ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют

Этническая история Карпатской Руси

    25 июня 2019 вторник
    Аватар пользователя uzhgorod

    На западе современной Украины расположена небольшая Закарпатская область, или кратко, Закарпатье. Эта область является одним из наиболее своеобразных регионов исторической Руси. Хотя, казалось бы, западнее некуда, но во всех политических потрясениях на Украине за последнюю четверть века, включая и современный «ЕвроМайдан», Закарпатская область занимает совсем не антирусские позиции. Более того, именно здесь приобрело силу русинское движение, объективно прорусское. Таким образом, самая западная область Украины совсем не является, если можно так выразиться, Западной Украиной ментально и политически. Причина этого - в особенностях этнической истории края.

    На западе современной Украины расположена небольшая Закарпатская область, или кратко, ЗакарпатьеПрирода области уникальна. Закарпатье лежит на западном склоне Восточных Карпат и орошается рядом речек, (протекает 9 429 рек и притоков!), стекающих с гор на юго-запад, в реку Тису, приток Дуная. Склоны Карпат занимают большую часть территории области, покрыты прекрасными лесами. На западе Закарпатья начинается уже Венгерская равнина, занимающая лишь 1/5 региона. Почвы здесь плодородны. Долинная часть представляет собой сплошные сады и виноградники. До сих пор на селе проживает большинство закарпатцев. В столице области Ужгороде проживают около 120 тысяч жителей.

    Климат здесь даже в горах очень благоприятный. Суровых зим почти не бывает, зато лето долгое, начинающееся еще в середине мая и продолжающееся до середины сентября.

    Закарпатье действительно невеликий край. Площадь области - 12, 8 тыс. кв. км (в 6 раз меньше Ленинградской области), население - чуть более одного миллиона человек (1 245 тысяч в 2006 году). Но край это - действительно русский. Более того, наверное, нигде не приходилось так упорно почти тысячу лет бороться за свою русскость. «Маленькой веточкой русского великого дуба» всегда называли себя жители Карпатской Руси.

    Самоназвание местных восточных славян было всегда «русин». Но, учитывая, что большую часть истории они находились под властью венгров (которых традиционно называли уграми, откуда и обозначение угорской группы языков уральской языковой семьи), часто этот край называли Угорщиной или Угрией, а местных жителей, соответственно, угро-русами. Наконец, дабы отличить русин, проживающих «за» Карпатами», от буковинских, бессарабских и галицийских русин, закарпатцев часто называли карпатороссами. Названий края также было несколько. По справедливости его назвали Карпатской Русью. Местные жители нередко называли его Подкарпатской Русью.

    В начале XXI века русины Закарпатской области Украины (официально учитываемые как украинцы) составляли 976 479 человек, что составляло 78,4% населения области. В Закарпатье проживают представители таких русинских групп, как гуцулы (Раховский район), бойки (Воловецкий, Межгорский районы), лемки - Великоберезнянский район. Наконец, жители равнины называются долинянами. Язык местных русин - особый русинский, весьма архаичный вариант из славянских языков. Целое тысячелетие, вплоть до XIX века, письменным языком русин был церковнославянский. Разговорный язык, в условиях господства иноязычного окружения, также был весьма архаичным русским. Не случайно вплоть до 50-х гг.XX века карпатскому русину было легче понять древнерусскую летопись, чем текст современной русской и тем более украинской газеты. Поскольку церковнославянский язык оказал огромное влияние на современный русский литературный язык, то и язык русин гораздо ближе к русскому, чем украинская мова, которую основательно зачистили от церковнославянизмов, внедряя заимствования из польского. В XIX веке сложилась художественная литература на русинском языке. Впрочем, сами творцы русинской литературы считали, что основным языком русин должен быть русский. Сегодня происходит определенное возрождение русинского языка, на котором издаются журналы. Впрочем, в этом можно видеть скорее протест против украинизации, чем стремление к развитию нового литературного языка.

    Русины проживают также в Словакии и Румынии. Почти миллион человек насчитывает русинская диаспора в странах Нового Света.

    В Закарпатье проживают также венгры, почти тысячелетие господствовавшие в крае. В 2001 году их насчитывалось 155 тысяч человек (12,5 % всего населения). Собственно русских (великороссов) было 50 тысяч (4 % всех жителей). Примерно 30 тысяч румын (2,4 %) и еще представители почти 80 этносов также проживают в Закарпатье.

    Русины жили на этих землях еще с начала нашей эры. С момента возникновения Киевской Руси обитатели склонов Карпат чувствовали себя частью Руси. Вероятно, раньше остальной Руси, уже в IX веке, при деятельности Кирилла и Мефодия местные славяне приняли православие. Известно, что святители жили и проповедовали в Великоморавском государстве, включавшем нынешнюю Чехию, чешскую область Моравию (центр государства), и вероятно, земли Карпатской Руси. Во всяком случае, чешская хроника конца XIV века включает в состав территории княжества Великой Моравии эпохи моравского князя Святополка (871-894) некую «Руссию». Историк середины XV века Э.С. Пикколомини, позднее папа Пий II, говорил о подчинении Риму Святополком также «руссов». В «Хронике всего света» польского историка Мартина Бельского (XVI в.) сказано, что Святополк «держал русские земли». Святополк «с боярином русским» крестили чешского князя Борживоя. Чешский хронист Хагеций (ум. 1552) также упоминает, что некая «Руссия прежде входила в состав Моравского королевства». Кстати, именно то, что эти земли назывались Русью, а народ - русинами, является очередным доказательством лживости мифа о варяжском происхождения Руси и самого слова Русь. После распада Великой Моравии (около 906 года) восточные славяне Карпат вошли в состав Киевской Руси.

    Но уже в XI - XII веках история Карпатской Руси резко отличается от истории других земель исторической России. В 896 году кочевые племена венгров (или угров, как называли их на Руси) проникли на Среднедунайскую равнину, где основали свое государство. Карпатские земли, открытые со стороны венгерской пушты (степи) и связанные с остальной Русью лишь несколькими горными перевалами, стали жертвой венгерских вторжений.

    Историческая память венгров и поныне хранит воспоминания о том, что венгры пришли на землю, населенную православными русинами. Карпатские горы венгерские летописцы называли Русскими (Рутенскими) горами. Венгерские летописцы упоминали некоего князя по имени Лаборец, который имел свою резиденцию на месте нынешнего Ужгорода, и который погиб в битве с венграми в 903 году. Кстати, в восточной Словакии находится река Лаборец.

