ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют

А так ли свободны американцы вообще и далеко они ушли от института рабства?

    29 сентября 2020 вторник
    Аватар пользователя расист

    РАСА И ЛАНДШАФТ ЕДИНЫ?
    Бунтующие замахиваются на память освободителя от рабства Авраама Линкольна, на главного либерального идеолога США, бывшего 28-го президента Вудро Вильсона — убрали табличку с его именем в Принстонском университете. Не говоря уже о памятниках «чистым» южанам — первому и единственному президенту Конфедеративных Соединённых Штатов Джефферсону Дэвису и прославленному генералу Роберту Ли.

    Итак, в мае-июне резко резонансно активировалось движение против угнетения негроидной расы Black Lives Matter. Напомню, что возникло оно ещё в 2013 году, после оправдания полицейского, убившего чернокожего подростка. Теперь полицейский при задержании удушил чернокожего американца в Миннеаполисе. Всё произошло в разгар коронавирусной пандемии 2020 года. К протестному движению быстро присоединились радикалы различных мастей и политические противники Д. Трампа — анархисты, активисты ЛГБТ, криминальные элементы, экологические активисты и др.

    Погромы и мародёрство прокатились в 140 городах США, причём наиболее «горячими» они были там, где у власти — мэры-демократы или губернаторы штатов — представители демократической партии. И тут никакой партийной или «антипартийной» пропаганды, чистая статистика: в сфере ответственности демократических властей наиболее пострадала от погромов социальная инфраструктура и мелкий бизнес. Дошло до того, что обычные граждане выходили на улицы с оружием, чтобы не допустить погромов своих домов.

    Дух антиисторизма, переписывания и переделки истории, кроме маргинальных слоёв крупных городов, вселился и в значительную часть высшего руководства Демократической партии США. Нэнси Пелоси, лидер демократического большинства в Конгрессе, спикер и третье по статусу официальное лицо в США, недавно приказала убрать портреты четырёх бывших лидеров Конгресса, некогда стоявших на стороне южан во время Гражданской войны 1861–1865 годов. Она же призвала убрать ещё 11 статуй сторонников Конфедерации из залов Конгресса. Впрочем, задолго до событий в Миннеаполисе по её приказу убрали статую генерала Роберта Ли, видного военного деятеля южан. Спрятали в комнату под названием «Склеп».

    Но самым удивительным и нетривиальным ходом Нэнси Пелоси и конгрессменов-демократов было преклонение колен во время церемонии почитания памяти Джорджа Флойда. Во имя кого? Зачем такое самоуничижение? Демократов Конгресса можно было бы понять, если бы речь шла о выдающейся личности вроде Мартина Лютера Кинга, в честь которого учреждён федеральный День памяти. Однако Дж. Флойд — и с этим никто не спорит — был выраженной антисоциальной личностью с богатым криминальным прошлым. У нас о таких говорят: пробы негде ставить. Тем не менее недалеко от места, где его придавил полицейский, с подачи местного проповедника Чарльза Каруку (SBN News) начались проповеди и крещение людей (?!).

    При всём том, что автор этих строк, конечно же, осуждает действия полицейского-убийцы Дерека Шовина, с точки зрения здравого смысла подобная религиозная составляющая тоже показалась бы естественной, будь Джордж Флойд гражданским или религиозным активистом. Как тот же Мартин Л. Кинг или Джозеф Смит (1804–1844), основатель Церкви Иисуса Христа Святых последнего дня (мормоны). А может, здесь здравого смысла нет, потому что он совершенно не нужен? Тогда очень уж настойчиво маячит феномен деградации. И это подчёркивается тем, что полицейские во многих штатах лобызаются-братаются с погромщиками, преклоняют перед ними колени. И вообще некоторые белые люди стали целовать темнокожим ноги. Их кто-то этому научил? А может, они бессознательно так поступают? То есть поддаются первым неосознанным душевным порывам. А откуда порывы, откуда душа?

    Дабы не скатываться в абстрактные спекуляции о душе, поскольку абстрактные интеллектуальные фишки, легко двигаемые в любом направлении, есть самые удобные инструменты для ухода от неудобных вопросов, а также напуска софистического тумана, обратимся к Освальду Шпенглеру (1880–1936), культурологу-философу, автору знаменитого труда «Закат Европы».

    Из этого 2-томного труда возьмём несколько его тезисов. «Раса имеет корни», «Раса и ландшафт едины», «Душу формирует ландшафт». И, наконец, что касается непосредственно США: «То не немцы и англичане выехали в Америку, но люди туда отправились как немцы и англичане; и теперь индейская почва оказала на них своё воздействие: из поколения в поколение они делаются всё более похожими на искоренённое население».

