ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют
Єдина Країна! Единая Страна! United Country

Если Саакашвили придет к власти, будет Ночь Длинных Галстуков

Придет ли, впрочем, Саакашвили к власти? Сомнительно
Придет ли, впрочем, Саакашвили к власти? Сомнительно

При упоминании имени Саакашвили у каждого украинского политика уши становятся торчком, а шерсть — дыбом. Его ненавидят. Его боятся заранее — так, как его уже по факту боялась коррумпированная грузинская элита.

Саакашвили — это паровой каток. В этой стране договорняков и компромиссов этот каток сначала проедет, а потом будет спрашивать. Договориться с ним невозможно — не в том смысле, что он не способен к политическому маневру, — вовсе наоборот, очень долго Саакашвили играл роль почти послушного инструмента в руках президента Порошенко, и когда, например, мочил Одесский припортовый завод, то он склонял на все стороны имя Мартыненко (который работает кошельком у премьера Яценюка) и обходил стороной имя Кононенко, выполнявшего на заводе аналогичную функцию для президента Порошенко.

Проблема в том, что Саакашвили не будет частью системы, он ее замочит. Если Саакашвили придет к власти, будет Ночь Длинных Галстуков.
Хорошо ли это? Не знаю. До выборов в Грузии 2012 года мне казалось, что хорошо, а теперь я понимаю, что не знаю. Реформы в демократическом обществе предполагают консенсус общества по поводу этих реформ, а консенсус в обществе, прежде всего, предполагает одобрение хотя бы части элиты.

Придет ли, впрочем, Саакашвили к власти? Сомнительно. Рейтинг его партии (еще не созданной) растет как на дрожжах, однако украинская политическая ситуация крайне фрагментирована. Только на поле популизма у Саакашвили есть два мощных конкурента — Тимошенко и Ляшко, а обещания понизить тарифы любезней сердцу обывателя, чем обещания бороться с коррупцией.

Саакашвили никогда не получит на Украине того ошеломляющего 90%-ного мандата доверия, который он получил в Грузии в 2004 году и который позволил ему ломать Грузию через колено.

К тому же есть еще один — важный — момент. Осенью предстоят парламентские выборы в Грузии. Разочарование грузинского плебса в выбранной им партии «Грузинская мечта» неописуемо и огромно — цены на бензин не упали, пенсии не поднялись, и вообще, кто бы мог подумать! — грузинского избирателя цинично кинули.

Разочарование это, однако, не означает триумфального возвращения националов во власть. Все их главные лидеры сидят в тюрьме или убежали за пределы страны; их бывшие сторонники сдались на милость победителей или потеряли бизнес. «Грузинская мечта» сделала все, в чем она обвиняла своих врагов, и власть она так просто не отдаст.

К тому же и избирателю, которого развели, как лоха, вовсе не улыбается признавать себя лохом. Если он проголосует за националов — то получится, что вроде как это он дурак. Гораздо приятнее повторять себе, что националы были плохие и что все про них «мечтатели» говорили правильно, вот только — какая незадача — и сами «мечтатели» оказались так себе.

А ведь денег у «националов», напомню, нет. Деньги есть у «мечтателей». Потому что, когда ты берешь бизнесмена и отдаешь ему лакомый подряд, ты, конечно, ухудшаешь состояние общества. Но при этом ты делаешь бизнесмена обязанным себе, и часть денег от этого подряда он без всяких просьб потратит на выборы, чтобы сохранить существующее положение дел. И чем беднее будет при этом избиратель, тем больше он будет благодарен бизнесмену за 100 лари или 500 гривен. Это правило, которое равно действует и в Сицилии, и в Кахетии, и в Кривом Роге.

В этих условиях победа на выборах в Грузии возможна. Но она требует максимальной концентрации сил всей команды Саакашвили. Нельзя вести две избирательных кампании с максимальной отдачей в максимально неблагоприятной среде. Какая-то из них будет проиграна, а согласитесь: если Саакашвили продует на выборах в Грузии, вряд ли это улучшит его электоральные перспективы на Украине.

В итоге, скорее всего, дело закончится созданием крупной фракции в парламенте, то есть появлением еще одной корпорации на избирательном рынке страны. Другое дело, что в парламенте Саакашвили будет действовать в качестве стрекала, подгоняя страну в правильном направлении.

Но самое поразительное, что она и так движется в правильном направлении: куда медленнее, чем хотелось бы участникам Майдана, но куда быстрее, чем можно было бы ожидать, и главной причиной этого является беспощадная дарвиновская конкуренция.

На Украине власть есть деньги, а деньги есть голоса, но на Украине нет единого центра голосов, власти и денег. На Украине нет рынка в экономике, но есть рынок в политике. При рынке в политике каждый политик, который мочит своего конкурента, действует в собственных интересах, но в результате увеличивает степень общей свободы.


Интернет-издание
UA- Reporter.com