ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют

Подкарпатская Русь - новая интеграционная идеология

    19 августа 2018 воскресенье
    Аватар пользователя rusinija

    Крах украинской системы, а возможно и Украины
    Примерно три поколения русинского народа, жившие при советском строе и видевшие мир через «советские очки», выстроили для территории русинов на юг от Карпат свой особый мир, но он так и не смог оторваться от своих исторических корней в Центральной Европе. Он так и не смог прижиться с Украиной. Хотя период СССР запомнился не только аннексией Подкарпатской Руси. В Закарпатье была создана большая техническая и социальная система, соответствующую природным и ресурсным условиям Закарпатья, и эта система была эффективной.

    Но в последние тридцать лет поколения, которые стали господствовать на общественной арене Украины, эту систему осмеяли, оклеветали – и разрушили. Это прошло почти незаметно, потому что было поистине общим делом: кто-то уничтожал, кто-то этому аплодировал, остальные наблюдали апатично. Оказывается, что систему, которую наши нынешние поколения получили в наследство, оклеветали и уничтожили, ничем не заменили. Ничего лучшего или примерно такого же не построили!
    Такие вещи даром не проходят. Надо пережить беду как наказание, совместно обсудить корни наших ошибочных установок – и начать восстановление или новое строительство. Другого разумного способа не видно.

    Разрушено и разворовано практически все!!! Люди сейчас понимают, что они утратили с советской властью. Капитализм плохо прижился в Украине.
    Сущность «цветных революций» состояла в том, что одна часть правящей элиты использовала массовое недовольство против другой. Оппозиционеры сами являлись выходцами из лагеря власти, имели влиятельных союзников в бизнес-сообществе и отнюдь не стремились что-либо менять в общественном устройстве. Вся их революционность сводилась к готовности нарушить правила, по которым ранее развивался политический процесс. Административному ресурсу, который применяла правящая группировка, они противопоставляли обращение к массам и способность вывести народ на улицы. Люди с готовностью откликались на призывы оппозиции: социальное недовольство дошло уже до точки кипения. Однако секрет «цветных революций» состоял не в умении оппозиционеров вывести толпу на улицы, а в их способности потом эту толпу контролировать и с улиц удалить, как только «серьезные люди», рассевшись по кабинетам, займутся своими делами. Ключевым элементом переворота была не мобилизация масс, а, наоборот, демобилизация. В противном случае «цветная революция» могла превратиться в настоящую революцию безо всяких красивых прилагательных. А это никак не входило в планы политтехнологов.

    Надо признать, что на первых порах все получалось замечательно. События развивались почти по плану. Но оставалась одна проблема, которую новая власть не могла и не собиралась решать: социальные проблемы, вызвавшие народное недовольство никак не решались. Ненавистная большинству людей система оставалась неизменной.

    Более того, смена власти как раз и производилась для того, чтобы эту систему укрепить, заменив «некомпетентных менеджеров», составлявших старое правительство, более компетентными, принадлежавшими к оппозиции.

    Социальное недовольство теперь оказалось направлено уже против новой власти. У победителей оставался единственный козырь — национализм. Он и был использован с большей или меньшей степени агрессивности. В Закарпатье украинский национализм оказался антирусинским и антивенгерским, что было вызвано причинами исключительно техническими. Кого еще предложишь на роль врага? Как говорится, «ничего личного».

    Увы, история «цветных революций» показала, что ресурс национализма в качестве консолидирующей общество идеологии весьма ограничен. Мартышкины труды великих комбинаторов из-за рубежа.

    На Украине обнаружилось, что, несмотря на полтора десятилетия пропагандистской обработки населения, неприязнь к восточному соседу так и не стала основой для национальной консолидации, да и вообще не помогла жителям Украины осознать себя единым народом. Что, кстати, вполне естественно: нацию формируют не конфликты с соседями, а, в первую очередь, совместные экономические, культурные и политические достижения, которые, порой, приходится отстаивать от внешних врагов. Если этих достижений нет, никакие, даже самые большие дозы ксенофобской пропаганды, единую нацию не создадут.

    На Украине демобилизация масс была осуществлена куда более успешно — ценой всеобщей деморализации и апатии. В итоге, когда Виктор Янукович начал обыгрывать героиню «оранжевой революции» Юлию Тимошенко, у той не было никаких шансов вывести своих сторонников на улицы — не готовы были идти даже те, кто за нее голосовал. Одно дело, скрепя сердце, выбрать того, кого считаешь «меньшим злом», а другое - идти за это зла на баррикады.

    Массовая апатия, безразличие и цинизм, вполне устраивающие нынешнюю украинскую власть и, по большому счету, оппозицию, превратили украинский политический процесс в ряд бессодержательных событий, происходящих в социальном вакууме.