    После распада Руси на удельные княжества местные русины, не получая поддержки от соплеменников из-за Карпат, постепенно были завоеваны венграми. Венгерский король примерно с середины XI века среди прочих титулов именовался также «князем руссов». Разумеется, это еще не означало господства над руссами, а только претензии на это господство. Фактически венгерская власть была установлена только над жителями равнин, а горы еще долго оставались русскими.

    Русины составляли немалую часть населения многих районов Венгрии спустя много веков после прихода венгров на свою нынешнюю родину. Так, в начале XVIII века венгерский профессор Г. Сердахейи в своем труде, посвященном топографии Венгерского королевства, указывал, что русины («рутены» по-латыни, по-венгерски - «орош») составляли немалую часть населения северо-восточной Венгрии. Еще один венгерский ученый того времени, Ференц Пальма, отмечал, что среди венгров вскоре после прихода на свою родину стало распространятся христианство греческого православного образца. Так, православной была мать короля Стефана (или Иштвана), который, однако, крестил свою страну по католическому обряду.

    Впрочем, еще много веков край рассматривался самим венграми как нечто чуждое. Слово «орош» (русский) для венгров стало синонимом мятежника. Уже вскоре после завоевания венграми, как только католическая церковь (католицизм венгры приняли в 997 году) начала насильно перекрещивать русин в католичество, вспыхнуло восстание под руководством Купы Стренчаника. Надо, впрочем, отдать должное венгерским королям, которые особенно не усердствовали в попытках обращения православных подданных в католичество, предпочитая получать с русинов дань и оставить в покое их души.

    Русское население карпатских земель в средневековой Венгрии было свободно и управлялось своими воеводами-князьями (dux Ruthenorum), назначаемыми королем из членов своего рода, чаще всего из сыновей. «Русский князь» пользовался известной феодальной автономией - осуществлял высшую власть в крае, ходил на войну с собственными полками под своим знаменем, мог жаловать феоды вассалам. Простой народ избирал собственных старост и судей. Они разбирали судебные тяжбы, и только по серьезным делам по тяжким преступлениям, заговорам или ереси надо было обращаться к князьям.

    Власть венгров над краем не было крепкой. В 1242 году всем нынешним Закарпатьем правил Ростислав Михайлович, русский князь из Чернигова, зять венгерского короля. Затем Лев Данилович Галицкий стал хозяином этих земель, которые почти на полвека вошли в состав Галицко-Волынского княжества. Из письма венгерского короля, датированного 1320 годом, можно узнать, что некий замок в Карпатах принадлежит русским князьям.

    В XIV веке, примерно в 1393 году, в период феодальной раздробленности самой Венгрии, на Карпатской Руси сложилось свое русское православное княжество под властью Федора Кориатовича из православной ветви рода Гедеминовичей, правившего вплоть до своей смерти в 1414 году. Фёдор Кориатович, которому благодарные закарпатцы воздвигли памятник, немало способствовал развитию русской культуры и Православия на землях Угорской Руси. Одно из самых популярных народных преданий на Закарпатье - «Про князя Корятовича» повествует о битве князя со злым змеем Веремеем. По легенде, Кориатович победил чудовище и воздвиг церкви и монастыри, «чтобы служили русские службы... людям на радость, Руси - на славу»[1]. Федор Кориатович воздвиг сохранившиеся до нашего времени замок Паланок и Свято-Никольский монастырь. Только после смерти вдовы Федора Кориатовича Ольги в 1418 году Закарпатье вновь вошло в состав Венгрии. Постепенно русины утратили свои прежние привилегии. В XVI веке здесь распространилось крепостное право.

    В дальнейшем, после захвата Венгрии турками, краем стали править австрийские правители из рода Габсбургов. Ревностные католики, Габсбурги с подозрением относились к православным русинам. Но поскольку навязать католицизм упорным русинам оказалось невозможно, Габсбурги обратили внимание на опыт поляков, создавших в своих землях гибридную униатскую церковь. В 1649 году, с немалым трудом, уния была распространена в Закарпатье. Впрочем, если на западе современной Украины католикам удалось создать униатство, действительно отличающееся по ряду обрядов и догматов от православия, имевшее, к сожалению, определенное влияние на массы, то в Закарпатье уния носила формальный характер. Большинство русин считали себя православными, сохранив неизменным богослужение. Как только австрийские власти смягчали преследования православных, то немедленно русины целыми селами официально переходили в православие. Национальное сознание жителей края оставалось русским. То, что их называли угро-руссами (это должно было показать, что Карпатской Русью правят венгры), или более нейтральным понятием карпаторуссы, только подчеркивало, что закарпатцы все - равно чувствуют себя русскими.

    В 1848 году в Закарпатье было отменено крепостное право. В 1849-50 гг, то есть всего год с небольшим, в составе Австрийской монархии существовал Русский округ со столицей в Ужгороде, в делопроизводстве которого использовался русский язык. Впрочем, недолговечность его существования объяснялась просто - власти империи Габсбургов быстро пошли на компромисс с венграми, а те были недовольны всякой автономией немадьярского населения.

    В 1867 году Венгрия (включавшая в себя земли нынешней Словакии, Хорватии, сербской области Воеводина, Трансильвании и Угорскую Русь) получила широкую самостоятельность, фактически став независимым государством, королем которого оставался австрийский император Франц-Иосиф. Такая политическая система получила название дуализма, а два государства во владении Франца-Иосифа получили название Австро-Венгрии. Немедленно венгры, провозгласив всех жителей Венгрии членами одной «венгерской политической нации» (официальный термин) стали проводить политику мадьяризации всех невенгерских этносов.