    К приходу белых людей в Северную Америку в начале XVI века значительная часть «искоренённого населения» жила в единственно мощном государстве — империи ацтеков (1429–1521), «мешиков». Это был Тройственный союз городов-государств Теночтитлана, Тескоко, Тлакопана. Империя состояла из 38 провинций различной степени зависимости от центра (Теночтитлана) и во многом являлась реально зародышевой формой для государства США.

    Уже тогда возникли явственные «мешикианские» государственно-политические прообразы будущей мировой империи США.

    Во-первых, двуглавая, почти равно сбалансированная система политико-административного устройства ацтеков, да и всех доколумбовых цивилизаций Северной Америки: «центр — провинция». В современном контексте: президент США — губернатор штата. Ацтеки никогда не подчиняли полностью завоёванный народ, а ставили на местах лояльных им вождей и знать.

    Во-вторых, ацтекская религиозная терпимость — аналог нынешней американской свободы религиозного вероисповедания. Да, ацтеки навязывали побеждённым племенам и народам в качестве главного своего племенного бога Уицилопочтли, но вместе с тем сохраняли и старых богов побеждённых.

    В-третьих, прижилась система выборов ацтеков. Кроме Госсовета (4 человека из числа знати), при избрании Ицкоатля принимали участие 11 выборщиков. Плюс состоящее из 80 старейшин Народное собрание, также «двухпалатное» (из кланов Орла и Ягуара). Разве это не реальный прообраз американского Конгресса? В Теночтитлане женщины вообще имели равные с мужчинами права голоса.

    Столица ацтеков состояла из нескольких самоуправляемых кварталов. Префектом её был сиуакоатль, вице-король, заместитель тлатоани (аналог вице-президента США). Был и ацтекский Верховный суд, состоящий из 13 человек. Сейчас в Верховном суде США почему-то всего 9 человек, хотя территория и количество населения США намного больше империи ацтеков.

    И наконец, принцип морально-этической исключительности на внешнем и внутреннем «контурах». Это было характерно для ацтеков, характерно и для нынешней американской политической элиты, особенно бывшего президента Обамы и настоящего президента Трампа.

    КОМПЛЕКС НЕПОЛНОЦЕННОСТИ

    С принципом морально-этической исключительности начал работать ещё тлатоани (император) Ицкоатль (1380–1440), сжигая исторические хроники и давая свои интерпретации событий. Продолжил и развил практику подчистки истории Тлакоэлель — брат-близнец императора Монтесумы I (1398–1469) и префект Теночтитлана. По его убеждению, «ацтеки — единственный народ, способный спасти солнце от гибели, и значит, являющийся народом, судьбой поставленным над всеми другими».

    Идеи богоизбранности, исключительности возникают чаще всего в небольших кочевых племенах — евреев, арабов, «татаро-монголов», ацтеков. Последние были небольшим кочевым народом, пришедшим, согласно мифу, с севера, из Ацтлана (страны белых людей). Вполне естественно у кочевников возникает комплекс неполноценности после знакомства с более развитыми политически и культурно оседлыми соседями: Древним Египтом, Византийской или Китайской империями. В случае мешиков — с цивилизациями тольтеков и тепанеков.

    В результате переделки, переписывания истории во времена императора Ицкоатля возникают новые «мешикас». Вот что пишет по этому поводу известный бельгийский учёный Мишель Гролиш в исторических очерках «Монтесума»: «Мешики представлены здесь согласно основному стереотипу странствующего пришельца — бедного, но отважного, одерживающего верх над удобно устроившимися богатыми домоседами, привязанными к земле».

    Не напоминает ли этот пассаж клич сегодняшних чернокожих протестующих: «Ешь богатых!». Ведь современные темнокожие США — тоже, пусть невольные, но пришельцы, не нашедшие себя на «земле», и живущие в основном в городских гетто.

    Комплекс неполноценности возник у значительной части негроидных граждан США. Как ни покажется странным, этому очень способствует множество протестантских церквей, разделённых по цвету кожи. Кроме того, коронавирусная пандемия и вызванные ею экономические проблемы способствуют разжиганию комплекса неполноценности со стороны демократического истеблишмента для смещения президента-республиканца Дональда Трампа. Так возник феномен цветной революции в США, которые немало сделали для запуска подобных революций в остальной части нашего мира. Американская цветная революция характеризуется образованием свободных от полиции зон, жёстким требованием предоставления отдельной территории для чернокожих и материальной компенсации за годы, проведённые в рабстве. И даже требованием признать Христа чернокожим. Это уже, как говорится, не лезет ни в какие ворота, поскольку две тысячи лет существует консенсус и о расовой принадлежности Христа, и о месте его рождения. Однако именно такие нелепые требования, лозунги и практики отличают американскую цветную революцию.

