. ВСУ действуют от обороны.

    При всех исходниках проблем украинской армии с качеством мобилизованных, которые мы описали выше, это гигантский плюс для устойчивости всего фронта. Основную боевую работу на фронте делают в основном узкопрофильные специалисты – артиллеристы, летчики, операторы дронов, саперы и т.д. Пехота затем закрепляет эти результаты штурмами или удачным отражением атак противника. Во втором случае, если оборонительные позиции качественно выстроены, а огневая поддержка минимально удовлетворительна, физическое наличие даже слабо подготовленных мобилизованных, которые еще и разбавлены в подразделениях опытными бойцами, позволяет удерживать занимаемые рубежи.

    Другое дело, что в наступательных операциях такая армия уже становится малоэффективной. И об этом красноречиво свидетельствует текущий 2024 год, когда ВСУ к середине июня не сумели отбить ни одного населенного пункта. Даже российская армия, находясь весь 2023-й в глухой обороне, сумела в оперативно-тактических сражениях взять Соледар, Бахмут, а в самом конце года еще и Марьинку. И это примеры только городов, а не мелких сел.

    Поэтому, на наш взгляд, будет огромной военной ошибкой, если Украина в текущем году попытается перейти хотя бы на отдельном участке фронта в контрнаступление. Но мы практически не сомневаемся, что именно так и произойдет. Собственно, это уже сейчас происходит на севере Харьковской области, где стачиваются наиболее боеспособные подразделения ВСУ.

    И финализируем. Вопрос с мобилизацией, и в первую очередь с ее качеством, для ВСУ сегодня – проблема №1. И проблема эта уже на дальнем забеге не решается. Мобилизационный резерв в Украине сугубо в математических показателях еще значительное время позволяет удерживать фронт и вести войну, хотя чем дольше она будет длиться, тем на более худший итоговый вариант выходит Киев.

    Что может спасти в этом случае Украину? Или ввод в Украину воинских подразделений третьих стран. Или расширение войны до прямого столкновения России и стран НАТО. Вероятность таких раскладов каждый пусть оценит самостоятельно. У нас эти пункты вызывают сомнение.

    Нас уже 25000 в Facebook! Присоединяйтесь!
    Интернет-издание
    UA-Reporter.com
    Письмо редактору