    Жестокий национальный и религиозный гнет, постоянные войны австрийцев с турками, не способствовали развитию края. Правящая верхушка Закарпатья еще в средневековье вся мадьяризировалась. Образованных русин насчитывались единицы. В основном только священники из числа русин были грамотны. Но даже в таких условиях русины не только смогли сохранить свой язык и культуру, но даже внести серьезный вклад в общерусскую культуру. Так, во второй половине XVIII века, после того, как в Австрии начались некоторые послабления в области религии, и в униатских духовных учебных заведениях было разрешено преподавать по-русски, в карпатских землях вдруг сразу появилась целая плеяда выдающихся мыслителей. Правда, учитывая, что австрийские власти вскоре развернули преследования деятелей русского движения в Закарпатье, почти всем им пришлось выехать с Руси Подъяремной в Русь Державную - Российскую империю. Среди таких закарпатцев, оказавшихся в Российской империи (говорить «в России» не корректно, поскольку для закарпатцев их родной край также есть Россия) можно назвать такого выдающегося деятеля науки, как первый ректор Санкт-Петербургского университета, один из первых отечественных экономистов Михаил Балугьянский (1769-1847). Вошли в пантеон русской национальной мысли такие уроженцы Карпатской Руси, переселившиеся в Российскую империю, как философ Петр Лодий (1764-1829), историк и этнограф Юрий Венелин (1802-1839). Интересно, что Венелин оказал большое влияние на развитие болгарского национального движения, поскольку его книга по истории болгар как бы открыла болгарам их собственную историю (неслучайно многие болгары даже носят имя Венелин, есть также женская форма - Венелина). Но поскольку Венелин был также воспитателем детей русского писателя С.Аксакова, то не удивительно, что его воспитанники Константин и Иван Аксаковы знамениты как виднейшие славянофилы. Из семей переселившихся в сердце России закарпатцев происходили поэт Нестор Кукольник (1809-1869), многие стихи которого положил на музыку М.Глинка, художник и искусствовед Игорь Грабарь (1871-1960). Из закарпатского села Рокосов происходили предки маршала К.К.Рокоссовского (1896-1968).

    Но многие выдающиеся русины оставались дома, ведя упорную борьбу за права русин в Австрии. Можно вспомнить имена таких стойких борцов за русское дело в крае, как писатель, историк и просветитель Александр Духнович (1803-1865), великие защитники православия Иван Раковский (1815-1885) и Адольф Добрянский (1817-1901). Особенно следует отметить роль Добрянского, настоящего политического лидера русин. Постоянно переписываясь с императором Александром III, Добрянский постоянно подчеркивал, что карпаторуссы и русские в Российской империи есть один народ. В 70-е годы XIX века в Ужгороде (Унгваре) начала выходить первая газета для русинов «Светъ». Поразительно, сколько великих подвижников появилось на таком небольшом участке исторической России, как Закарпатье!

    Отстаивать русское дело в Карпатской Руси было очень опасно. Религиозный раскол между униатами и православными затруднял сближение закарпатцев с русскими в Российской империи. Католическая церковь, австро-венгерские власти и созданные ими украинские самостийники упорно пытались вытравить всякое русское самосознание у русин. Духнович всю свою жизнь был под полицейским надзором. Под судом был и Добрянский. В 1882 году австро-венгерские власти организовали большой судебный процесс против группы крестьян, желавших перейти из унии в православие, и которых обвинили в государственной измене. Этот процесс вошел в историю как процесс Ольги Грабарь (так звали по мужу дочь Добрянского). И все же борьба карпаторусских деятелей не пропала даром - в конце XIX века развернулось движение за ликвидацию унии и переход в православие, охватившее несколько сотен тысяч человек. Зато украинские самостийники почти не имели никакого влияния на население Карпатской Руси. Самостийник В. Гнатюк с сожалением констатировал, что отличительной чертой угорских русинов является москвофильство, препятствовавшее, по его мнению, их национальному развитию. Описывая карпаторусскую интеллигенцию, Гнатюк не без иронии отмечал, что «самыми приятными воспоминаниями этих людей являются рассказы о походе русского войска. При этом у них горят глаза, улыбаются уста, озаряются лица. ...По их убеждению, все славяне должны стать русскими»[2].

    Но в Австро-Венгрии против православных была мобилизована вся полицейская сила империи Габсбургов, и многие русины вынуждены были исповедовать православие в тайне, формально оставаясь униатами. В 1913 году венгерскими властями был устроен новый большой судебный процесс, на котором 98 русинских крестьян, перешедших в православие, были обвинены в стремлении отделить Угорскую Русь от Венгрии. Попытки ведения григорианского календаря вызывали практически единодушное неприятие русин, как униатов, так и православных.

    Зато среди униатов в США и Канаде, при отсутствии политических преследований, возвращение в православие было значительным. К религии предков возвращались не только отдельные личности, но и целые компактные группы.

    За многие века этническая территория русин постепенно сокращалась. Многие русины мадьяризировались или влились в число валахов или словаков. Так, практически полностью исчезли, растворившись в румынах, русины Трансильвании. Также были ассимилированы венграми, утратив язык и веру русины, проживавшие на Среднедунайской (Венгерской) равнине. В целом, из 13 комитатов (областей Венгерского королевства), в которых проживали русины, в XIX веке они в более или менее большом количестве остались только в 4. Впрочем, в XVIII веке некоторое количество русин переселились в сербскую область Воеводину, где и сейчас проживают их потомки, испытавшие сильное влияние сербского языка и быта, но сохранившие русинское самосознание.

    Край был отсталым. Ещё в начале XIX века в горных частях края каждый второй ребёнок умирал, не дожив до 5 лет и лишь 2 % жителей горных сёл умели читать и писать. Туберкулёз носил повальный характер, а от эпидемий вымирали целые сёла. Все это, а также с учетом ассимиляции и эмиграции, сильно влияли на демографию карпатских русин, ставя под угрозу само сохранение их в родном крае.

    В 1810 г. численность русин, говорящих по-русски и принадлежащих к униатству, составляло 430 тысяч человек. Их доля их в многонациональном Венгерском королевстве составляла 5,4%. В 1851 году русин насчитывалось 447 тысяч, а в 1857 - 423 тысячи, в 1900 году - 429 тысяч, в 1910 году - 447 тысяч.. Как видим, небольшой прирост сменился убылью населения[3]. Доля русиноязычного населения в Венгрии в 1910 году сократилось до 2,6 % , то есть вдвое за столетие. В тех 4 комитатах, где проживали русины, в 1910 году соотношение проживавших там этносов было таково: 42 % русин, 11 % румын, 4 % словаков, 31 % венгров, 11% немцев. (Поскольку в переписи речь шла о родном языке, то в состав части венгров и почти всех немцев попали весьма многочисленные в области евреи, составлявшие до 15 % всего населения). В главном городе Угорской Руси, Ужгороде, русины составляли лишь 4 % населения. Все население Закарпатья составляло в 1910 году 671 тысячу жителей.