    Мишель Гролиш рассказывает в главе «Создание империи», как мешики пришли к власти. «Группа людей, называющих себя мешикас, по той или иной причине покидает свой родной город… После долгих бесплодных блужданий люди просят защиты у города, который называется Мехико-Теночтитлан и божественным покровителем которого является Кетцалькоатль. Они встречают хороший приём, и им выделяют один или несколько кварталов города — согласно традиции, глубоко укоренившейся в Мезоамерике. Город становится данником тепанеков. Когда начинаются события 1428 года, мешики активно подталкивают людей к мятежу, тогда как коренные жители колеблются. Одержав победу, они действительно берут власть, определяя себе важные посты, и принимаются формировать собственную аристократию… В плане религиозном Кетцалькоатль заменён на покровителя города Уицилопочтли».

    Неужели комплекс неполноценности есть движущая сила народов и людей? Безусловно! Но, чтобы не быть одержимым фанатиком, нужно понимать собственное психологическое состояние и видеть «берега». На это способны немногие... Нужно отходить от обывательской оценки комплекса, как от чего-то негативного. Комплекс есть движитель жизни. Сбалансированное психологическое состояние и уход от чувства неполноценности народов достигается активацией идеи богоизбранности.

    До начала XX века Соединённые Штаты были моральной и интеллектуальной периферией. Они стали полноценной империей лишь после Первой мировой войны. Ацтекская империя возникла в годы правления первого реально независимого тлатоани Ицкоатля. До него мешики находились в зависимости от города-государства тепанеков Аскопотсалько. Именно поэтому Ицкоатль велел сжечь и переделать все пиктографические рукописи и документы того периода зависимости после гражданской войны и раздела территории тепанеков в 1430 году.

    Нужно было забыть унизительный период подчинённости, дать племенам и народам Тройственного Союза веру в себя, свою исключительность. Всем остальным ацтекским тлатоани также было наплевать на историческую правду. Каждый новый тлатоани искажал исторические хроники (кодексы) по своей прихоти. А сегодня перетолковывание исторических фактов, ложь, в конце концов, стали органичным североамериканским, бессознательно ацтекским, политическим принципом...

    Обама нагло врал, демонизировал Россию, обвиняя нас в уничтожении малайзийского лайнера МН17 в июле 2017 года. Сегодня Дональд Трамп врёт так же «органично», вполне в ацтекском духе: «США победили ИГИЛ». Или: «В США самые низкие показатели по СOVID-19». Пусть врут — это шпенглеровская проблема американцев. Плохо одно: она становится российской проблемой. Современные мешики научают исторической лжи наших бывших «братьев по лагерю» и соседей — Польшу, страны Балтии, Украину, создавая там так называемые институты памяти. А по сути — институты переделки истории. И вот, дезавуируя себя как личность, унижая своих предков и свой народ, конечно же, с американской подачи, нагло врёт господин президент Украины Зеленский, что СССР наряду с фашистской Германией — виновник Второй мировой войны…

    О РАБСТВЕ

    Прямым бессознательным наследием ацтекской империи можно считать институт рабства в США, существовавший более 200 лет, до 1865 года, когда закончилась Гражданская война в США.

    К 1860 году в 15 штатах при 12-миллионном населении было 4 млн рабов. Очень подробно об ацтекском рабстве написано в труде Валентины Ефимовны Баглай «Ацтеки (Доколониальный период)». Ацтеки, практиковавшие кровавые жертвоприношения в честь движения Солнца, а значит, и жизни (по ацтекам), в отношении рабов вели себя гуманнее в сравнении с предками нынешних американцев. Во-первых, дети рабов не обращались в рабство. Во-вторых, у рабов были возможности для обретения свободы: бегство за границы рынка при продаже или в дом другого знатного или свободного человека. Если кто-то пытался схватить раба при бегстве на рынке, то сам становился рабом, а раб — свободным.

    Кроме того, существовал ацтекский юридически узаконенный ритуал освобождения от рабства. Вот что пишет В. Е. Баглай по этому поводу: «Юридически освобождение рабов сопровождалось специальной церемонией. Освобождаемый раб представал перед собранием «сеньоров», которые снимали ярмо и, омыв ему ноги и голову, надевали новую одежду».

    Ничего не напоминает? Американские сеньоры омывают ноги чернокожих, а новую одежду протестующие находят сами в разграбленных магазинах.

    Те, кто моет чужие ноги и преклоняет колени, поддаются первым душевным порывам, то есть не имеют собственного сознательно-личностного отношения к внешним событиям.

    При отсутствии такого отношения к объективной реальности коллективное бессознательное легко берёт власть над психикой индивида. Коллективному «ландшафтному» бессознательному наплевать, кто человек по социальному статусу: безработный афроамериканец или лидер демократического большинства в Конгрессе.

    Вот и задумаешься, а так ли свободны американцы вообще, так ли далеко ушли они от института рабства?

    Рейтинг: