ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют

К проблеме гражданства коренных жителей Подкарпатской Руси

    23 сентября 2018 воскресенье
    Аватар пользователя Нискореный русин

    В соответствии со ст. 2 Протокола к договору «О Закарпатской Украине…» право на оптацию было предоставлено только «лицам словацкой и чешской национальности, проживающих (имеющих постоянное место жительства) на территории Закарпатской Украины в сроки до 1 января 1946 г. К таким лицам приравнивались « юридические лица, которые с точки зрения национальной принадлежности их правовых органов, существовавших до оккупации, следует рассматривать как чехов и словаков»

    После получения разрешения на оптацию на протяжении 12 месяцев оптанты должны были переселиться в государство, гражданство которого они приобретали. Со временем под давлением армейских кругов право на оптацию было расширено на русинов, воевавших с фашизмом в частях корпуса Л.Свободы

    Оптация осуществлялась « в соответствии с существующим законодательством СССР и становилась действительной только с согласия властей Союза ССР

    Правовой основой кроме межгосударственного договора на территории Чехословакии стал конституционный Декрет президента ЧСР от 24 августа 1945 г. № 60 Сб. и правительственное распоряжение от 24 августа 1945 г., № 61 Сб. « О подготовке оптации в соответствии с договором между ЧСР и СССР « О Закарпатской Украине» от 29 июня 1945 г.»

    На основании приведенных документов оптант должен был подать соответствующее заявление, в приложении к которому он должен был предоставить документы о чехословацком гражданстве и национальности на дату 29 июня и его постоянном месте жительстве (или же документы о домовом праве). Военнослужащие и бывшие военные (русины) были обязаны предоставить документы об их участии в войне против Германии в рядах Чехословацкой армии и своем родственном положении. В состав документов входили документы о семейном состоянии (холостой, женатый, разведенный) и имена членов семьи на которых распространялось разрешение на оптацию. Оптация вступала в силу после согласия министерества внутренних дел или им поверенного органа государственной власти. На основании вышеуказанного согласия оптант получал на руки удостоверение, в котором были приведены и имена родственников, на которых распространялось разрешение на оптацию.

    В ноябре 1945 г. была образована Смешанная чехословацко-советская ликвидационная Комиссия с местом нахождения в Праге и Ужгороде. Ее задачей было урегулирование проблем гражданства чехов и словаков в Подкарпатской Руси и русских (русинов) и украинцев в Чехословакии. На практике оказалось, что Комиссия вынуждена была заниматься главным образом проблемой оптации чехословацкого гражданства русинами, желавшими во что бы то не стало сохранить свое чехословацкое гражданство.

    Чехословацкая сторона полагала, что заявления на оптацию будут подаваться министерству внутренних дел ЧСР. Наоборот, советская сторона требовала, чтобы решение об оптации принималось смешанной чехословацко-советской Комиссией в Ужгороде. Комиссия, учрежденная на основании договора, начала свою работу с 22 ноября 1945 г. (после ратификации договора Временным парламентом ЧСР), что вызвало задержку в подаче заявлений и принятия по ним решений. Это стало одной из причин ноты МИД Чехословакии о продлении сроков на оптацию до 1 июля 1946 г.. Советская сторона с продлением сроков согласилась, но только вначале до 1 марта, а затем до 1 апреля 1946 г.

    На практике оптация началась 11 декабря 1945 г. прибытием транспорта из Чехословакии на Подкарпатскую Русь с 97 лицами оптировавшими в советское гражданство. В сопроводительном письме Совета граждан Закарпатской Украины (Прага 5, на Житной 13) от 4 декабря 1945 г. в соответствующие органы приводилась просьба о содействии «репатриантам», которые со всем своим движимым имуществом «навсегда» возвращаются на Закарпатье (по видимому здесь речь шла не об «репатриантах», а только об «оптантах»).

    Это был, пожалуй, единственный случай действительно добровольной оптации граждан Подкарпатской Руси проживавших в Чехословакии. В последующем ситуация обострилась. Советские власти потребовали вернуть всех лиц происхождением из Подкарпатской Руси, которые не получили подтвержения на оптацию. Более того, представители советских властей не признавали право русинов подавать заявления на оптацию на территории Чехословакии.

