ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют

Реформа МВД : «Шара объёма не имеет»

    19 сентября 2018 среда
    Аватар пользователя uzhgorod

    Реформа МВД Пропасть между реальной жизнью и её восприятием чиновниками огромна. И дело не в том, что они не знают, как мы живём - просто они уверенны, что так и должно быть. Забор, выстроенный вокруг здания Верховной Рады за ночь, уже давно существует во взаимоотношениях «власть-народ», но именно «подзаборные» депутаты последней формации с присущей им деловитой озабоченностью, азартно его укрепляют. Они даже особо не заморачиваются поддержанием имиджа «слуг народа» Нам всегда обещали светлое будущее, ради которого нужно терпеть мрачное настоящее...

    Однако, следует отдать должное, опыты этой власти достаточно честны: в конечном итоге нам не сулят дворцов, а, оставляя место в чулане, просто обещают сделать его уютнее. И ещё откровенно предупреждают - это для выживших, утешая рассказами о замечательных результатах метода «шоковой терапии», применённого в Польше когда-то в 90-х. Забавная ситуация – вначале больного двадцать лет залечивали до беспамятства «гуманными реформами», а потом, уже ослабевшего и едва живого, решили лупануть током. Авось выживет.

    И тут проблема даже не в методах, а в самих реформаторах. Легко экспериментировать с пенсионной системой человеку, уверенному в своей обеспеченной старости. Или реформировать налоговый и жилищный кодекс, имея за спиной отлаженный бизнес и солидную недвижимость. Богатому украинцу, не отягощенному заботами о собственном выживании, всегда проще заботиться о благе всей страны в целом, призывая жадный и непонятливый народ к затягиванию поясов, выращиванию капусты и любви к лопате.

    У чиновников своё понимание реформ, как правило, сводящихся к получению права более оживлённо насиловать наши кошельки. В этом я ещё раз убедился, наблюдая 7 октября за разговорами о реорганизации милиции в эфире первого национального на ток-шоу Шустер. LIVE. Именно за разговорами, потому что ни обсуждения реформы, ни дискуссии о ней не состоялось. И, слушая выступление инициатора и главного PR-менеджера грядущего реформирования милиции министра внутренних дел Анатолия Владимировича Могилёва, всё отчётливее понимал – реформа, в нашем понимании, не состоится. Её не будет по той простой причине, что изменять милицию с учётом потребностей общества никто не собирается, её просто приспособят для более эффективного использования властью. Причём за наш с вами счёт. Все спичи Анатолия Могилёва сводились к безыскусным пляскам Кисы Воробьянинова «Деньги давай!». Именно в них видит министр нелёгкое милицейское счастье, а заодно сущность и залог успешного реформирования правоохранительной системы, и истово убеждает - повышение зарплат сотрудникам и приобретение современной спецтехники сразу же изменит милицию. Возможно это и так, только вот мы ожидали от реформы не изменения самой милиции, а улучшения её отношения ко всем нам.

    Коррупция и размер зарплаты госслужащих в нашей стране связаны весьма условно. Мздоимство стало национальной забавой и сколько чиновнику не плати, «колядовать» он будет всё равно. Подтверждено таможней, налоговой, судами, администрациями всех уровней, да и самим МВД, которое не зря называют Министерством выколачивания денег. Те же следователи, начальники служб и райотделов, получая приличную по нашим меркам зарплату, зачастую требуют взятки и откупные с ещё большим энтузиазмом, чем действительно полунищие патрульные и участковые. Верит ли кто, что после повышения зарплаты, они откажутся от этого обычая или это только министр у нас такой наивный? Как тут не вспомнить анекдот: сын спрашивает у отца-налоговика: «Каков объём шара?» «Сынок, запомни - шара объёма не имеет» - отвечает отец. Увы, но жизненный опыт свидетельствует, что периодически возникающие у руководства МВД спазмы борьбы за «чистые милицейские руки», приводят исключительно к повышению тарифов на неофициально оказываемые правоохранителями услуги.

    Полагать, что выпотрошенный для нужд МВД бюджет в конечном итоге избавит всех нас от привычного «Деньги давай!» в милицейских кабинетах, было бы откровенной глупостью. Так же, как и считать, что милицейская жадность и жестокость является порождением финансового неблагополучия её сотрудников. «Нищая милиция опасна для общества» - заботливо предупреждают нас милицейские руководители, умалчивая, что голодная милиция опасна ещё и для власти, доводящей до нищенства, как милицию, так и общество. И думается, что предлагаемая Анатолием Могилёвым «реформа», как и проведённое в условиях кризиса увеличение финансирования силовых структур, есть ни что иное, как взятка милиции. Власть наконец-то задумалась о своём будущем, и, поскольку прекращать мародёрство в стране она не собирается, решила это будущее обезопасить, пытаясь купить лояльность силовых структур. Купить за наш с вами счёт, вытягивая деньги из государственного бюджета. В этом главный вопрос – на какие нужды МВД будет расходовать полученные средства? Даже для дилетанта в вопросах охраны общественного порядка является очевидным, что массовое приобретение специальной амуниции для «Беркута» и бронированных «поливалок», необходимо МВД для защиты власти от граждан, а не граждан от преступников.