    Разумеется, речь шла не о вымирании, а об ассимиляции русин. Потомки русинов, утрачивая язык, старались сохранить принадлежность к униатству. В 1910 г. численность русин была такова: униатов 472 тысячи, католиков 3 тысячи, а православных сохранилось только 7 тысяч. Принятие униатства защитило русинов от более быстрых темпов ассимиляции. Заметим, что говорящие по-венгерски и по-словацки униаты были русинами (ведь венгры и словаки изначально исповедовали «чистый» римский католицизм, и поэтому им не было смысла переходить в униатство). Численность униатов у других этносов региона в результате ассимиляции русин в 1910 году стала таковой: венгероязычные униаты 247 тысяч, румыноязычные униаты 121 тысяча, а словакоязычные составили 102 тысячи. Доля униатов в Венгрии в 1910 году оставалась практически такая же, как за сто лет до этого - 5,2 %.

    В начале ХХ века Закарпатье было нищей окраиной Венгрии. Безземелье и нищета привели к массовой эмиграции, - в США, Аргентине и еще многих странах к 1914 году оказались свыше полумиллиона карпаторуссов, почти половина всего народа. Население ряда русинских районов сократилось, несмотря на высокую рождаемость - эмиграция «съела» весь естественный прирост! И все же большинство русин оставались на родине, упрямо держась за родную землю.

    В США и Канаде действовали многочисленные русинские организации. Первыми в США были созданы «Русский народный союз» (февраль 1894 г.), «Русское православное общество взаимопомощи» (апрель 1895 г.). Выходили периодические издания. Органом «Русского народного союза» стала газета «Слово», издававшаяся на русском языке. Старейшей русинской газетой в Америке была выпускаемая с 1886 г. «Америка - орґан руских преселєнцох Галичини та Венгриї». Наиболее тиражным стал «Американский русский вестник» (с 1892 г.). Также выпускались газеты «Свит» (с 1894 г.), «Правда» (с 1902 г.) «Православни русски вестник» (с 1915 г.), «Русский вестник» (с 1917 г.) и др. Всего в США русинами издавалось 38 наименований газет и журналов, в Канаде - 22 наименования, некоторые из них выходят и поныне.

    После распада Австро-Венгрии Закарпатье оказалось в составе Чехословакии. Край получил некоторую автономию и официальное название «Подкарпатская Русь» (если для русских она ЗА Карпатами, то для чехов она была под Карпатами). Край имел свой флаг, герб, гимн и выборного губернатора (впрочем, фактически всеми делами руководил назначенный Прагой вице-губернатор). Реально статус Подкарпатской Руси ничем не отличался от статуса современной Закарпатской области Украины.

    О том, как жилось русинам в демократической Чехословакии, будет сказано далее самими православными деятелями края. Показательно, чешские чиновники, командированные в Карпатскую Русь, получали т.н. колониальную доплату (kolonialny priplatek) к основному жалованью! Т.е. для Праги Карпатская Русь официально считалась колонией. Чехословацкие власти также как и во времена Австро-Венгрии, пытались проводить украинизацию русин, но также безрезультатно. Зато в «чехословацкие» годы в Закарпатье практически исчезла уния. Интересно, что в 1910 году среди русин православными были лишь 577 человек, то в 1930 году - 112 тысяч![4] В 1931 году была создана особая православная епархия под юрисдикцией Сербской православной церкви (поскольку Русская церковь в то время считалась «плененной»).

    Карпатские русины рассматривались местными русофилами как малая, самая западная ветвь общерусского дерева, сохранившаяся только благодаря духовной связи с Россией. «В славянском мире немало есть исторических примеров, когда славянская ветка, занесенная в чужестранную пустыню, погибала в песках, - писал В.К. Могильницкий, представитель союза карпаторусской молодежи «Возрождение» в Праге. - ...Сколь счастливы мы - карпатороссы. И причиною тому является то обстоятельство, что наша веточка все еще держится и питается соками великого русского дерева. Как только мы допустим объявить себя «самостоятельным» племенем, как только оторвемся мы от живительной традиции наших достопамятных предков, ...мы погибнем».[5]

    Навязываемое официальной Прагой украинство вызывало единодушный отпор местной русинской интеллигенции. Председатель Русской народной партии Словакии доктор Мачек писал: «У нас в бывшей Венгрии не найти ни одного мужика, который бы назвал себя украинцем, а не русским. Здесь у нас не было ни одного писателя, который бы примкнул к украинизму. Украинские стремления чужды каждому нашему мужику. Украинизация Подкарпатской Руси вызывает единодушное негодование всего населения».[6]

    Официальным языком Подкарпатской Руси был чешский, определенное развитие получил и русинский и литературный русский языки. 14 закарпатских газет выходили на русском языке, 8 - на украинском.

    В 1921 году из 530 школ в крае было 357 русских. Однако, как заметил школьный инспектор Игорь Гуснай в том же 1921 году, «почти у каждой из русских партий есть «свой» язык, свое правописание, у каждого журналиста на счет этого вопроса собственное воззрение»[7]. Причиной этого было то обстоятельство, что из-за нехватки учителей под русским языком чаще всего в крае понимался русинский язык. Помимо этого, на преподавание русского языка повлиял также переход на новое правописание в 1918 году в Советской России, в результате чего в разных школах преподавали разную графику. Сами чехословацкие власти при этом совершенно не торопились использовать потенциал русской белой эмиграции, одним из главных центров которой была Прага, для преподавательской и научной работы в Подкарпатской Руси.

    Сложнее было с русинским языком. В Чехословацкие власти пытались ввести для него латинский алфавит, но натолкнулись на единодушное сопротивление практически всех политических сил края.

    Интересно, что в 1937 году в Закарпатье прошел референдум по вопросу о языке школьного образования. 86 % участников референдума высказались за русский язык!

    На местных выборах большинство голосов получала русофильская партия Карпато-русская земледельческая республиканская партия (аграрии) во главе с А. Бродием. В сентябре 1923 года аграрии получили 41% голосов. Одновременно действовала и Русская национально-автономная партия во главе со Степаном Фенциком.