    Однако на самом деле политическая апатия — выраженная гениальной фразой Пушкина «народ безмолвствует» — есть ни что иное, как показатель глубокого отчуждения, разрыва между политической системой и массами. Причем речь идет обо всей политической системе, со всеми ее сегментами — официальными и неофициальными, оппозиционными и проправительственными. Подспудный социальный протест тем временем нарастает, взрывчатый материал накапливается. Переход больших масс людей от апатии к активному возмущению оказывается полнейшим сюрпризом не только для власть имущих, но и для самих масс.

    Поэтому когда все говорят, а где массовые русинские акции в Закарпатье, все уверены, что данное выше объяснение, того что властьи удалось вызвать у народа апатию и деморализацию будет служить доказательстом отсутствия активности у русинов. Но критерии по которым пытались судить експерты о русинском движении 21 века взяты из запыленных сундуков 19 столетия. Русинская активность трансформировалась в другие формы. Свою активность русины проявляют в интернете, в социальных сетях. Вот там украинские власти безсильны применить какие либо меры торможения и угроз русинам . из их стандартного арсенала, выламывания дверей в храмах, обыски в храме, алтаре, домах русинских активистов, изьятие оргтехники из русинских офисов, вызов на допросы в СБУ более двух тысяч русинов и т.д. Люди считают себя русинами, не из-за чегото, а из-за того, что внутри у каждого, а то что внутри ищет и находит русинов везде.
    Вот так и канет в лету нынешняя украинская власть на территории русинов на юг от Карпат, не поняв, что же произошло на самом деле!? Информационную войну русины выигрывают присущими им мирными, правовыми методами. И не только среди русинов, и не только в Украине!
    В конечном счете, крах «цветных революций» был предопределен мировым экономическим спадом. И даже не им самим, а его неизбежными последствиями, которые даже и не сказались еще в полной мере. Правящие круги подвело твердое убеждение в том, что рано или поздно все вернется в исходную точку и продолжится по-старому. На этой вере основано не только обывательское ожидание «конца кризиса», но и поведение власти, на той же основе строятся бизнес-стратегии крупных корпораций и мелких предпринимателей. Хуже того, все планы преобразований и надежды на перемены построены в украинском обществе на той же уверенности, что, по большому счету, ничего не изменилось и не изменится. Но русинское общество ждет перемен!

    Люди, в украинском правительстве выдумывающие стратегии модернизации, твердо уверены, будто можно просто дополнить сегодняшнюю реальность какими-то благотворными усовершенствованиями, после чего жизнь разом изменится к лучшему. Они не понимают, что любые стратегии частичных улучшений, рано или поздно, споткнутся о неизменность системы и потерпят крушение. А за это крушение кому-то придется отвечать. Не сознавая этого, политики убеждены, будто продолжат играть свою роль в новом спектакле, заучив несколько слов исправленного текста. Но обычно всегда происходит "награждение непричастных" в случае победы и "наказание невиновных" в случае поражения.
    И принадлежность к власти или к оппозиции ничего не меняет. Идеал оппозиционеров - совершенно неизменное общество. Только вот с ними самими у власти. Идеалом власти является сохранение того самого порядка вещей, который является идеалом оппозиции.

    Они ошибаются, когда считают, будто после кризиса все вернется на свои места. Дело в том, что этих мест уже давно нет. Необратимые перемены уже происходят или произошли — они просто еще не осознаны. Понимание произошедшего наступает лишь задним числом в виде шока, внезапного прозрения, вызванного совершенно неожиданными, не предсказанными и не обдуманными событиями. Пришло время и необходимость перетряхнуть всю систему. Уже осознана вся глубина собственного технологического отставания и все несовершенство как властных связей, так и общей организации жизни в стране, особенно на стыках государства и бизнеса.

    Политика по-прежнему воспринимается как сумма политтехнологий, манипулятивных мер, предпринимаемых теми или иными заранее известными игроками. Эффективность манипуляций зависит от количества затраченных денег, компетентности менеджеров и масштабов применения административного ресурса. Никакой самостоятельной роли, и даже самостоятельной политической воли для «обывателя» не предполагают ни «технологи», ни сами граждане. До поры единственную альтернативу роли статистов политического цирка русины видели в отказе от участия в нем.
    Попытка украинских властей обеспечить перемены, ничего не меняя, была обречена изначально. Нельзя изменить политический расклад, не затрагивая социальной системы, экономического порядка, статуса государственности территории русинов на юг от Карпат. Там, где общественные противоречия объективно требовали социальной революции или хотя бы структурных реформ, попытались обойтись симуляционными «цветными революциями». Неудивительно, что единственным итогом таких попыток был новый виток дестабилизации, за которым рано или поздно происходит возвращение масс на улицу. Только это уже будут не добродушные и ручные «народные массы», а озлобленная и никому не доверяющая толпа.