    К сожалению, реформирование украинской правоохранительной системы, вероятно, пойдёт не по грузинскому варианту использования денежных вливаний для поднятия престижа правоохранителей и становления их взаимопонимания с обществом, а по белорусскому – средства будут затрачены на обеспечение выполнения милицией карательных функций. «За качественный товар всегда нужно платить» - рассуждая о необходимости дополнительного финансирования милиции, вторит Анатолию Могилёву кто-то из депутатов. Разумно сказано, но вот что делать, если товар с гнильцой тебе не нужен а тут ещё и продавец обвесить норовит.

    Причины для такой острой необходимости выделения милиции дополнительного финансового пайка понимают все, но у чиновников принято соблюдать ритуал обоснования своих корыстных поступков исключительно интересами народа, а потому они лгут. Лгут цинично и публично, сознавая безнаказанность своей лжи, но, в тоже время, откровенно не заботясь о достоверности и разумности аргументов, противореча самим себе, полагая, что враньё наделённых властью должно усваиваться нами безоговорочно. Иногда даже создаётся впечатление, что в их головах не просто каша, а каша, уже прошедшая через желудок.

    Неприятно, когда тебя пытаются сделать дураком, но во сто крат неприятнее, когда эти попытки бестолковы и неумелы. У Савика Шустера Министр внутренних дел, озабочено хмуря брови, торжественно заверял, что предполагаемое реформирование подчинённого ему ведомства направлено на укрепление доверия общества к милиции и только мнение народа является для него главной оценкой деятельности подчинённых.

    Но вот что странно - уже через несколько минут, он непринуждённо проигнорировал это самое мнение народа, с саркастической усмешкой выслушивая рассказы жителей села Семиполки о милицейском произволе, оправдывая незаконные действия своих подчинённых, иронизируя над сбивчивыми рассказами очевидцев и опасениями потерпевших повторно быть подвергнутыми насилию. Министра как-то совсем не насторожило то, что все, подчёркиваю - все жители села, как один, выступили против милиции и не сказали о ней ни одного доброго слова. Анатолий Владимирович – вот это и есть общественное мнение о милиции, на которое Вы обещали опираться в своих реформах. Именно это и уж никак не цифра о количестве официальных жалоб, которые вы так привычно порекомендовали писать селянам.

    На ток-шоу общественное мнение обрушивалось на министра со всех сторон и, нужно отдать должное, он сбежал не сразу и пытался отстоять честь мундира МВД. Дело это, понятно, неблагодарное, весомых аргументов тут быть не может, а потому Анатолий Могилёв избрал единственно правильную поведенческую тактику в подобной ситуации – всё отрицать. «Надел броню», как говорят следователи о нежелающем давать показания и упорно отмалчивающемся задержанном.

    Министр заявил, что проблема применения милицией незаконного насилия, конечно, имеет место быть, но картина не столь страшная, а скорее надуманная правозащитниками, которые берут данные о числе пострадавших с потолка. Подобные обвинения в сторону правозащитного сообщества министр высказывает не в первый раз, в том числе и на всю страну с трибуны парламента: «Где заявления от 790 000 тысяч граждан (именно такую цифру называют правозащитники), пострадавших от насилия? Назовите мне их поименно! Я всё время пытался узнать, откуда возникла эта цифра? Она взята с потолка и ничем не оправдана, ни жалобами в прокуратуру, ни нам. У нас в этом году было возбуждено только 78 уголовных дел относительно сотрудников милиции».

    Вот оно - непонимание самой сущности понятия «общественное мнение», которое в мозгах милицейских начальников всех уровней привычно сводится исключительно к цифрам, цифрам и цифрам. Что тут поделаешь - старую собаку тяжело научить новым фокусам. Инерционность мышления и обычай прятаться за привычными оценочными категориями, гирями висят на ногах чиновников силовых структур, не давая возможности сделать им хоть один шаг вперёд, как раньше было модно говорить, «навстречу людям».