    Прорусские симпатии закарпатцев приводили к тому, что многие из них голосовали за чехословацкую коммунистическую партию. В русинских районах она в 20-30-гг получала до 30 % голосов, а на парламентских выборах 1925 года даже 40 %! Между тем, Кремль исходя из своих интересов, официально считал Карпатскую Русь частью Украины. Понятно, что коммунистические издания также стали называть свой край «Закарпатской Украиной». Поскольку среди партийных журналистов не было никого, кто владел бы украинской мовой, то по распоряжению Москвы в Закарпатье был направлен галицийский журналист О. Бодан[8] .

    Однако главным украинизатором Карпатской Руси были официальные власти Чехословакии, рассматривавшие украинство как противовес и России, и Польше.

    Первая украинская газета стала издаваться за государственный счет, печатаясь в казенной типографии, только в 1922 году, причем называлась «Русин», поскольку название «украинец» было тогда совершенно незнакомо в Закарпатье. Финансировались и другие мероприятия, которые должны были ускорить украинизацию. В 20-30-х гг. в Чехословакии под нужды «самостийников» были учреждены 3 высших учебных заведения, а также школы и специальные стипендии студентам-украинофилам. Оплачивалась и деятельность украинствующих представителей интеллигенции и науки.

    Увы, получая поддержку сразу и со стороны чехословацких властей, и со стороны СССР, и от всех русофобов, украинофилы Карпатской Руси постепенно увеличивали влияние, став к концу 30-х гг. серьезной политической силой в крае. Тем не менее, русины по-прежнему преобладали среди общественно-политических и культурных организаций Карпатской Руси.

    Согласно чехословацкой переписи 1930 года, на Подкарпатской Руси проживали 858,7 тыс. человек, в т.ч. 528 тыс. русинов. Во время этой переписи русские и украинцы, проживающие на территории Карпатской Руси, были учтены в графе «иностранцы», и их было зафиксировано всего 6 870 человек. Примерно 200 тысяч русин проживало в словацкой части Чехословакии, 20 тысяч - в землях, отошедших к Румынии.

    Подкарпатская Русь в чехословацкие годы переживала определенный экономический подъем. В Ужгороде был построен аэропорт. Развернулось массовое строительство - в Ужгороде были вымощены улицы, проведена канализация, построено ряд зданий. В самом городе чешские и словацкие чиновники, полицейские и военные составляли половину населения. Некоторое развитие получила пищевая промышленность, деревообработка и добыча камня. Впрочем, преобладали кустарные промыслы.

    Но хозяйственность подъем продолжался недолго. Великая депрессия 1929-33 гг. отбросила край далеко назад. Из кризиса Подкарпатсая Русь не вышла вплоть до конца 30-х. Наряду с экономическим кризисом Подкарпатскую Русь в 1932 году поразил голод, вызвавший голодную смерть десятков тысяч человек. Но ни тогда, ни сейчас, никто не кричит о «голодоморе» и почему-то не обвиняет режим президента Масарика в попытке «геноцида».

    После распада Чехословакии в 1938-39 годах, когда страну поделили между собой Германия, Венгрия и Польша, а Словакия провозгласила независимость, Подкарпатская Русь неожиданно стала на кратчайший срок независимым государством. В мае 1938 года была провозглашена автономия, а в октябре 1938 года было создано правительство Карпатской Руси под председательством лидера русской крестьянской партии Земледельческий Союз Андрея Бродия. Впрочем, уже через три недели Гитлер, обеспокоенный возможностью возникновения хоть и маленького, но все же второго русского государства, немедленно потребовал ввести в состав правительства украинского самостийника Августина Волошина.

    Сам Волошин по своей биографии был классическим профессиональным украинцем. Униатский священник, он еще в 1909 году издавал газету «Наука», в которой призывал русин влиться в состав венгерской нации. В Чехословакии он вдруг стал украинским самостийником. Волошин издавал украинофильскую газету «Свобода», выходившую, однако, на русинском языке.

    Украинские националисты, как известно, всегда были готовы служить любому, кто собирается расчленить Россию. Понятно, что в лице Гитлера у самостийников нашелся покровитель. Волошин, придя к власти, немедленно переименовал Подкарпатскую Русь в Закарпатскую Украину и попытался начать украинизацию. Жовто-блакитные флаги, газеты и вывески на мове, а также формирования военизированных формирований «карпатской сечи» - это и все, чем занималось новое правительство. Своих противников украинофилы бросали в спешно созданный концлагерь у города Рахов.

    Впрочем, вскоре Гитлер решил не обращать внимание на таких мелких лакеев, как самостийники, зная, что те все равно будут служить ему. Закарпатье Гитлер подарил Венгрии, которая 14-18 марта 1939 года оккупировала край. Как и во всех подобных случаях, А. Волошин спешно бежал, бросив на произвол судьбы «сечевиков». Несколько дней те даже попытались сражаться, но были смяты и уничтожены венграми. Основное сопротивление венграм оказали отдельные части чехословацкой армии, состоящие из русин. (Не правда ли, как это напоминает Круты, да и практически все исторические моменты, когда главарям украинского дела грозила личная опасность)? Волошин благополучно уехал в оккупированную немцами Прагу, где читал лекции в т.н. «Украинском институте» на тему о месте Украины в единой Европе, возглавляемой Адольфом Гитлером. В 1945 году, когда Прагу заняли советские войска, Волошин был арестован и умер в заключении. Как легко догадаться, на современной Украине существует культ Августина Волошина, его именем названы улицы в ряде городов Закарпатья, а в Ужгороде открыт памятник.

    Не лишено пикантности то обстоятельство, что власти Венгрии оккупацию Подкарпатской Руси объявили не оккупацией, и даже не воссоединением земель, входивших ранее в состав Венгерского королевства, а защитой местных русин и венгров от грозившей им со стороны украинских самостийников резни! Венгры немедленно закрыли русские школы, снесли памятник Пушкину. Официальными языками были объявлены венгерский и «угро-русинский», то есть местный русинский. На этом языке, но с использованием общерусской грамматики, выходили 16 газет, издавались книги и учебники. Увы, это только дискредитировало местный язык в глазах населения.

