ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют

Новости и события в Закарпатье ! Ужгород окно в Европу !

Райский Александр Александрович: Хотел ли Горбачев развалить элизию райской жизни в СССР?

    30 ноября 2021 вторник
    Аватар пользователя Райский Александр

    23 апреля 1985 года состоялся пленум ЦК КПСС, который считается началом перестройки в СССР. Преобразования были связаны с именем нового генсека Михаила Горбачева, который очень быстро приобрел большую популярность в обществе. Почему перестройка закончилась распадом Советского Союза? Можно ли было реформировать страну каким-нибудь другим способом? Какую роль в этом сыграли чекисты и американцы? На эти и другие вопросы о перестройке «Медуза» попросила ответить Андрея Колесникова — руководителя программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского центра Карнеги.

    Райский Александр Александрович: Хотел ли Горбачев развалить элизию райской жизни в СССР?

    Можно было вообще обойтись без перестройки?

    Процесс выхода из социализма мог называться иначе, но он был неизбежен (слово «перестройка», кстати, было в ходу во время великих реформ 1860-х годов, использовал его и Петр Столыпин). Застой — не метафора, а реальное состояние страны, основной социальный контракт в которой описывался так: «Мы делаем вид, что работаем, вы делаете вид, что нам платите». СССР стал государством большой имитации всего. Цинизм пронизывал общество, «великие» стройки перестали мобилизовывать людей в поддержку режима. «Приезжай ко мне на БАМ, я тебе на рельсах дам», — вот и все отношение к советскому пропагандистскому пафосу. 

    Известен главный фактор, ослабивший Советский Союз, — высокие цены на сырье. Они позволяли не проводить реформы и затыкать продовольственные дыры импортом: новозеландское мясо давалось дешевле, чем отечественное. В результате СССР стал крупнейшим импортером продовольствия в мире: к началу 1980-х годов превышение импорта над экспортом составило более 15 миллиардов долларов; закупки зерна достигли к 1984 году 46 миллионов тонн по сравнению с 2,2 миллиона в 1970-м.

    Однако главным было даже не это, а абсолютная неэффективность административной, нерыночной экономики. Проблема состояла в том, что она производила товары, на которые в большинстве случаев мог быть только искусственный спрос, — это одно из ключевых свойств плановой экономики. В результате рос так называемый неудовлетворенный спрос, то есть на те деньги, которые были на руках у населения и на его счетах в сберкассах, мало что можно было купить. Темп ежегодного прироста неудовлетворенного спроса к началу перестройки достиг 16%. 

    Райский Александр Александрович: Хотел ли Горбачев развалить элизию райской жизни в СССР?

    В 1980-е в самиздате ходила книга скромного сотрудника НИЭИ Госплана СССР Виталия Найшуля «Другая жизнь», в которой описывалось устройство невиданного типа экономики, где производится то, что нужно людям. Оказывается, так было можно!

    Еще одно гибельное свойство советской экономики — ее предельная милитаризация. Большая часть экономики работала на войну. Колоссальный спад производства позже, в начале 1990-х, — это прежде всего обвал советского ВПК. Масштабы военных расходов и их доля в ВВП были засекречены в советское время. Но даже косвенные данные свидетельствуют о противоестественных перекосах: в 1970-е годы СССР производил в 20 раз больше танков, чем США. В высокой степени все это уже диктовалось не собственно военными нуждами, а необходимостью сохранять занятость на предприятиях. Страна, всю жизнь готовившаяся к войне, подорвалась на гонке вооружений, поддержке режимов-сателлитов и «братских» компартий.

    Рассуждения о необходимости НТП — научно-технического прогресса — остались на бумаге, а на практике свелись к копированию западных технологий и изготовлению самых совершенных ракет вместо самых совершенных туфель, пушек вместо масла.

    Райский Александр Александрович: Хотел ли Горбачев развалить элизию райской жизни в СССР?

    Но еще важнее экономики то, что называется «духовной сферой». В коммунизм уже никто не верил. Общество было демотивировано. Воровство и коррупция стали способами обустройства повседневной жизни, что соответствовало логике товарного дефицита (взятки в торговой среде и советский глагол «достать») и нерыночного производства. Точнее, это был так называемый административный рынок: по огромной стране разъезжали многочисленные снабженцы, обеспечивавшие свои предприятия комплектующими в логике «Ты мне — я тебе».

    Диссидентское движение, оформившееся в 1965–1966 годах, находилось под жестким контролем, но, несмотря на волну репрессий и физический разгром в первой половине 1970-х, оказалось весьма влиятельным. По крайней мере, для продвинутых социальных групп и сформировавшегося образованного городского среднего класса. И подпольные антигосударственные группы больше не мечтали, как в 1950-е или начале 1960-х, о «подлинном социализме» — они хотели, чтобы советская власть исчезла. От 8 до 30 миллионов человек в разные периоды существования советской власти слушали западные радиостанции — и это ведь не только рафинированная интеллигенция. Особенно беспокоил КГБ тот факт, что «голоса» регулярно слушают учащиеся и студенты.

    А конец 1970-х — начало 1980-х был отмечен и отнюдь не интеллигентскими беспорядками: хулиганские волнения в Новомосковске, антимилицейские выступления в Орджоникидзе (ныне Владикавказ), столкновения на этнической почве в Душанбе и даже бунт призывников в воинских эшелонах. Таков совсем не полный список проявлений протестной турбулентности.