    Общественное мнение о насилии в милиции – это не палочки в форме отчёта инспекции по личному составу или статистика прокуратуры о количестве поступивших жалоб. Это результат социологического исследования и, прежде всего, откровенного разговора с людьми, причём разговора, проведённого специалистами со стороны (плакаться на произвол милиции самой милиции занятие, конечно, интересное, но с позиции взаимности весьма сомнительное). И именно с помощью такого опроса добывается 90% социологических данных во всех странах. Опрашивая определённое количество граждан о том или ином явлении, а затем, перенося полученные результаты на весь социум, можно получить довольно объективную картину об этом явлении в масштабах всего государства, поскольку состав респондентов представляет собой мини-модель населения страны. Конечно, определённая статистическая погрешность при этом будет, но, при социологических опросах, она, обычно, связана либо с обтекаемой формулировкой самого вопроса, а здесь вопрос был прям и однозначен, либо с малым количеством опрашиваемых – в данном случае было опрошено 3000 человек, что читается вполне достаточным для репрезентативной выборки. Так что говорить о полученных с потолка цифрах, по крайней мере, не корректно, тем более, что и остальные данные социологического исследования свидетельствуют о масштабности проявлений жестокости в МВД. К примеру, 76% опрошенных заявили о том, что боятся пострадать от пыток в милиции и, наверное, основания для такого страха у них имеются.

    Учитывая это, я с недоумением отнёсся к высказыванию Савика Шустера о том, что на ток-шоу Анатолий Могилёв фактически опроверг данные правозащитников заявив, что за разного рода служебные злоупотребления в этом году в отношении милиции возбуждено только 78 уголовных дел. «800 тысяч и 78 – просто рвёт на порядки, на порядки рвёт» - возмущался министр, стараясь подчёркнуть этими цифрами недостоверность данных Харьковской правозащитной группы. Действительно, «рвёт на порядки» и не знаю, может ли кто из моих соотечественников, пребывая в здравом уме и твёрдой памяти, согласиться с тем, что в 2011 году наши рыцари закона совершили всего 78 нарушений? Подобная цифра как раз и есть наглядным свидетельством несовершенства милицейской статистики и отсутствия в МВД системного подхода к фиксированию случаев применения незаконного насилия.

    Вообще, такое желанное для руководителя МВД общественное мнение о работе милиции, обрушилось на него во время ток-шоу со всей беспощадной откровенностью. 75% из присутствующей аудитории ответили положительно на вопрос, сталкивались ли они с произволом правоохранителей, а 88% высказались за полное обновление милиции Украины. Думаю, Савик Шустер, сомневаясь в достоверности проведённого правозащитниками исследования, всё же не будет пенять на заангажированность участников своего шоу, которые, в своём роде, были общественными экспертами и выразителями общественного мнения. Не удержусь и добавлю, что если процентные результаты опроса зрителей студии Шустер.LIVE пропорционально отобразить в численности населения Украины, то с незаконными действиями милиции, тем или иным образом, имели дело около 33 миллионов наших сограждан, а почти 40 миллионов считают, что милицию необходимо полностью обновить. Тоже есть над чем задуматься, хотя, подчёркиваю - проведённое в студии голосование считать социологическим исследованием, конечно, нельзя.

    Учитывая склонность министра оценивать уровень благополучия в подчинённом ведомстве исключительно с позиций статистики самой же милиции, замечу, что статистика – вещь упрямая, но не более, чем упрямство попыток чиновников трактовать её в выгодном для себя свете. Особенно, когда речь заходит о таком щекотливом вопросе, как жалобы граждан на действия правоохранителей, которые так призывал писать Анатолий Владимирович. Вот, например, прокуратура сообщает, что в прошлом году получила 6817 жалоб граждан на незаконные действия милиции и только 100 (!) из них стали основанием для возбуждения уголовных дел в отношении её сотрудников. Остальные не нашли своего подтверждения и на основании этого делается привычный вывод – данные социологического исследования правозащитников недостоверны. Простите, но это какое-то парадоксальное, извращённое с позиции морали и здравого смысла умозаключение. Что получается – 98 процентов моих соотечественников, жалуясь в прокуратуру на милицию, беззастенчиво врут? Министр внутренних дел и то был менее категоричен, утверждая, что на милицию в своих заявлениях клевещут только 50% граждан Украины.

    О том, как рассматриваются заявления граждан на милицейский произвол и без меня сказано много и нецензурно. Общественное мнение по данному вопросу министр тоже услышал на ток-шоу, когда одна из жительниц села Семиполки на камеру откровенно сказала: «Мы писали жалобы на участкового и в 2009, и в 2010, и в 2011 году. Эти заявления никогда не рассматривались серьёзно. Это и стало причиной гибели майора Симоненко. Потому, что прокуратура, ОВБ должны контролировать работников милиции, они не сделали свою работу и люди вынуждены были оборонять себя. Неоднократно Симоненко нарушал закон и были обращения в прокуратуру, ОВБ…» И, вспоминая высказанное Анатолием Могилёвым недоверие к ранее судимым, поспешно добавила: « Я ни разу не привлекалась к уголовной ответственности и даже к административной, поэтому считать, что я как-то заинтересована в том, чтобы Симоненко был «плохой», нет никаких оснований». Непредсказуемая страна Украина, где у электората на выборах претензий к ранее судимым нет, а у министра есть.

    Да и сообщения граждан на электронную почту ток-шоу, озвученные министру ведущим Петром Магой, это тоже общественное мнение: «Больше всего замечаний по поводу того, почему люди боятся свидетельствовать против милиции и показывать свои лица. Они говорят, что все написанные Вам жалобы возвращаются назад, в руки тому, на кого жалуются. И тогда люди получают по полной программе».

    Подводя итоги, хочется вспомнить ещё один, довольно потрёпанный от частого употребления афоризм, прозвучавший на Шустер.LIVE: «Милиция – это отражение нашего общества». Может когда-то так и было, но в настоящее время украинская милиция это, прежде всего, отражение отношения власти к нашему обществу, а власть и мы - явления совершенно разного толка.

    Пытаясь перекроить государственную структуру, любой реформатор должен определиться в основополагающем – в цели реформирования и ответить себе на простой вопрос: для кого эта реформа, для власти или для народа. Да, прежде всего себе, потому что общество уже научилось чувствовать разницу между пустыми декларациями и реальными намерениями что-то изменить. Денежные инъекции нужны реформе, задуманной в интересах власти, реформа для общества начинается с налаживания сотрудничества и взаимопонимания с этим самым обществом. И, коль так широко анонсируется реформа для народа, то начинать её необходимо не с откачивания денег из наших карманов в карман МВД, а с предоставления нам возможности удостовериться в том, что прежние средства использовались по назначению, а то терзают душу смутные сомнения, когда смотришь на дачи, автомобили и скромный бизнес семей милицейских начальников.

    На ток-шоу министр внутренних дел Грузии, отвечая на вопрос Анатолия Могилёва «Сколько у вас стоила реформа МВД? », спокойно и без изысков объяснил: « Реформа стоила не так уж много денег, сколько стоила энергии, нервов, новых инициатив, нахождения новых людей. И больше потратили энергии, чем денег…. Никаких особенных увеличений бюджета МВД, в связи с реформой, у нас не произошло, потому что по моей практике, я знаю - чтобы создать не коррумпированную полицию, главное не зарплата. Чтобы достичь успеха, главное не финансирование, главное – это создать такие условия, когда сотрудники полиции будут иметь возможность заниматься своими делами, когда они будут защищены социально хотя бы минимально, когда они будут чувствовать, что сами участвуют во всех процессах, реформах, которые проводятся в государстве».

    Руководители украинской милиции, на словах приветствуя подобный опыт Грузии, считают невозможным его применение в нашей стране, аргументируя – в Грузии уволили всех сотрудников полиции и на их место набрали новых, а у нас такое, из-за большой численности личного состава, затратно и невозможно. Ладно, не готово МВД к полному разовому обновлению персонала, но кто мешает обновить наиболее коррумпированные службы и начать хотя бы с подразделений по борьбе с незаконным оборотом наркотиков.

    Декларирование своих доходов и расходов должностными лицам милиции, выборность участковых, рассмотрение жалоб на насилие в милиции независимыми экспертами, отмена платных услуг МВД, устранение милиции от выполнения разрешительных функций (выдача справок о несудимости, разрешений на изготовления печатей), лишение её права контролировать предпринимательскую деятельность, создание независимого милицейского профсоюза, возобновление работы общественных советов и мобильных групп правозащитников по проверке райотделов, участие представителей общественности в аттестации сотрудников милиции, - озвучивать все направления реформы можно очень долго.

    Готово ли руководство государства и МВД начать именно с этого? Увы, но оснований для подобного оптимизма у меня пока нет. Для обсуждения возможности реформирования милиции в интересах общества, на шоу Шустер.LIVE пригласили только одного представителя этого самого общества - правозащитника Андрея Диденко. Но и ему присутствующие депутаты не дали сказать ни слова, привычно заговаривая важную тему надоевшими всем взаимными обвинениями и спорами. Да и сам министр внутренних дел, видимо перепутав ток-шоу с коллегией МВД, после назидательного доклада о необходимости улучшения финансирования милиции, просто покинул студию, не принимая участия в обсуждении. Словоблудие вместо полемики, прожекты вместо дела. Не соответствуют наши чиновники и политики стандартам порядочности, ответственности, интеллигентности. И самое главное – нет у них желания помочь ближнему, даже просто выслушать его, а с барским менталитетом народные реформы не делают.

    Ассоциация УМДПЛ

    Рейтинг: 
    Загрузка...