    Венгерский оккупационный режим был весьма жестким, причем и местные венгры считались слишком испорченными чехословацкой демократией, поэтому даже самые незначительные должности в крае стали занимать венгры из собственно Венгрии. По венгерским официальным данным, с марта по декабрь 1939 года от рук карателей погибли примерно 4,5 тысяч закарпатцев[9]. От 15 до 50 тысяч закарпатцев перешли в СССР.

    В 1941 году венгерским властями была проведена перепись населения края, согласно которой в нем проживали 506 тысяч русин и несколько сот украинцев, почти все - эмигранты из Галиции!

    В отличие от Галиции, закарпатские русины доказали свою русскость в годы Второй мировой войны. Хотя закарпатцев призывали в венгерскую армию, русины массово дезертировали и переходили на сторону советской армии. В дальнейшем, не доверяя русинам, венгерские офицеры старались использовать русин только в качестве подносчиков патронов. Под конец части, сформированные из закарпатцев, венгерское командование вообще убрало с восточного фронта, отправив их в Югославию.

    С началом Великой Отечественной войны в Закарпатье началось партизанское движение. С начала 1942 года советское командование забрасывало на парашютах боевые группы, в основном состоящие из числа эмигрировавших в СССР закарпатцев. Ряды партизан быстро пополнялись местными добровольцами. Так, партизанская группа Героя Советского Союза А. В. Тканко из 12 парашютистов быстро выросло в соединение из 833 бойцов, группа В. П. Русина выросла из 17 бойцов до 200. Только с июля по ноябрь 1944 года партизаны уничтожили 3 600 неприятельских солдат, взяли 1 663 пленных, вывели из строя 24 паровоза и 218 вагонов, подорвали 5 мостов[10]. Учитывая небольшую территорию края, размах партизанского движения может считаться весьма значительным.

    Русины составили костяк сформированного в СССР чехословацкого армейского корпуса генерала Людвига Свободы. Так, например, из 1 696 солдат запасного полка и резервной роты в Бузулуке было 1 422 русинов, в чехословацкой военной части в бою за Соколово в марте 1943 года было 27 % русинов, в боях за Киев - 63 %. Даже в начале 1944 года русины составляли 40 % личного состава корпуса[11]. В апреле 1945 года численность корпуса достигла 32 тыс., из них русинов было 5 349 человек.

    Осенью 1944 года советские войска освободили многострадальный край от немецких и венгерских оккупантов. Настал момент, когда Карпатская Русь смогла воссоединится с Русью Державной.

    Собственно, переход Карпатской Руси в состав исторической России, носившей тогда название СССР, начался еще осенью 1944 года, сразу после освобождения края советской армией. Самое замечательное заключается в том, что Карпатская Русь присоединилась к СССР действительно добровольно, в результате поистине всенародного выбора. И особенно восхищает тот факт, что главной движущей силой борьбы за воссоединение была Православная Церковь. 18 ноября 1944 года в Мукачеве состоялся Православный съезд, делегатами которого были 23 священника и ряд общественных деятелей. Съезд принял обращение к Сталину о желании православного карпато-русского народа навсегда связать свою судьбу с судьбой соотечественников в СССР.

    Вот как звучал текст обращения к Сталину: «Мы, нижеподписавшиеся представители православных общин Карпатской Руси, выражая волю всего православного русского народа, просим включить Карпатскую Украину (Карпатскую Русь) в состав СССР в форме: Карпаторусская Советская Республика.

    Желания и мечты наших предков были всегда, чтобы наша область за Карпатами, заселенная русинами, т.е. Руси сынами, возвратилась в лоно Великой Руси. Но наши поработители всегда тому препятствовали. Таким образом, мы целые столетия оставались в германо-венгерском рабстве вплоть до 1919 года.

    В 1919 году на мирной конференции наша область, именуемая Карпатская Русь, согласно Сен-Жерменскому договору, на автономных правах, была присоединена к Чехословацкой республике. Уже тогда нашу область признали Карпатской Русью, ибо здесь живет искони русское племя. Сам народ именует себя «карпаторусс», «русин», т.е. Руси-сын, вера «русска», жена «русска», мама «русска» и т. д. С названием «Украина» наш народ был познакомлен только под чешским владычеством, после Первой мировой войны, и то интеллигенцией, пришедшей из Галичины. Этих галичан само чешское правительство призвало в Карпатскую Русь и их идеологию, за все время существования Чешской Республики, серьезно финансировало...

    Очень интересно, что галицкие шовинисты избивали карпаторусское население и его интеллигенцию и говорили: «Кацапы, москали, вам мисто у Москвы, у вашего Сталина». Мадъяры при избиении нас тоже говорили: «Муско, комуништо, иди в Москву к твоему Сталину».

    Карпато-русский народ с великим терпением и болью сердца переносил все это, ожидая своего спасения именно от Москвы...

    Наш народ-русин - Руси-сын.. Наша русскость не моложе Карпат...

    Только тем и можно объяснить эту несказанную радость при встрече русской Красной армии...

    Наученные горьким опытом, мы решительно заявляем, что политическая, экономическая, культурная и социальная жизнь нашего народа может успешно развиваться только в пределах великого, родного нам Советского Союза, и ни в коем случае не в каком-либо чужом государстве.

    ВОЛЯ КАРПАТО-РУССКОГО НАШЕГО НАРОДА: ХОТИМ РАЗ И НАВСЕГДА СВЯЗАТЬ СВОЮ СУДЬБУ С СУДЬБОЮ НАШИХ СОПЛЕМЕННИКОВ В СССР и то определить нам Карпато-русскую Советскую Республику от Ясиня до Попрала и от Ужка до Доброчина (Дебрецена). Выражая великую радость и глубокую благодарность по поводу освобождения Великому вождю и освободителю всего славянства и Европы товарищу Маршалу Сталину и Красной Армии, мы просим принять Карпатскую Русь в состав Советского Союза.

    В Мукачеве дня 18 ноября 1944 года»[12].

    Тот факт, что инициатива воссоединения принадлежала Православной Церкви, сильно озадачило коммунистическую администрацию Закарпатья. Пришлось в пожарном порядке, на другой день, проводить съезд местных коммунистов там же, в Мукачеве, который единогласно принял резолюцию о присоединении к Советскому Союзу. Впрочем, почти все местные коммунисты были недавними партизанами, не разбиравшимися в тонкостях партийных программ и вступившими в партию лишь потому, что ее лидером был Сталин, с которым связывалась надежда на воссоединение.

