ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют

Кто такая Фемида в Украине?

    18 августа 2018 суббота
    Аватар пользователя Владлен Карингтон

    Фемида, в понятии, цивилизованного общества это, нравственно чистая, справедливая, морально устойчивая, судебная система государства, которая состоит из морально устойчивых, принципиально честных и нравственно чистых служителей- судей. Давайте рассмотрим украинскую Фемиду в том ракурсе, в котором она выглядит в реальном украинском государстве. Можно ли украинских судей считать порядочными, морально устойчивыми, нравственно чистыми и принципиально честными служителями украинской фемиды? Если учесть степень и уровень доверия украинского народа к судебной системе Украины, то становится очевидным, что украинской фемиде служат морально нравственные уроды, проходимцы и бандиты, без зазрения совести носящие черную мантию ради своего благополучия и корысти. Как вы думаете? Имею ли я право называть украинских судей морально-нравственными уродами и бандитами? Ответьте на этот вопрос сами. В уголовном кодексе, в разделе преступления против правосудия четко определена мера ответственности за преступления: Ст.371- Заведомо незаконное задержание или арест, ст.372- Привлечение заведомо невинного к уголовной ответственности, ст. 373-Принуждение к даче показаний, ст.374- Нарушение прав на защиту, ст. 375- Постановление судьей(судьями) заведомо неправосудного приговора, постановления или определения. Ответственность предусмотрена, а вот почему эта ответственность не распространяется на судей Белоцерковского горрай суда Киевской области таких как: Бобкова, Федорова, Сливка, Мезин и председатель суда Санин? Вот Вам реальное дело и наглядный пример преступной деятельности вышеперечисленных судей- бандитов. Слово бандит уместно так как это слово определяет, преступный, стиль жизни и деятельности.

    Приговором Белоцерковского горрай суда Киевской области от 20.07.2010 года я был признан виновным в незаконном приобретении и хранении наркотического вещества с назначением наказания в виде двух лет и шести месяцев лишения свободы.
    Постановлением Белоцерковского горрай суда Киевской области от 17.08.2010 года признано мою апелляционную жалобу, не подлежащую рассмотрению.
    Указанные приговор и постановление являются не законными, не обоснованными, провозглашенные без учета всех обстоятельств, а поэтому подлежащие отмене, поскольку судом допущена не полнота, не объективность и односторонность судебного следствия.
    Не полнота, не объективность и односторонность судебного следствия в нарушении требований ст.22 УПК Украины, заключается в следующем:
    Во-первых: В момент задержания и в ходе предварительного следствия, я не однократно требовал допуска защитника по соглашению на праве вольного выбора, что мне гарантировано ст. 59 Конституции Украины. При этом указывал, что имею психические недостатки.
    Согласно требований ст.45 УПК Украины: …Если подозреваемый имеет психические или физические недостатки, участие защитника является обязательным…
    Моими родственниками, неоднократно предоставлялись медицинские документы о моем, психическом, состоянии здоровья, однако они пропали бесследно, а в материалах уголовного дела присутствуют подложные документы противоречащие предоставленным.
    Все досудебное расследование и первый суд, приговор которого провозглашен 25.10.2006 года, в нарушении требований ст.45 УПК Украины, проведены без участия защитника, которого умышленно не допускали. Первые признаки нарушения прав на защиту и подложность документов – на лицо.
    При постановке приговора, суд не счел нужным выяснять данные обстоятельства, проявив свою односторонность и необъективность судебного следствия.
    Во-вторых: В ходе всего уголовного процесса я неоднократно ходатайствовал о том, чтобы был направлен запрос в районный военкомат на предмет выяснения: На коком основании я был признан непригодным к службе в армии. Данный запрос подтвердил бы мой диагноз о моем психическом состоянии здоровья. Указанное ходатайство было умышленно проигнорировано с целью сокрытия подложности медицинских документов. Наряду с этим, я неоднократно ходатайствовал, чтобы на момент судебного следствия был приглашен суд. мед. эксперт в области психиатрии, который мог бы пояснить: Как устанавливается подобный диагноз и как он снимается?
    Существующие в материалах уголовного дела фальшивые документы о моем психическом состоянии здоровья, свидетельствуют о подложности документов, что является проступлением.
    В-третьих: В ходе предварительного расследования я был умышленно лишен права получения копий протоколов задержания, обыска и выемки и изъятия и описи личного имущества, что лишило меня права и возможности своевременного обжалования, т.е. защиты. Не давая мне возможности своевременно обжаловать незаконные действия следователя – меня, умышленно, лишали права реализации своего права на защиту.
    В-четвертых: По окончании предварительного расследования и впоследствии на протяжении всего уголовного процесса мне было отказано в праве ознакомиться с материалами уголовного дела в полном объеме, хотя я не однократно требовал предоставить мне материалы уголовного дела для ознакомления.
    При выполнении требований ст.218 УПК Украины я отказался подписать, соответствующий протокол так как мне было отказано в защитнике по соглашению на праве вольного выбора и предоставления материалов уголовного дела. Мой отказ от подписи был не добровольным, а вынужденным. В протоколе отсутствует даже мотив моего отказа. Умышленное лишение предоставить материалы уголовного дела вызвано сокрытием доводов фальсификации материалов обвинения.
    Данное обстоятельство судом не проверено и скрыто от внимания, хотя было предоставлено доказательство подтверждающее наличие защитника по соглашению.
    В-пятых: На протяжении всего уголовного процесса я ходатайствовал, чтобы было установлено мое реальное гражданство, путем запроса в посольство Великобритании. Указанное ходатайство было умышленно проигнорировано, так как этим запросом мог быть спровоцирован международный скандал и все преступления против правосудия набрали бы общественную огласку.
    В-шестых: Как в ходе предварительного расследования, так и на протяжении всего уголовного процесса я требовал отправить емкость, в которой находилось наркотическое вещество, на дактилоскопическую экспертизу, мотивируя это тем, что данная емкость никогда не находилась у меня в руках: Данная экспертиза так и не проведена и суд не счел нужным выяснять причину сокрытия вещественного доказательства от надлежащей экспертизы. Мое требование вызвано моим законным правом, защищаться в установленном законом порядке. Отклонив мое законное ходатайство - Меня, умышленно, лишили, конституционного права на защиту и доказательства своей невиновности.
    Судом не учтено, что все материалы досудебного следствия собирались с грубейшими нарушениями норм уголовно-процессуального порядка их собрания.
    В-седьмых: На протяжении всего судебного процесса я заявлял, что показания в ходе предварительного расследования не давал, а мои подписи получены под физическим воздействием. При этом, не однократно просил, суд, отправить указанные показания на судебно – автороведческую экспертизу. Данная экспертиза не проведена, и суд всячески препятствует проведению данной экспертизы. Удовлетворение моего ходатайства о проведении судебно – автороведческой экспертизы опровергнуло бы вывод суда о моей добровольной дачи показаний и подтвердил бы факт фальсификци обвинения, что в данном случае подтверждает мою невиновность и реализует мое право на защиту.
    Суд умышленно пошел на нарушение прав на защиту, зная, что лопнет фабула фальсифицируемого обвинения.
    Данные показания использованы судом , в качестве доказательств моей вины при постановке приговора и взяты за основу при доказывании покупки наркотического вещества и суммы оплаты, что больше ни чем не подтверждается.
    В-восьмых: При постановке приговора, суд приводит в качестве доказательств противоречивые показания работников милиции, которые свои показания неоднократно меняли. Причина изменения показаний судом не выяснена и не устранены противоречия. Как вытекает из материалов уголовного дела (рапортов сотрудников милиции изложенных 15.02.2006 года),… наркотическое вещество найдено в результате поверхностного досмотра…, а в ходе судебного следствия заявляли, что обыск проводил следователь, в результате чего найдено наркотическое вещество. Данное обстоятельство судом умышленно скрыто от внимания, так как суд следовал только по версии фабрикованного обвинения не желая выявлять фактические обстоятельства происшедшего, что подтверждает умышленную односторонность и необъективность суда.
    В-девятых: Не допрашиваются свидетели Шиманский и Попов, которые фигурируют в материалах уголовного дела и которые могут внести существенную ясность по установлению фактических обстоятельств событий, так как находились вместе со мной в момент задержания и поверхностного досмотра. Суд не должен исключать односторонний необъективный допрос свидетелей, с обвинительным уклоном, во время досудебного следствия. Так будучи доставленным в судебное заседание из мест лишения свободы, свидетель Шиманский в своих показаниях в гласном судебном заседании под председательством судьи Сливка, обратил внимание суда, что поверхностный досмотр проводился тремя сотрудниками милиции без участия понятых, без какого либо, предоставления, соответствующих, документов-постановлений. Так же, данный свидетель подтверждал, что в момент задержания, у меня на руке были дорогие наручные часы, которые не попали в опись имущества, а были похищены путем подмены на дешевые.
    В-десятых: Не смотря на мои неоднократные ходатайства о допросе понятых, которые засвидетельствовали мой отказ от подписи протокола о выполнении требований ст.218 УПК Украины. В ходе, предыдущего, судебного разбирательства, под председательством судьи Сливка, один из понятых заявила: Подсудимый не подписал соответствующий протокол, так как к нему не допускали его защитника и не давали дело для ознакомления.
    Суд всячески препятствует удовлетворению моих ходатайств, хотя пояснения понятых могут иметь существенное значение в выявлении нарушения моих прав на защиту.
    В-одинадцатых: Не смотря на мои ходатайства о допросе понятых принимавших участие в проведении обыска, указанные понятые так и небыли допрошены в гласном судебном заседании, хотя их показания могут существенно повлиять на выявление фактического проведения обыска, проведенного без участия понятых. На предыдущем судебном следствии под председательством судьи Сливка, один из понятых фигурирующий в материалах уголовного дела, как присутствующий, при проведения обыска, заявил: … в момент обыска я не присутствовал, а подпись в протоколе поставил по просьбе работников милиции…
    В-двенадцатых: Как свидетельствуют материалы, уголовного, дела, после того как я, полностью отбыл срок наказания, на основании приговора Белоцерковского горрай суда от 25.10.2006 года и постановления Песчанского районного суда Винницкой области от 08.08.2007 года, я дважды подвергался необоснованному, незаконному, аресту в нарушении требований ст.cт 273,288 УПК Украины, которая не дает право применения ареста, если арест уже применялся. Повод для провозглашения незаконных постановлений был явно надуманным т.к. от суда я не скрывался, будучи заинтересованным в справедливом решении.
    На момент вынесения неправосудных решений об аресте мной уже был отбыт незаконный срок наказания.
    Неправильное применение закона и совершения преступлений против правосудия, явно выражается провозглашенными заведомо неправосудными постановлениями, повлекшими за собой незаконные аресты.
    На лицо явно выраженные признаки преступлений против правосудия, совершенные судьями, Белоцерковского горрай суда Киевской области, Сливкой и Мезиным.
    На сегодняшний день, вопреки, действующего, приговора, я фактически отбыл наказание в виде двух лет и девяти месяцев лишения свободы, что на три месяца больше указанного срока в приговоре и что подтверждается самим приговором.
    О данных постановлениях мне становилось известно непосредственно в момент задержания работниками милиции, которые исполняли требования указанных постановлений. Таким образам меня лишали возможности своевременного обжалования в апелляционном порядке. Тот факт, что я не скрывался от суда, подтверждается рапортами сотрудников милиции, которые меня задерживали по месту моего жительства, исполняя требования незаконных постановлений.
    На лицо факт незаконного ареста и провозглашение заведомо не правосудного постановления.
    В-тринадцатых: На протяжении всего уголовного процесса я обращал внимание судей, что по задержании при изъятии и описи личного имущества совершена кража личного имущества путем подлога. Фактически у меня были изъяты наручные часы фирмы Rolex – стоимостью 35 тысяч евро, а в материалах уголовного дела фигурируют наручные часы фирмы Orient – стоимостью около 100 долларов. Судом не выясняется причина: Не оформления протокола изъятия и описи личного имущества и не вручения, своевременно, копии Опись имущества произведена в протоколе задержания, без моего ведома, после того как мной поставлена подпись об ознакомлении с текстом самого постановления. Судом проигнорированы требования ст.4 УПК Украины, которая обязывает орган дознания, следствия, прокуратуры и суда принять все меры, при явных признаках преступления, по установлению факта и раскрытию преступления.
    Перед глазами неопровержимые доказательства сокрытия должностного преступления .
    В-четырнадцатых: Обжалуя, незаконный, приговор, мной вовремя была подана апелляционная жалоба, которая по постановлению Белоцерковского горрай суда от 17.08.2010 года была признана такой, что не подлежит рассмотрению. В постановлении указано, что мне надано время для выполнения требований ст.350 УПК Украины. На самом же деле о времени судебного заседания и о времени на выполнения требований ст.350 УПК Украины ни я ни мой защитник не уведомлялся, что свидетельствует отсутствием доказательств о каком либо уведомлении. О данной проблеме стало известно из самого постановления, хотя этот недостаток можно было бы устранить в самом судебном заседании, о котором никто, ни я, ни мой защитник, не уведомлялся.
    В-пятнадцатых: После многочисленных жалоб в вышестоящие суды, Киевским областным апелляционным судом, 22.12.2010 года, вынесено постановление об отмене постановления Белоцерковского горрай суда Киевской области от 17.08.2010 года. Провозглашено решение о признании моей апелляционной жалобы такой, что подлежит рассмотрению, а уголовное дело направлено в Белоцерковский горрай суд Киевской области для выполнения требований ст.351 УПК Украины. Как я не требовал обеспечить меня копией данного постановления, копию постановления мне не дали. Слаживается впечатление, что в киевском областном апелляционном суде бело гласно провозглашено одно постановление, а к делу подшито другое, на основании чего нет результата выполнения ст.351 УПК Украины, по сей день
    Не смотря на мое ходатайство обеспечить меня копией данного постановления, копию мне так и не удалось получить . Как мне осуществлять свою законную защиту, гарантированную Конституцией Украины?
    В-шеснадцатых: Вручена копия приговора с подписью судьи и без печати суда (не заверенная надлежащим методом).Не надлежащее оформление копии приговора было совершено преднамеренно, зная, что на этот факт будет обращено внимание вышестоящей инстанции и на этой проблеме будет сконцентрирован отказ в кассационном обжаловании. Я обращался в Белоцерковский суд с просьбой дооформить копию приговора, на что услышал: …Будешь ворошить это дело – «пропадешь бесследно как Гонгадзе»…
    В-семнадцатых: Если учесть, что нет ни одного доказательства употребления мной наркотических веществ, становится очевидным, что за весь период уголовного процесса не установлен и не выяснен мотив преступления.
    Не подлежит сомнению, что в ходе всего уголовного процесса меня, умышленно, лишали возможности защищаться в установленном, законом, порядке.
    Суд и следственный орган игнорируют требования уголовно-процессуального закона в части того, что подсудимый и его защитник являются равноправными участниками уголовного процесса, имеющие право защищаться в установленном, законом, порядке.
    Материалы досудебного следствия не могут считаться законными, если систематически нарушалось право обвиняемого на защиту, фальсифицировались доказательства, подлаживались документы и совершена кража личного имущества обвиняемого.
    Выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам происшествия, некоторые обстоятельства опровергают выводы суда, однако они, судом, не приняты во внимание.
    Совершенно очевидно, что суд следует по версии фабрикованного обвинения, выявляя только уличающие вину обстоятельства, хотя он в равной степени обязан рассмотреть все, как уличающие, так и оправдывающие, а все сомнения истолковывать в пользу подсудимого. Наряду с этим становится очевидным, что в ходе всего уголовного процесса грубо попиралось мое право на защиту.
    Так, утверждая о моей виновности, судом не надана надлежащая, юридическая, оценка вышеизложенным доводам, фактам и обстоятельствам.
    Обвинение не может базироваться на доказательствах, полученных с нарушением норм уголовно-процессуального порядка их собрания или на предположениях. ( норма Конституции Украины)
    При виде явных признаков преступлений, суд обязан принять все законные меры по раскрытию данных преступлений. ( ст.4 УПК Украины)
    Судебное следствие не может считаться полным, объективным и всесторонним, если по делу не выяснены все обстоятельства, не установлен мотив преступления, не проверены все возможные версии, не допрошены все по делу свидетели, а так же не раскрыты должностные преступления.
    При постановке приговора могут использоваться только те доказательства, которые перепроверены в гласном судебном заседании.
    Приговор не может считаться законным, если вина подсудимого доказывается преступным методом.
    Вот такие горе судьи, своими, бандитскими, методами работы превратили украинскую фемиду в развратную девку или в плечевую проститутку.
    Беда, Украины, еще и в том, что вышестоящие служители украинской фемиды, покрывают проделки своих подчиненных, чем совершают преступления квалифицирующиеся как сокрытие тяжких преступлений.
    На сегодняшний день, слуги Фемиды-проститутки, даже не отвечают на жалобы в которых я излогаю и доказываю вышеизложенное. Приговор восемь месяцев висит в воздухе, не вступив в законную силу, апелляционная жалоба не разбирается, а саботируется. Надзорные жалобы в Верховный Суд Украины остаются, вообще, без ответа. При таких обстоятельствах упрекнуть меня, что я не обоснованно оскорбляю Фемиду-неуместно.

    Рейтинг: 
    Загрузка...