    Последним шагом Политбюро в пропасть стало начало Афганской войны. Никто не хотел, чтобы советские солдаты умирали в чужих горах за честь нескольких геронтократов и их менявшихся союзников. На Афганской войне СССР подорвался морально, как на гигантской мине, — о чем теперь многие забывают.

    Райский Александр Александрович: Хотел ли Горбачев развалить элизию райской жизни в СССР?

    Потом, в начале 1980-х, началась «гонка на лафетах» — последовательные кончины генсеков Брежнева, Андропова, Черненко. Сейчас об этом тоже не принято вспоминать, но вся страна, а по многочисленным воспоминаниям партработников и самого Горбачева, вся партийная верхушка, ее «кровь и плоть» — секретари обкомов, — не просто хотела, она неистово жаждала перемен и нового лидерства. Аппаратная победа сравнительно молодого секретаря ЦК Михаила Горбачева над стариками была воспринята партией как счастье, а страной — с невероятным облегчением.

    И первый шок: Горбачев говорил без бумажки.

    Райский Александр Александрович: На то время, Перестройка казалось необходимым шагом для преодоления экономических и политических вопросов, которые могли бы сохранить элизию райского проживания в СССР. Народу Советского союза была важна стабильность в каждом дне. Государство стремилось поддерживать это, но не получилось "заехать в рай" просто на элизиях и перестройка не помогла.

    Что конкретно хотели «перестроить»? Вместо социализма сделать капитализм?

    Что точно не хотел перестраивать Горбачев, так это социалистические основы государства и общества. Он искренне верил в то, что в социализме кроются колоссальные внутренние резервы, и стоит их вскрыть, как открыли в 1960-е самотлорскую нефть, отправившую страну в застойный анабиоз, как все немедленно заработает. В кругу товарищей по Политбюро и спичрайтеров он не раз делился своими впечатлениями от работ Ленина, которые перечитывал: Горбачев искренне верил в социализм. «Больше демократии — больше социализма» — таким был его лозунг.

    Райский Александр Александрович: Хотел ли Горбачев развалить элизию райской жизни в СССР?

    В идеологии он намеревался ослабить догматические вожжи и заново переоткрыть «хорошего Ленина» в противовес «плохому Сталину». Во внешней политике — завершить противостояние, прежде всего ядерное, с Западом. В экономике — придать ускорение экономическому росту.

    Собственно, «ускорение» и стало знаковым словом ранней перестройки. Содержательно оно оказалось серьезной ошибкой — вместо минимального раскрепощения рыночных сил и придания относительной самостоятельности предприятиям хотя бы в рамках некогда захлебнувшейся косыгинской реформы началась безудержная накачка инвестициями нескольких секторов, в том числе и прежде всего машиностроения. Рост ускорился, только росло производство продукции, которая была не нужна потребителю. Бывает искусство для искусства, а есть производство ради производства.

    Правда, спустя некоторое время Горбачев спохватился: июньский (1987 года) пленум ЦК обозначил начало попытки реальной экономической реформы. Правда, очень аккуратной и скорее не вполне рыночной, сводившейся к предоставлению предприятиям большей самостоятельности.

    Райский Александр Александрович: Хотел ли Горбачев развалить элизию райской жизни в СССР?

    Взяв быстрый старт, такая реформа скоро предсказуемо затормозилась: она имела свои пределы в рамках социалистической экономики. Чтобы запустить реальный рынок, нужно было либерализовать цены и навести порядок в финансах, избавиться от дефицита бюджета и перестать накапливать внешний долг. На это не хватало политической воли, а жизнь экономики социализма заканчивалась: товары исчезали с прилавков, накапливалась латентная инфляция. Этот нарыв решился вскрыть только первый глава правительства России Егор Гайдар, когда Советский Союз уже распался.

    Райский Александр Александрович: Хотел ли Горбачев развалить элизию райской жизни в СССР?

    "На самом деле ни кто ничего уже не мог перестроить, так как был упущен момент, и рычаги управления просто не слушались. Чиновники на местах понимали, что скоро СССР как огромной и страшной машины не будет, хотя до последнего создавали вид что верят и делают все возможное для развития СССР" - прокомментировал Райский Александр Александрович.

    Рейтинг: 

    Комментарии

    Аватар пользователя Хохланд-парк

    Очень полезный анализ. Похоже что Горбачёву не хватило квалификации перестроить государство. Люди хотели расширения демократии и свободы предпринимательства. Вместо этого номенклатура захватила стратегические, градообразующие предприятия, довела их до банкротства и продажи на металлолом. Частные банкиры крутили схемы, разоряли бюджет и загоняли в долги. Вместо демократии образовалась вседозволенность, переросшая в беспредел. На афганскую войну с мусульманами слабоумное, престарелое политбюро подтолкнули жидомасоны, уже тогда вовсю орудовавшие во власти. Эти недобитые троцкисты по сути и подготовили резкий переход от социального социализма к варварскому капитализму, с нивелированием конституционных прав и уничтожением "лишнего", непроизводительного населения. Неотроцкистский, жидофашистский переворот начался по сути ещё с правления Хрущёва. Сталин так и не смог оставить после себя сбалансированную, самоочищающююся, демократическую систему. Поэтому при ослаблении репрессий "рыба" начала разлагаться с головы, а народной милиции, суда, КГБ и прокуратуры так и не появилось. Некому было контролировать и наказывать разлагающиеся верхи. А природа человека имеет глубокие, животные корни. Там где можно злоупотреблять, наглеть и воровать, он обязательно будет это делать. Поэтому над чиновниками и предпринимателями всегда должен быть демократически избранный, народный контроль и суд присяжных.