    29 июня 1945 года был подписан договор между СССР и только что освобожденной нами Чехословакией, по которому к нашей стране переходила Карпатская Русь. К сентябрю были ликвидированы чехословацкие органы власти. 22 января 1946 года была образована Закарпатская область в составе Украинской ССР. Была также ликвидирована уния и русины возвратились в православие.

    Увы, не все получилось так, как мечтали многие поколения борцов за единство Руси. Дело было, разумеется, не в том, что Закарпатье составило не союзную республику, а стала лишь обычной областью. Самым трагичным было то, что Закарпатье было отдано Украине. Все русины были переименованы в украинцев, во всех школах «мова» стала обязательным предметом. Русинское движение было поставлено вне закона. Тысячелетняя героическая борьба за сохранение русской идентичности закончилась поражением и украинизацией именно с воссоединением. Таков парадокс политики Сталина - воссоединилась историческая Россия, но попутно было сделано то, что за многие века не смогли сделать венгерские феодалы, австро-венгерские власти и униатская церковь.

    Кстати, русины Румынии также стремились к воссоединению с Россией. Так, 4 февраля 1945 года в румынском городе Мармарош-Сегете состоялся съезд народных комитетов округа, созванный по инициативе 17 русинских сел. 426 делегатов съезда приняли петицию о воссоединении с «Закарпатской Украиной»[13]. Однако Сталин старался не озлоблять в условиях продолжающейся войны власти Румынии, ограничившись закреплением за СССР бывших румынских территорий, присоединенных в 1940 году. В результате представители советской военной комендатуры потребовали от мармарошских русинов подчинения румынским властям.

    В советские годы Закарпатская область Украины быстро развивалась. Область стала одним из самых известных туристических центров в стране. Развивалась наука. Уже в 1946 году был создан университет в Ужгороде. В феврале 1949 года руководство Мукачевской униатской епархии приняло решение о самоликвидации греко-католической церкви в Закарпатье и возвращению к православию.

    Развитие здравоохранения, прекращение заокеанской эмиграции и сохранение традиции многодетности привели к быстрому росту населения Закарпатья. Так, численность русин («украинцев») увеличилась за 1930-1979 гг. с 451 до 899 тыс. человек, почти вдвое. Выросла численность и других этносов Закарпатья. Так, численность венгров возросла с 134 тысяч в 1946 году до 158 тысяч в 1979 году. Впрочем, в 1989 году число венгров чуть сократилось - до 155 тысяч по причине начавшейся эмиграции на Запад.

    В незалежной Украине после 1991 года Закарпатье переживает экономический кризис и эмиграцию. Однако в отличие от других регионов Украины в Закарпатье нарастает возродившееся русинское движение.

    Впрочем, Закарпатье и поныне остается особым краем. Большинство закарпатцев считают себя русинами, несмотря на то, что официальный Киев не признает такого народа. По данным чешской публицистки Г. Немцовой, в начале 1990‑х гг. в Закарпатье пропорция между русинами и украинцами составляла примерно 70% к 30% в пользу русинов.[14]

    Многие закарпатцы обижаются, когда их называют украинцами, а за «хохла» вообще там можно получить в морду. 1 декабря 1991 года, когда на Украине проходил республиканский референдум, в Закарпатье прошел свой областной референдум, на котором 78% жителей высказались за региональную автономию. Вновь возродилось движение против украинской мовы. В ряде школ стали функционировать воскресные школы с русинским языком, в которых изучают историю, географию и искусство русин.

    Попытки создать в области униатскую церковь скандально провалились. Большинство верующих остаются православными, сохраняя верность Украинской Православной Церкви Московского Патриархата. Наконец, на парламентских и президентских выборах самостийники не имели такого успеха, как в Галичине и Киеве.

    Думается, что Карпатская Русь навсегда останется именно Карпатской Русью, а не какой-то там «Закарпатской Украиной». Потому что этот край - тоже Русь.

    Пряшевская Русь

    Исторически частью Карпатской Руси является Пряшевщина, или Пряшевская Русь, то есть те заселенные русинами районы, которые входят в состав современной Словакии. Название субрегиона связано с русинским названием города Прешов (Пряшев), являющегося его центром.

    Топонимика свидетельствует, что восточнославянские племена белых хорватов заселили эти земли с глубокой древности. Среди населенных пунктов восточной Словакии очень много с названием «рус». Можно встретить такие названия, как Руська Воля, Руська Поруба, Руськи Грабовец, Руська Быстра, Руськи Поток.[15]

    В целом история Пряшевской Руси вплоть до 1918 года ничем не отличалась от истории всей Угорской Руси. Правда, процесс ассимиляции русин здесь интенсивнее, чем на территории нынешней Закарпатской области. Мадьяризация и словакизация, стали постоянным фактором, определяющим этническое развитие Пряшевской Руси. О том, как происходили эти процессы, можно судить по данным переписей. Так, в области Шарош в нынешней Словакии в 1720 году русины составляли 70 % населения, в 1782 году - 43,4 %, в 1795 году - 36 %. [16], в 1851 году - 27 %, 1910 году - 22 %. В основном население этого района ословачилось. В восточной Словакии сложилась этноконфессиональная группа «словако-рутенов», то есть униатов русинского происхождения, перешедших на словацкий язык. Всего в восточной Словакии, по данным переписей, с 1841 по 1900 года 176 русинских сел были словакизированы, 37 мадьяризированы, и лишь одно словацкое село стало русинским[17].

    Политика мадьяризации, проводимая властями Венгрии (в состав которой, напомним, до 1918 года входила Словакия), привела к полному разгрому всякого образования на родном языке. Если в 1874 году в восточной Словакии существовали 237 школ с русинским и церковнославянским языками обучения, то к 1906 году их число сократилось до 23[18]. Населенные пункты переименовывались на венгерский лад. Нависла угроза полной мадьяризации местных русин и даже более многочисленных словаков.

    Тем не менее, русинское движение развернулось и на Пряшевщине. Еще в 1850 году в городе Пряшеве Духновичем было создано литературное общество, занимавшееся активной просветительской деятельностью среди русин.