    Такие лица насильно концентрировались в советских репатриационных центрах на территории ЧСР. Из них, под конвоем военных, их возвращали в советское Закарпатье как репатриантов. По информации МВД ЧСР от 26 августа 1946 г. 1800 человек, которые не получили разрешение на оптацию только с большим трудом удалось «репатриировать» 320 человек, место пребывания остальных числилось как неизвестное. Одной из причин такого состояния стал факт, что 6 отделение МВД ЧСР репатриационной Комиссии вернуло документы заявителям, заявление которых на оптацию было отклонено и им на руки был выдана справка из которой следовало, что « до окончательного решения о разрешении на оптацию заявитель считается гражданином ЧСР» (по инерции чисто бюрократический подход) В этой связи министр МВД ЧСР издал распоряжение, что разрешение на гражданство ЧСР не может быть выдано без соответствующего согласия советских органов и информация о заявителях, которым отказано в оптации должна быть направлено в отделение «З» МВД ЧСР, с целью их доставки в сборные лагеря для недопущения их уклонения от перемещения на территорию СССР (Закарпатскую Украину)

    Возвращение репатриантов из ЧСР в начале 1946 г. обеспечивал уполномоченный представитель правительства СССР в Праге. В январе-июле 1945 г. этот пост занимал подполковник Деев, которого в августе 1945 г. заменил подполковник Кувыркин. С их помощью к 1 январю 1948 г. насильно в Зак. Укр-ну было возвращено 1073 репатриантов.

    Соответственно из территории Зак. Укр-ны в ЧСР список оптантов составил в 1946 г. 223 человека (двумя транспортами 5 июня и 23 августа 1946 г.)

    Позже председатель облисполкома И.Туряница утверждал, что эти транспорты отправлены на его ответственность и по его приказу, но поскольку чехословацкая сторона не была готова принять эти транспорты, дальней выезд оптантов приостанавливается

    На местах, по утверждению уполномоченного чехословацкого представителя в Ужгороде Эрвина Полака реализации оптации всячески препятствовали: информационный вакуум (запрет на публикацию возможности оптации) , ограничения в передвижении полномочного представителя, ссылка на неготовность чехословацкой стороны принять транспорты с оптантами и отсутствием «инструкций из Москвы» и пр.

    Общее кол-во семей оптировавших из Под. Руси в 1945-47 гг. составило 1551 г.(что представляло коло 5 000 человек). Сюда не включены лица подавших заявления на территории ЧСР. Уже 26 августа 1946 г. МВД ЧСР зафиксировало 19 000 заявлений на оптацию. Из них оно успело принять решение по 2.500, при этом кол-во отклоненных заявлений составило прибл. 1800. Преимущественно заявления на территории ЧСР поступали от служащих (русинов) Чехословацкой армии и их семей.

    Общее кол-во оптантов из Под. Руси составило прибл. 20 000 человек. Советские органы приводили кол-во оптантов только тех, которые подали заявления Комиссии в Ужгороде и которые отбывали организованными ж.д.транспортами (прибл. 5000 человек). Сюда не включены нелегально перешедшие границу, фальсифицировали документы, официально выехали с целью навестить родственников, но обратно уже не вернулись и пр.

    Масштабы нелегального перехода границы впечатляют, только по официальным данным из одного Хуста к 21 октября 1946 г. таких лиц насчитали 428 плюс 47 человек из района, но точное их кол-во сложно даже угадать.

    Происходила массовая фальсификация документов о постоянном месте жит-ва на территории ЧСР (например, адвокатская контора в Праге док-ра Иванчо не только оформляла заявления на оптацию, но и снабжала заявителей фальшивыми документам), греко-католические священники выставляли фальшивые свидетельства о рождении, на основании которых их владельцы были включены в списки жителей сел и городков, что им помогло в получении гражданства

    Сразу же после ратификации Временным парламентом ЧСР договора « О Закарпатской Украине» СССР закрыл через государственную границу свободное перемещение лиц. Такое мероприятие застало врасплох и многих оптантов, которые невзирая на то, что уже имели на руках разрешение на выезд не могли вернуться в ЧСР. Лишившиеся (уволившиеся) работы, распродавшие свое имущество они вынуждены были перебираться через границу нелегально. Большая часть из них была задержана при переходе границы, осуждена (за нелегальный переход) и отправлена в лагеря ГУЛАГ

    Судами только в Ужгороде было рассмотрено около 150 дел (большинство из них оптанты).

    В конце 1946 г (31 октября 1946) МВД ЧСР издало распоряжение № 352-4/1946/- III/3 (дсп) : «…все лица, имеющие или не имеющие домовое право на территории ЧСР происхождением из Подкарпатской Руси если они не прошли процедуру оптации, возвращать в СССР». В качестве примера выполнения такого распоряжения может служить случай, когда 23-25 ноября 1946 г. в Снине (Словакия) задержаны четверо жителей Под-ой Руси: Бакайса, Копка, Брызниця и Караман , которые в окрестносях Убли перешли нелегально границу. В качестве оправдания все они привели факт, что их заявление как словаков на оптацию было отклонено. Всех их вернули на советское Закарпатье где они были осуждены.

    По источникам ЧСР официально из Под-ой Руси оптировало 5 377 человек, и по различным оценкам около 15 000 нелегальным путем…

    Рейтинг: 
    Загрузка...