    Крах «цветных революций» знаменует не возвращение в прошлое, а, напротив, начало нового гораздо более драматического этапа, демонстрируя, что системные проблемы достигли такой глубины и остроты, что решать их все равно, так или иначе, придется. Вопрос лишь в том, кто и как справится с подобной задачей. На этот счет сегодня нет никакой ясности. Бишкек – это, все-таки, не Петроград. Да и в Петрограде 1917-го мало кто мог предсказать заранее, какой оборот примут события. И, тем не менее, один вывод уже более, чем ясен: кто бы ни пришел к власти, до тех пор, пока не нашли разрешения объективные социальные противоречия, раскалывающие общество, не будет ни спокойствия, ни стабильности. И вывод этот относится не только к Киргизии.

    Прошло время взращивать капитализм - пора вплотную заняться социальными проблемами. Если руководители этого еще не поняли - они самоубийцы. Спокойной жизни им уже не видать!!!

    От многих ускользнуло, а может быть многие не хотят об этом говорить и писать, но заметьте, что в последних событиях в Бишкеке не принимал участие ни один гражданин некоренной национальности. В первую очередь русские. Все сидели по квартирам и ждали, чем все закончится. А ведь там до сих пор проживает значительная доля славянского населения. Это о многом говорит. Такое общество, где значительная часть населения не идентифицирует себя с государством, гражданином которого она являются не имеет будущего. Вероятнее всего в случае, если это было бы по другому, то одна из противоборствующих сторон имела бы право разыграть антирусскую карту. Хорошо, что этого не случилось, только вот ощущуние, что русские там уже являются гражданами второго сорта, не допущенные в политику, власть, бизнес, только усилилось.

    Многие ругают власть за вертикаль, упрекая ее в излишней силе. На самом деле укреплять надо. Последние годы показали, что растаскивать куски научились здорово, прихватизировать гос.собственность можем лучше всех в мире, экономить на лесоохране и прочих "пустяках" можем, только вот отдать под суд виновных не можем. Стесняемся? Получается, как в сказке про вершки и корешки. Самое вкусное олигархам, а все затраты да разгребать государству, то есть налогоплательщикам.

    Вот аудит безопасности всей стране не мешало бы провести, да реальную реформу сельского хозяйства, когда на землю запускаются не "свои" умеющие взять кредит и зацепиться за гос.программу, а реальные профи, вооруженные новыми технологиями.

    Не знаю как это назвать- когда общество не хочет контролировать власть, а власть не хочет служить этому обществу (исключения есть, но их как то мало) .... грустно в общем.
    Интеграционные сценарии для территории русинов на юг от Карпат
    Степень российского влияния на территорию русинов на юг от Карпат принято оценивать по заеложеным мифам о "руке Москвы" в русинском движении, или влияние Москвы через церковь. В последнее время заговорили о концепции Русского мира. Между тем, оставаясь в рамках самоопределения и на стадии международного признания, восстановленной государственности, Республика Подкарпатская Русь с уверенностью выбирает себе союзников, совершенно не считаясь с интересами потенциального стратегического партнера. И даже больше: ЕС через Венгрию предложило для русинов механизм получения международного признания восстановленной государственности с одной стороны, и безвизовый режим для граждан Подкарпатской Руси с ЕС. Не вступая в ЕС Подкарпатская Русь практически интегрируется в ЕС. Никаких подобных инициатив со стороны Украины или России по отношению к четвертому восточнословянскому народу нет.

    Прежняя интеграционная идеология безнадежно устарела, а новой - еще никто не озаботился. Методологической основой обоснования необходимости интеграционных проектов по-прежнему выступают русины в контексте Украины, русины, это украинцы!. За это время изменилась не только Украина, но и территория русинов на юг от Карпат, поменялась и глобальная повестка дня. В Центральной Европе, Венгрия, пытается возглавить процесс строительства новой геоинтеграционной общности, опорным костяком которой могли бы стать страны Вышеградской группы и Подкарпатская Русь.
    Подкарпатская Русь может продолжить работать и в другом интеграционном формате-Карпатском Еврорегионе. Но без галицких областей Украины. Эта задача вполне реализуема, несмотря на наличие разного рода ограничителей. В первую очередь экономического кризиса. Подкарпатская Русь, работает над новой интеграционной идеологией, которая полностью соответствовала новым реалиям региональных и глобальных процессов. Русины прожили с венграми почти тысячу лет, убереглись от монгольского нашествия и полностью сохранили свою древнерусскую идентичность. Венграм нет нужды превращать русинов ни в украинцев, ни в русских. От добра добра не ищут.

    Венгрия, будучи теснее всех прочих связанной с соседом общим историческим прошлым, стремится включить его в своё будущее. Русины сегодня готовы к сближению с Венгрией и воспринимают Венгрию как противовес, прежде всего, галицкому влиянию на территории русинов на юг от Карпат. То что РФ вне игры - это печально. Потому что свято место... Нашлись другие и настроили соответствующим образом свой привлекательный для русинов интеграционный проект.

    Рейтинг: 
    Загрузка...