    В 1918 году, под влиянием поражений в первой мировой войне, распалась Австро-Венгрия. Впрочем, границы новых государств, возникающих на развалинах Габсбургской монархии, еще не были определены. 8 ноября 1918 году в Пряшеве русинами была создана Русская Народная Рада во главе с известным русофилом Антонием Бескидом. В своей декларации Рада потребовала для русин самоопределения в этнических границах.

    Вскоре к Раде примкнули и лемки, создавшие в городе Кошице Русский Совет Лемковщины. В январе 1919 года после слияния обеих организаций была создана Карпато-русская Народная Рада. Однако в условиях царящего на землях прежней Австро-Венгрии хаоса, опасаясь венгерского реванша, и охваченной Гражданской войной России (что сразу сделало невозможным присоединение к ней), русинские органы самоуправления предпочли присоединиться к только что созданной Чехословакии. Славянская страна с достаточно развитой экономикой, словацкое происхождение многих лидеров этого государства - все это логично привело русинских деятелей, в том числе русофилов, к «чехословацкому выбору». В заявлении Карпато-русской Народной Рады прямо говорилось, что русины желают присоединения к Чехословакии, «поскольку присоединение к единой России неосуществимо»[19].

    Многие русинские деятели и после большевистской революции продолжали надеяться на присоединение к России, после наведения там «порядка». С большевизмом русинские деятели столкнулись быстро у себя дома, когда в период недолговечной Венгерской советской республики летом 1919 года части Венгерской Красной армии заняли значительную часть Словакии. Хотя Советская республика просуществовала лишь 133 дня, русинские лидеры, боявшиеся не столько большевизма, сколько возвращения венгерского господства, окончательно стали сторонниками Чехословакии.

    Но после создания автономной Подкарпатской Руси Пряшевщина оказалась в составе Словакии, другой автономной части Чехословакии. Русины были на Пряшевщине меньшинством, и их словакизация продолжалась. Многие русины, демонстрируя свою лояльность государству, называли себя «чехословаками». В 1930 году, согласно переписи, на территории Пряшевской Руси, проживали 422 тысяч «чехословаков», 94 тысячи русин, 102 тысячи венгров. По вероисповеданию почти 200 тысяч человек были униатами. Таким образом, именно в эту цифру можно определить количество русин на Пряшевщине.

    В 1921 году в Пряшеве была создана Русская Народная партия, лидеры которой требовали изменения административных границ между Подкарпатской Русью и Словакией, а также ведения русского языка в школьное образование и делопроизводство в русинских районах. Только в 1936 году в Пряшеве была открыта гимназия на русском литературном языке.

    Когда в Подкаратской Руси в октябре 1938 года сформировалось правительство А. Бродия, то одним из первых заявлений его в качестве премьера было высказывание о необходимости объединения русинских районов восточной Словакии и Подкарпатской Руси. Но вскоре после смещения правительства А. Бродия и прихода к власти украинофилов А. Волошина стремление пряшевских русин к воссоединению заметно угасло. 22 ноября 1938 года на заседании Русской Народной Рады в Пряшеве 15 из 17 депутатов проголосовали против объединения.

    Словакия в марте 1939 года провозгласило отделение от прежней Чехословакии, став формально независимым государством (а фактически сателлитом Германии). Русины Пряшевщины отнеслись к новоявленному «государству» враждебно, занимая просоветские позиции, или надеясь на восстановление порядков прежней Чехословакии. Русины Пряшевщины, например, активно участвовали в партизанском движении. По меньшей мере 700 пряшевских русин сражались в рядах чехословацкого корпуса генерала Людвига Свободы. Однако после освобождения русины остались в составе возрожденной Чехословакии, в которой были официально переименованы в украинцев. Часть русин и украинцев Пряшевщины выехали в СССР. Среди выезжающих в СССР 11 672 человек объявили себя украинцами (возможно, под нажимом как чехословацких, так и советских властей) и 12 679 человек считали себя русинами. Но расселены русины и украинцы из Чехословакии не в Закарпатье, а в Волынской и Ровенской областях. Выехали самые активные и идейные, и поэтому русинское движение Пряшевщины сразу ослабло.

    После прихода к власти в Чехословакии коммунистов началась масштабная украинизация восточнословацких русин. Само слово «русин» было объявлено «реакционным» и запрещено. Результатом стало усиление ассимиляции. В 1961 году в восточной Словакии лишь 35 тысяч человек определили себя как украинцы. В 1980 году украинцев стало 47 тысяч. Остальные стали «словаками», раз уже запрещено было считаться русинами. Верующие, относящие себя к Греко-католикам (то есть униатам) составляли около 5 % населения.

    В период «Пражской весны» 1968 года украинизация была смягчена, и русинское движение сразу оживилось. После падения социалистического режима и нового распада Чехословакии словацкие русины стали заметной политической и культурной силой в Словакии.

    По данным переписей, в Словакии в 1991 года проживали - 17 197 русинов и 13 211 украинцев, в 2001 году - 24 201 русинов и 10 814 украинцев соответственно. Русинский язык в качестве родного назвали более 50 тысяч человек. Несравненно более показательны данные по религиозному составу населения Словакии.

    Общее число униатов в Словакии, согласно переписи 2001 года, составляло 220 тысяч человек. Примерно 50 тысяч верующих насчитывает Православная церковь Словакии. Следовательно, 270 тысяч - именно такая численность русин Словакии. В Прешовском крае (то есть землях Пряшевской Руси) православные насчитывают 4 % населения.

    Увы, как и везде, куда проникало украинство, следовал раскол. Так и в нынешней Словакии идет резкая конфронтация между «Русинской Обродой» и «Союзом русино-украинцев Словакии».

    Русины в Словакии имеют свою прессу, программы местного радио на русинском языке, музей современного искусства А. Варгола в городе Медзилаборце и драматический театр имени А. Духновича в г. Прешов (Пряшев). С 1997-1998 учебного года русинский язык наряду со словацким стал языком преподавания в некоторых начальных школах северо-восточной Словакии.

    Итак, в отличие от южнобуковинских русин Румынии, постепенно исчезающих на глазах при полном равнодушии властей Украины, у пряшевских русин определенно есть будущее и именно благодаря своей русинской идентичности.

    Сергей Лебедев, Русская народная линия

    Рейтинг: