ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют
Єдина Країна! Единая Страна! United Country

Ющенко и Тимошенко превращаются в политических врагов

Тактично переждав все военные события в Грузии, Юлия Тимошенко вышла из «отпуска» и «взорвала» информационное пространство. Правда, практически все ее ответы на вопросы журналистов о выпадах президентского Секретариата в ее адрес сводились к одному – «сам дурак».Так было и с Сардинией, и со сдачей национальных интересов, и с Черновецким, и с ее временным отсутствием. Об этом в интервью корреспонденту ForUm’а заявил политолог, президент центра социальных исследований «София» Андрей Ермолаев.



Андрей Ермолаев считает, что этот «обмен любезностями» между Ющенко и Тимошенко свидетельствует о том, что Президент и премьер превращаются из политических конкурентов в политических врагов. Об этом и своем видении политической ситуации в стране он рассказал в интервью корреспонденту ForUm’a.



- Андрей Васильевич, Ющенко вновь не упускает случая жестко покритиковать Тимошенко. А на днях и замы Балоги и советники Президента отпускали шпильки в адрес премьера. Что это - обычное обострение отношений Президента и премьера или подготовка к выборам и отставке Кабмина?



- Я считаю, что обвинение премьер-министра в том, что она предает государственные интересы – это далеко уже не шпилька. Оно серьезно отличается от предыдущих уколов и язв, связанных с экологической, социальной, региональной политикой. Одно дело конкурировать с правительством в отношении симпатий электората разных социальных групп, в том числе представляющих украинские интересы. А уж совсем другое дело обвинять руководство Кабинета Министров в измене государственным интересам. Я думаю, что если это и политическая технология, то она может бумерангом ударить по репутации и власти самого Президента.



На мой взгляд, это обострение отношений свидетельствует о том, что Ющенко и Тимошенко из политических конкурентов превращаются в политических врагов. И для этого есть основания не только психологические – взаимная неприязнь, недоверие, но и доктринальное. Я хочу обратить внимание, что сейчас по целому ряду вопросов внешней и внутренней политики, подходов к организации социальной политики Ющенко и Тимошенко существенно расходятся. Внешняя политика: Ющенко – евроатлантист, Тимошенко и ее команда – европацентристы. Внутренняя политика: Тимошенко – социал-популист, использующий бюджет в качестве прикупа. Ющенко, несмотря на свои «попсовые» требования ксоциальной политике, более либерален и постоянно говорит о некоем социально-экономическом реализме. Что отражается, естественно, на его оценке бюджетных предложений правительства и бесконечных спорах как правильно тратить деньги. Экономическая политика: Тимошенко допускает активное, даже жесткое вмешательство государства в частную собственность с точки зрения распоряжений ею. Ющенко в этом отношении - классический либерал, для которого частная собственность – священное понятие независимо от его происхождения. В плане управленческом хотя и Ющенко и Тимошенко присущи некие волюнтарные методы управления – эгоцентричные, Ющенко, скорее, волюнтарист-помещик, а Тимошенко мне больше напоминает такого жесткого руководителя большой бизнес-корпорации. Правда, так получилось, что в эту бизнес-корпорацию превращено все государство. Поэтому это не просто спор двух амбициозных политиков, борющихся за власть. Это конкуренция в разных подходах к власти, государственной политики, внешнеполитическим ориентирам. А в идеологическом плане мы видим схлестывание национализма и популизма, которое только приводит к обострению борьбы. Я уверен, что в ближайшее время это приведет к обвалу власти и по видимому нас все-таки ожидают досрочные избирательные кампании – как парламентские, так и президентские. Выхода из этой ситуации я не вижу. По всей видимости, в ближайшее время нас ждет окончательный распад коалиции, уже формальный, во-вторых, вероятность создания каких-либо новых коалиционных альянсов –широких, суженных, как мне кажется не существует – кавказская война поставила на этом жирный крест. Если как вариант это было возможно в июне, то в сентябре стало невозможно. Компроматные войны окончательно разрушили не только имиджевые характеристики Ющенко, как лидера Майдана, но и Тимошенко, как демократической альтернативы. Все, что касалось негативных оценок старого режима Кучмы, полностью перенесено и органично смотрится уже в новом «оранжевом» режиме.



Подводя черту: по всей видимости, осень 2008 года - это последняя осень «оранжевого» режима.



- То есть, осенью возможна отставка Тимошенко, и появятся предпосылки к новым перевыборам в парламент?



- Я не исключаю того, что попытка отставки правительства будет по тем причинам, которые формулируются и Президентом и его командой. Здесь и сдача государственных интересов, и оценка неэффективности политики – это все аргументы против правительства. И если в июле отставить правительство не удалось, то в сентябре возможна попытка создания такого не формального объединения «Анти-Юля» в Верховной Раде для одного голосования. Но я не исключаю, что сама Тимошенко может сделать «ход конем», пользуясь невысокой популярностью Президента, и тем, что критика в ее адрес пока не доказана силовыми структурами – я в данном случае говорю о критике как о предателе государственных интересов. Поэтому она может и уйти из власти, обвинив Президента в революции, в предательстве демократической политики, и тем самым форсировать события. Уход Тимошенко однозначно будет означать автоматическое начало избирательной кампании. Тут парадокс в том, что формально-юридического выхода в политике не будет. Но можно вспомнить 1993 год, когда политические элиты под жестким социальным давлением принимали политическое решение о проведении досрочных выборов. Так вот 2008 год, конечно, не похож на 1993, но я не исключаю, что решение о досрочных выборах, связанных с кризисом президентской политики и развалом парламента, тоже будет политическим.



- Некоторые эксперты заговорили о возможной процедуре импичмента Ющенко за его позицию по Грузии. По-вашему мнению, это возможно? Как Вы в целом оцениваете позицию украинского руководства по ситуации в Грузии и Южной Осетии?



- Прежде всего, мне кажется, что Виктор Ющенко, имея полномочия Президента, как Главы государства на проведение внешней политики, монополизировал ее. Его полномочия были бы полноценны, если бы деятельность государства по внешней политике была бы доктринально обеспечена.



К сожалению, по состоянии на сейчас внутренних коллизий, споров законодательства, регламентирующих содержание внешней политики, у нас нет. Есть отдельные законы, которые часто спорно и неоднозначно формулируют направления. Можно вспомнить споры вокруг евроатлантичской интеграции. Одним законом, одним положением, часто с кривотолками эта тема до сих является предметом дискуссий. Законодательства по основам внутренней и внешней политики в Украине нет. Есть законодательство, регламентирующее использование инструментария. А содержания, к сожалению, нет. В этой ситуации Президент, наделенный государственными полномочиями, обязан согласовывать свои инициативы и решения с законодателями, учитывая вот этот законодательный вакуум. Наш же Президент пошел другим путем: он не просто предлагает решение, а принимает его, игнорируя законодательный вакуум, и не учитывая позиции законодательства. Почему? Тут тоже можно говорить о факте «де факто» монополизации внешней политики.



Что касается юридического толкования: превышаются эти полномочия или нет – тут мне говорить сложно. Это, скорее, вопрос к специалистам. Это политика так и будет выглядеть спорной. Ясно одно: Президент монополизировал право толковать внешнюю политику и принимать решения, игнорируя законодательный орган.



Что касается импичмента: несомненно, импичмент – та политическая процедура, для которой должны быть формальные юридические основания. Если, действительно, юристам удастся доказать, что действия Президента во внешней политике являются не только «технической» монополией, но и правовым нарушением, тогда эта постановка может получить поддержку парламента. Я думаю, что дополнительными аргументами для рассмотрения вопроса об импичменте будет и история с отравлением. По этой теме я жду еще много скандалов. Есть еще один момент, который может подтолкнуть законодателей к рассмотрению этого вопроса. Есть еще одна масштабно-резонансная проблема – не соблюдение Президентом тех требований к полномочиям, которые он имеет как Глава государства. Он – гарант соблюдения Конституции. Он - гарант, обеспечивающий соблюдение прав и свобод граждан. Он эти полномочия реализовал в 2007 году, когда принимал решение о первых досрочных парламентских выборах. Эти решения до сих пор спорные и сомнительные, тем не менее тогда Президент апеллировал именно к этому статусу. В нынешней ситуации мы имеем несколько прецедентов, когда он, наоборот, не исполняет свои обязанности, как гаранта Конституции и гаранта конституционных прав и свобод. Я в данном случае говорю об истории с гражданством господина Жвании. Эта резонансная проблема подорвала, как мне кажется, репутацию государственной власти в Европе. И я имею в виду ситуацию, которая возникла в Украине в связи с обвинением премьера в измене государственным интересам. Если они обоснованы и звучат от президентской команды, Ющенко обязан отреагировать на это как Глава государства, который печется о национальной безопасности. Как может исполнять обязанности правительство, которое подозревается в сотрудничестве с другой страной? Такие моменты, как мне кажется, будут дополнительным аргументом в постановке вопроса об импичменте. Но коллизия состоит в том, что импичмент может быть рассмотрен и даже может быть предпринята попытка начать эту процедуру. Я скептик в отношении ее реализации. У нас нет полноценного законодательства в отношении этой процедуры. Двояко толкуется положение Конституции. Понятно, что она может быть скорее политическим актом парламента, нежели реальными действиями. Поэтому, повторюсь, импичмент как политическое давление парламентариев на Президента возможен, но как законодательные процедуры, которые завершатся отстранением Ющенко, маловероятен. Скорее вероятно другое: политические решения о возможных досрочных выборах, учитывая обвальный кризис власти и политические конфликты, которые будут возникать осенью и в самом парламенте и в отношении правительства, и в отношении Президента, которого критикуют за его внешнюю и внутреннюю политику.



- Андрей Васильевич, оцените нынешний уровень украинско-российских отношений в контексте новых требований Президента по ЧФ РФ и прочих конфликтных моментов?



- К сожалению, за несколько лет мы прошли путь от стратегического партнерства к состоянию, когда Украина и Россия становятся геополитическими противниками. Я считаю эту ситуацию спровоцированной, даже в какой-то степени, организованной, потому что противостояние украинской и российской правящих элит стало лишь частью большой постановки, которая разворачивается в последние годы, и кульминация которой приходится сейчас на кавказский конфликт и в перспективе может коснуться спровоцированного противостояния Евросоюза и России – к чему все и идет, учитывая напряжение в черноморском регионе.



Конфликтность Украины и России сегодня используется как весомый аргумент в этой большой глобальной постановке. Все эти события имеет смысл рассматривать как звенья одной цепи в свете развернувшегося глобального финансового кризиса. К сожалению для нас, украинское руководство реализует политику, которая усиливает, катализирует это противостояние.



На мой взгляд, политика Ющенко, политика евроатлантической интеграции является неэффективной и крайне конфликтной. Конечно же, эти оценки не оправдывают политики Москвы, которая все больше превращается в новый имперский центр. Но эта ситуация говорит, прежде всего, о том, что Украина должна научится работать и проводить политику не просто с идеализированными демократиями или «демонизированными» соседями, а в отношении новых имперских центров. Она должна понимать, что ни один из этих центров не является благотворительным фондом – ни Россия, ни Евросоюз, как молодая аристократическая империя, ни тем более США. Кроме того, Украина должна избежать скатывания к национализму, не повторять ошибок, которое совершило осетинское руководство, которое использовало национализм как инструмент противостояния и вверглось в гражданскую войну.



Если евроатлантическая политика не будет реформирована, если Украина не вернется к идее активного нейтралитета, то я боюсь, что нас ждет эскалация противостояния как в политической, так и экономической сфере. Нас ждет очень жесткая торговая война с Россией, где она будет выступать как сторона, которая отвоевывает украинскую экономику, как сферу своего влияния, и будет бороться за более толерантную украинскую внешнюю политику в том числе и методом влияния на избирательные кампании. Об этом уже говорят украинские политики-эксперты. И нас ждут несколько лет очень тяжелых «заморозков». Я не исключаю варианты конфликтов. Спровоцированное противостояние Украины и России имеет своей целью переделить нашу страну. Я хочу обратить внимание на то, что оценки украинско-российский конфликт в контексте Грузии прозвучали прежде всего от западных экспертов, тем самым спровоцировав дискуссию и истерию в украинской экспертной среде. Я рассматриваю это тоже как часть постановки, к которой нужно относится очень критично и осторожно.



Что стоило бы делать? Прежде всего уравновесить отношения с Россией, отказаться от эскалации конфликта и обеспечить реализацию уже в этом году большого договора о дружбе, возможно, серьезно поработав над его содержанием, и учтя уроки из ситуаций с ЧФ. Кроме того, обменятся взаимными гарантиями в отношении безопасности и территориальной целостности и подтвердить соглашением действия ЧФ до 2017 года, но не далее. То есть договориться, что это соглашение будет действовать только до 2017 года. Вернуться к идее подписания долгосрочного экономического договора, который бы сопровождал реализацию большого политического договора. В 1997 году была инициирована десятилетняя программа экономического сотрудничества в контексте большого договора 1997 года. Такая же программа нужна Украине и России на следующие 10 лет. И гарантией того, что Украина ограничит себя, защитит от имперских амбиций России будет ее нейтральный статус, который в свою очередь будет обеспечен только в случае если Украина до 2009 года займется серьезными реформами в отраслях, связанных с высокотехнологическим производством, вернется к политике активного инвестирования в передовые сферы. Потому что это является основой для модернизации оборонного комплекса. Мне кажется, что умеренная милитарность , связанная с современной боеспособной высокотехнологичной армией будет реализована при условии, что будет развиваться на основе заимствования чужого опыта. Я думаю, этот комплексный подход должен носить среднесрочный характер. Если говорить о долгосрочном характере – Украина, как никто другой, должна быть заинтересована в поэтапном формировании глобальной системы безопасности. Блоковый принцип безопасности себя полностью дискредитировал. Об этом свидетельствует непростая ситуация в НАТО и тот фактор, что блоковый характер организации безопасности сейчас становиться угрозой стабильности для внутреннего спокойствия нейтральных государств. Поэтому, как мне кажется, Украина должна инициировать и участвовать в международных переговорах по переустройству глобальной безопасности, чтобы сочетались принципы глобального с принципами сетевой региональной кооперации. Только в этом случае будут гарантии и ответственности оперативного реагирования, отказ от идеологической основы блокирования. Переход к прагматичному региональному - это путь к современному, это серьезный интеллектуальный и дипломатический вызов. Потому что украинская элита часто реагирует на чужие рецепты, но почему-то избегает их, а, может, просто не способна вырабатывать свои.



- Тимошенко обвинили в том, что за спиной Ющенко она договорилась о поддержке России на выборах. Это реально или очередные домыслы?



- Во-первых, Москва большая, и с кем говорила госпожа Тимошенко, и что ей обещали – я не знаю. Несомненно, что Юлия Тимошенко, как и многие наши украинские политики, учитывает интересы Москвы в своих политических планах. Потому что влияние Москвы и российского капитала очень высоко. Но мне кажется, что то, что сейчас прозвучало от Секретариата, больше похоже на фобии, связанными с теориями заговора. Особенно если посмотреть на список названных фамилий людей, которые участвуют в неких штабах, на суммы, зарезервированные на выборы и уж тем более учитывая, что это заявление подрывает репутацию и имидж стран.



Нас еще ждут очень серьезные встречные действия и заявления российской власти, которая, как мне кажется, не будет молчать. Думаю, что Тимошенко в своей политике стремится к российскому фактору. Об этом говорят ее более осторожные, «европоориентрированные» инициативы, более аккуратная политика в отношении учета российских интересов, связанных с учетом российских лоббистских интересов. По всей видимости, Тимошенко рассчитывает, что Россия увидит этот расчет. Но, я думаю, что российское руководство, увлекшись имперскими подходами, не будет делать ставок на кого-то одного. Поэтому теория заговора выглядит маловероятной. Российское руководство, скорее всего, будет разыгрывать более сложную комбинацию, и им не нужен один победитель. Им нужен более комплиментарный расклад украинской власти. Более того, мне кажется, что российские политики не откажутся от идеи «размягчения» Украины и последовательной федерализации. Это другая политика. Так что, возможно, Тимошенко и рассчитывает на поддержку, но, скорее всего, это расчет чисто политического плана и, думаю, что он не оправдает себя в полной мере.



Лера Нежина, «ForUm»



UA-reporter.com


Интернет-издание
UA- Reporter.com